Культура созидания: Как в Казахстане восстанавливают институт современного искусства

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Фото Жанары Каримовой

В первые 15 лет независимости устоявшаяся с советских времен инертность казахстанской художественной среды регулярно нарушалась направлением критицизма, в котором работали художники демократических взглядов, полностью отвергаемые государственными музеями и институциями. Им удавалось собирать многолюдные выставки, с каждым разом акцентируя на себе все большее внимание алматинских галеристов и республиканских властей. С 1996 по 2003 год в стране работало около 25 частных галерей, которые поддерживали жизнедеятельность среды, несмотря на систематический характер их распада и восстановления.

Художник Руслан Гетманчук в книге Валерии Ибраевой «Искусство Казахстана. Постсоветский период» писал, что первые 15 лет независимости были многообещающей попыткой деконструкции идеологии, отказа от формальных художественных поисков позднесоветской эпохи и радикальных экспериментов с содержанием, которая коренилась на социальных и политических проблемах страны. Но вопреки ожиданиям она не привела к возникновению полноценного института современного искусства, способного самовоспроизводиться и создавать новые поколения художников. 

Причиной этого, по мнению художницы Елены Воробьевой, стал распад галерей, в большей степени формирующих институциональную среду казахстанского современного искусства: «Некоторые создатели этих институций умерли, кто-то переехал заграницу. Случился институциональный провал, и внимание общества полностью сместилось к проблеме материального достатка. Появлялись единицы художников, которые взаимодействовали лишь между собой. Вскоре к ним пришел интерес со стороны заграничных кураторов, которые стали активно вовлекать их в мировое искусство. Внутри же страны эти организующие связи были окончательно разорваны».

Помимо галерей активность художественной среды поддерживал Соросовский центр современного искусства (СЦСИ). По словам художника Виктора Воробьева, постепенно центр консолидировал нонконформистское художественное сообщество и заменил собой советский Союз художников. Куратор и арт-критик Юлия Сорокина рассказала, что со временем произошла инверсия института, когда он начал диктовать условия художникам, которые, по её словам, нередко ограничивали их в высказываниях. «Поэтому, большая часть художников ушла из этого центра. Институт остался, но без художественного ядра он долго не смог бы существовать. Когда институция начинает давить и пытаться быть важнее художника, это всегда ведет к разрыву», - говорит она. Елена Воробьева также вспомнила, что однажды СЦСИ презентовал доклад по развитию казахстанского искусства на следующие 15 лет, куда был включен ориентир по тому, сколько новых имен должно появиться в художественной среде к окончанию этого периода.

Сорокина констатировала, что все эти институциональные неурядицы привели к разрыву поколений в художественной среде: «Как-то все сложилось так, что новое поколение людей ничего не знает о художниках 90-х годов, обо всех наших выставках и нашей вулканической жизни. Где они могут об этом узнать?» Художники, по её словам, старались с возможной регулярностью проводить лекции, рассказывая о своей практике и предметах исследований, но отсутствие постоянного физического пространства делало их частоту спорадической: «Можно действительно утверждать, что последние 10 лет развитию искусства в стране препятствовало отсутствие физического помещения».


Покупка подписки

1 месяц

2500

1875

KZT

Купить

3 месяца

6500

4875

KZT

Купить

12 месяцев

19500

14 625

KZT

Купить