Данияр Садвакасов, Атбасар, специально для Vласти, фото автора

Снег как ежегодная климатическая угроза

Люди, живущие в зоне подтопления в Атбасаре, ждут переселения уже несколько лет

Снег как ежегодная климатическая угроза

На севере и востоке Казахстана есть много мест, где обильный снег воспринимают как угрозу – он означает, что весной жителей ждут подтопления. Атбасар – одно из таких мест. Несколько лет подряд река Жабай, проходящая по нескольким районам Акмолинской области, топит дома атбасарцев. Репортаж Vласти о жизни в «красной зоне».

Жизнь в «красной зоне»

В последний раз разрушительный паводок произошел в Атбасаре в 2017-м. По данным районного акимата, тогда было подтоплено 636 домов, 459 из них признали аварийными. Для пострадавших от паводка жителей в 2017-2018 годах на средства, выделенные из резерва правительства, были построены одиннадцать 45-ти квартирных жилых домов. Но новое жилье получили не все жители «красной зоны» - территории, где расположены дома, подвергающиеся частому подтоплению. Некоторые отказались и остались на своих прежних местах в надежде на то, что подтопления больше не будет, остальные ждут обещанного переселения третий год.

«Мы попали во вторую очередь и ждем строительство 100-квартирных домов. Пока дело двигается плохо. Просили акимат района дать нам сертификат на покупку вторичного жилья, что обошлось бы гораздо дешевле для государства, и выбор у вторичного жилья есть. Однако нам отказали, сказали ждать своей очереди. Не знаю, с чем связаны затруднения со строительством домов. Таких как мы много осталось», - рассказывает пенсионер Владимир Степанов, живущий близ реки Жабай.

На стенах в его доме до сих пор отчетливо видно, до какого уровня поднималась вода в 2017-м.

Владимир Степанов, житель "красной зоны"

«Нас сильно подтопило, когда прорвало дамбу. Вот эта дамба беды нам конечно наделала в 2017 году. Раньше к нам вода тоже приходила, но в дом не заходила. Только в огород, спокойно прошла спокойно ушла, а когда прорвало дамбу она пришла за одну ночь, и не с реки, а вот с лога к реке. Затем через все дома соседей, вода обратно ушла в реку», - говорит Степанов.

По его словам, за ночь уровень воды поднялся на 60-80 сантиметров и дома затопило. «Пол был в воде, фундамент видать потрескался и дал трещины - холоднее намного стало», - рассказывает пенсионер.

«Нам сказали, что администрация района выдаст на ремонт дома 700-800 тысяч тенге. После мы подремонтировали полы, линолеум — вот это все по мелочи. Немного не хватило, конечно. Да и от ремонта не было эффекта, потому что дом стал холодный, трещины снова пошли», - отмечает он.

«В 2017 году в доме была вода от 15 до 20 см. Заявление на жилье мы сразу не подавали, так как приходила комиссия и оценивала ущерб, причиненный наводнением. Затем нам выдавались денежные средства на ремонт в размере 1 миллиона тенге. Её нам хватило, чтоб полностью все восстановить. Мы штукатурили стены, заменили линолеум и т.д. Повезло, что скотину мы не держим», - делятся Юрий и Татьяна Бурмистровы.

У супругов на территории дома имеется небольшой бизнес. Гаражи Юрий Бурмистров использует для ремонта легковых машин.

Юрий Бурмистров

Бурмистровы пытались разделить земельный участок и выкупить территорию, где находятся гаражи, для коммерческих целей.

«Но когда я пошла в акимат района, мне сообщили, что все будет сноситься, включая гаражи, то есть наш бизнес. Новые квартиры выдадут лишь по квадратуре дома, за остальные сооружения на территории никаких возмещений не будет. Получается, из-за того, что администрация не хочет сегментировать участок все будет сноситься, поэтому мы отказались от выделяемой квартиры в пользу нашего бизнеса», - говорит Татьяна Бурмистрова.

«Теперь мы будем оставаться тут до последнего, пока не произойдут серьезные изменения, как 2017 году», - обещает она.

Дорога в "красную зону", февраль 2021 года

Чуть дальше от Бурмистровых на самом краю улицы Макарина проживает семья, которых топило практически каждый год - это Дуничевы. Их соседи давно покинули свои разрушенные дома, а их дом стоит один - около «Майской» плотины, где река весной преподносит свои сюрпризы.

«Первый раз нас затопило в 2005 году, а в 2007 году наш дом рухнул из-за воды, но мы на прежнем месте построили новый дом. В те года для пострадавших от наводнения квартиры не выделяли. Только предоставили землю в конце города в районе старого аэропорта. На новом месте не было проведено электричество и ещё администрация города воду хотела провести лишь через два года. От выделяемой земли мы отказались», - рассказывает Ольга Дуничева.

В 2014 году дом снова затопило и еще раз в 2017-м – как и всех вокруг.

«После всего к нам опять пришла комиссия и сказала делать ремонт на выделенные средства в размере 1 миллиона тенге, сразу не предложили переселяться. Мы не думали, что все дома на нашей улице будут сносить, если знали бы, отказались от ремонта и выбрали переселение. Теперь, получается, всё снесли и только наш один дом оставили. Два года назад мы подали заявку на переселение, но оставлять огород, погреб не очень хочется», - говорит Дуничева.

Ольга Дуничева

Она живет в доме вместе с мамой и супругом, а взрослые дети давно отсюда уехали.

По словам Дуничевых, третий год подряд проезд к их дому заметает снегом и при этом городские власти не спешат расчищать дорогу, им приходится своими силами пробивать путь, чтобы выехать из дома.

Паводкоопасные территории

Атбасарский район – один из наиболее паводкоопасных в республике, отмечает руководитель районного отдела по чрезвычайным ситуациям Ерболат Ашкенов.

Река Жабай в феврале 2021 года

В «красной зоне» расположены не только жилые дома, но и несколько компаний и социальные объекты, в том числе школа-интернат №2 для детей с задержкой психического развития и интеллектуальными нарушениями и две общеобразовательные школы.

Средняя школа №1 дважды за последние годы находилась в зоне подтопления. В 2014 году после павода на ее ремонт из резерва правительства было выделено 132,9 млн. тенге, а в 2017 году школе понадобился новый капитальный ремонт после повторного паводка. В этот раз из резерва правительства на ремонт первого этажа и подвала, а также благоустройство прилегающей территории выделили 117,1 млн. тенге, сообщает Наталья Наймушина, руководитель отдела образования Атбасарского района.

«Каждую весну, чтобы воспрепятствовать прохождению воды на территорию общеобразовательных школ, силами технического персонала, отдела образования района, общественностью города и спасателями, по периметру возводятся временные дамбы из мешкотары. Завозит песок, и приобретает мешки акимат города. Также отделом образования района будет разработано ПСД на установку специальных ограждений на территории средней школы №1 от талой воды», - говорит Наймушина.

Переносить здание школы в другое место не планируют.

Паводки 2017 года

По данным акимата Атбасарсого района, в 2014 году из «красной зоны» было переселено 209 человек, а в 2017 году - 459 человек. Тем не менее в зоне возможного подтопления по-прежнему остается 501 дом, в том числе непосредственно в «красной зоне» - 167 домов.

В акимате утверждают, что, согласно анкетированию, которое провели в 2018-2019 годах, 89% жителей домов «красной зоны» готовы переселиться, остальные – нет. Администрация района разработала проектно-сметную документацию на строительство пяти 100-квартирных жилых домов на общую сумму 6 млрд. тенге. О сроках их строительства акимат пока не сообщает.

И в отделе по ЧС и в акимате говорят о многочисленных мероприятиях по ремонту дамб и «предупреждению угрозы» паводков. Реку Жабай планируется углубить и расширить и таким образом обезопасить Атбасар. Этот проект сейчас проходит государственную экспертизу.

Жителям домов, четвертый год ждущих переселения, остается рассчитывать только на то, что зимы будут не слишком снежными, а река Жабай – не такой суровой. В этом году паводок снова обошел Атбасар стороной.