11260
25 апреля 2024

Паводки в Уральске: «У нас ничего нет, остались только кредиты»

Как ушли под воду дачные сообщества

Паводки в Уральске: «У нас ничего нет, остались только кредиты»

Тамара Вааль, Власть, Уральск, фотографии Киры Прейс и Тамары Вааль

Следом за другими регионами страны, в Западно-Казахстанскую область пришла большая вода. Несмотря на то, что по официальным сводкам 21 апреля уровень реки Жайык в Уральске повысился на 7 сантиметров выше критической точки, всего за пару часов все дачи, расположенные со стороны аэропорта до города, оказались под водой. В предыдущем репортаже Власть рассказывала, как люди пытались спасти свои дома в пригороде, тогда как чиновники бросили силы исключительно на город. На момент написания этого материала, под воду ушли 130 дачных сообществ, но местные чиновники не признают эту территорию городом и заявляют, что Уральск не утонул.

По официальным сводкам силы, брошенные на Уральск, позволяют отбить город. Его не топит. Топит дачи. Их власти не считают, вот только люди утверждают, что их территория уже и есть город. Дело в том, что у местных жителей городская прописка, они ходят на выборы в городскую школу, у них есть городской телефон, подведен газ и другие коммуникации. Всего вокруг Уральска расположено 155 дачных сообществ, в которых проживают более 20 тысяч человек. На момент написания материала затоплено больше 130 массивов, где проживают около 10 тысяч человек.

Дачные сообщества, жители которых отчаянно строили дамбы, укрепляли берега, утром 21 апреля оказались под водой. Поток пришел резко, и люди спасались бегством - некоторым пришлось уже не убегать, а уплывать. Второй дачный район полностью затопило: вдоль дороги виднеются крыши, местами - разрушенные дома. Здесь дежурят патрульные и ходят люди.

«Сначала дамба начала подтекать, потом ее размыло и хлынула вода. Заполнила все минут за сорок. Официально нам объявили об эвакуации еще две недели назад. Но мужчины остались воздвигать дамбу, но она не выдержала - такая большая была скорость потока», - говорит мужчина.

По дороге встречаем семейную пару - Александра и Татьяну. Они тянут лодку, которую взяли в аренду за 8 тысяч тенге в час, чтобы посмотреть, что стало с их домом.

«Первый этаж полностью затопило, второй еще стоит. Нас не было, когда пришла вода, мы же уехали. Живем пока у свекрови. Вчера воды не было, муж ездил, говорит, переживать нечего. А утром приехал, говорит: «Вода идет, хорошо идет, поехали хоть что-то спасать. Но когда мы приехали, было поздно», - вздыхает Татьяна.

Свой дом они строили восемь лет, замораживали строительство, так как Александр попал в аварию и ему требовалась реабилитация. В итоге сегодня у семьи с двумя детьми ни работы, ни дома (техника вся тоже утонула) - только кредитов примерно на 300 тысяч тенге в месяц.

«Власти сначала говорили, что будет вода 7 апреля, потом 10, потом опять пик перенесли. И мы подумали, что это просто вранье», - объясняет женщина.

Чуть дальше за остановкой от солнца спасаются несколько мужчин. Рядом у воды стоят собаки. Почти все они скулят, глядя вдаль.

«Видите - вот этой серый дом, - показывает нам на крышу вдалеке один их мужчин. - У него стены полностью обрушились. Сейчас мой одноклассник хочет спасти крышу. Они взяли проволоку, поплыли туда, чтобы хоть как-то укрепить». Делая паузу он вздыхает: «Никто не верил же, что вода придет. Вчера же сухо было, за одну ночь все…. Дома нет».

Они ничего не делают!

Дачные массивы перетекают одно в другое. Понять, где какое, невозможно, но заехать можно примерные каждые несколько километров, где есть съезды. На всех этих съездах, ближе к воде, все обтянуто красной лентой и дежурят либо полиция, либо спасатели, либо все вместе.

«Был аким, прокурор, все обещали, что нас перевезут. Со вчерашнего дня стоим, до сих пор не перевезли. Как только прокуратура приезжает, они обещают опять, что перевезут, а прокуратура уезжает - говорят: «Мы не подчиняемся никому». Мы со вчерашнего дня здесь ходим, нас не пускают. Нам сказали приехать в 9 утра, и нас пропустят, но до сих пор стоим. Не факт, что сегодня опять проедем, потому что уже вечер и они нас не возьмут. МЧС сказали, что не повезут нас никуда. А у нас там животные», - кричит местная жительница по имени Сауле, когда мы выходим из машины.

На этом повороте - вдалеке, расположены дачные сообщества «Урожайное», «Малиновый сад» и другие. До них, по словам местных, на лодке - не меньше четырех километров. Люди говорят, что спасатели не хотят туда плыть.

«Там животные! Животные у нас там!», - кричит Дмитрий.

«Там еды не осталось просто уже, кормить нечем. Мы хотели забрать, так как не хотят нас туда везти, надо, чтобы кто-то продукты отвез собак покормить. С утра хотели, теперь ЧС-ники говорят, что только людей эвакуируем. Но там никого нет, только животные. Надо вывезти животных», - постоянно повторяет Александр.

К слову - это проблема всех дачных массивов - на каждом повороте бегают десятки собак. Многие воют, некоторые прыгают в воду, пытаясь добраться до своего дома. Их вылавливают и доставляют обратно на берег. Здесь же работает местная ветеринарная станция (их мы будем встречать в разных дачных массивах - В.).

«Мы сейчас собак отловим, отвезем в ветклинику. Всех хозяевам сказали, что их собаки будут там. Можно будет забрать. Мы с собаками ничего не делаем, будем их содержать - может неделю, может дней 10. Пока хозяева не найдут где жить и не заберут собаку», - говорит нам директор городской ветстанции Ерлан Ищанов.

В городском питомнике есть место на 75 животных, На данный момент из затопленных районов привезли около 45 собак. Их будут кормить поить и, как заверяет директор, заботиться, а также выкладывать фото в соцсети, чтобы владельцы нашли своих питомцев.

«Собак, которых не заберут через месяц-два, мы будем стерилизовать, вакцинировать, а потом вернем туда, где их собирали. Убивать и усыплять не будем», - заверяет Иванов.

Пока мы были там, машины с сотрудниками ветстанции приезжали несколько раз, отлавливали собак, загружали в клетки и увозили. Тем временем, люди пытаются попасть на лодки, чтобы доплыть до своих домов.

«Одежду надо взять, вещи. У меня дочка ходит в зимних кроссовках, все вещи на даче», - тут же добавляет Валентина.

Многие здесь стоят, чтобы вывезти животных и достать вещи. Люди признаются, что не хотят ехать в эвакуационные пункты. Кто-то вторую неделю живет в машине, кого-то приютила соседка, кого-то знакомые в городе. Здесь жители также признаются - воду не ждали. Теперь же, когда она пришла, остались без ничего.

«Вон стоят ЧС, не было ничего. Буквально за 15 минут до вашего приезда вытащили лодки, оделись и все встали на берегу. Честно, было только два ЧС-ника, один на лодке сидел, другой рядом - типа старший. А этих всех никого не было. Они появились только 15 минут назад, быстро обмундировались и быстро поставили там три резиновых лодки. Не было никого. Целый день ни одного человека не было. Наверно, услышали, что едете вы, потому что вы приехали», - высказывает нам Сауле.

Стоит отметить, что перед нашим приездом эти дачные массивы посетил министр по ЧС Чингис Аринов. У дороги стояла его машина, а когда журналисты Власти подъехали, глава МЧС как раз отъезжал на лодке от берега. Часть спасателей плыли во второй лодке, другая часть осталась на берегу, чтобы не подпускать близко людей. Однако на их спасательных жилетах можно было увидеть новые, еще не оторванные бирки.

Через некоторое время в воздухе появился вертолет. Аринов на протяжении нескольких часов возвращался к берегу, высаживал из лодки собак и уплывал обратно. Вышел министр из воды после захода солнца.

«Я накануне вам объяснял, что дачные массивы находятся в низине, люди пытались сделать дамбы ручным способом. Но вода накопилась, произошло резкое давление и сегодня резко затопило «Меловые горки». Мы были там и потом сюда переместились. Местное население изначально знало о паводке. Их предупреждали, им говорили, пытались все правильно разъяснить. Но, к сожалению, сейчас мы видим, что некоторые лица пытались остаться на крышах, геройствовать там, где не нужно. Ребята отработали четко, на данном этапе всех жильцов эвакуировали. Завтра с утра еще на постоянной основе будут осуществляться патрули. Большое количество животных осталось, мы будем всех вытаскивать», - говорит нам Аринов, отвечая на вопрос, почему вода в реке Жайык поднялась на семь сантиметров выше критической отметки, а дачные массивы затопило по крыши.

Накануне в интервью, министр, оценивая работу своих подчиненных, сказал, то не хотел бы пока никого хвалить, но считает, что все с работой справляются. Поэтому возникает вопрос, почему сам глава МЧС спасает животных и людей, когда его сотрудники в это время стоят на берегу.

«У меня нет барьера в этом плане. Штаб у меня здесь, он передвижной. То есть никаких проблем. Это для меня наоборот всегда так и было. Я вместе с ребятами», - объяснил свою позицию министр.

Меловые горки: «Нам не должны были давать эти места для строительства»

«Меловые горки» расположены в совершенно другой части города от «1», «2» и «3» дачных массивов. Район получил свое название из-за завода по производству извести, расположенного на вершине. В низине, вдоль поймы реки Урал проживают сотни человек.

«В 1994 году точно такая же история была. Так же сильно, все под крышу у нас было. Говорят, что город не топит, но как не топит? Это же Уральск. Изначально все неправильно. Нам не должны были давать эти места для строительства», - считает Галина.

Женщине 80 лет, в отличие от многих, в районе «Меловых горок» в обществе «Комарово» у нее именно дача, а не дом. Но даже её маленький домик, говорит она, сил восстановить уже нет.

«Я приезжала до паводка, благо мне парни здесь помогли, подняли матрасы, паласы. Даже не знаю, не представляю, как теперь все восстанавливать. Моему мужу 86 лет, он уже ничего не может», - вздыхает Галина.

Чуть дальше расположено дачное сообщество «Стеновик». Здесь 140 домов, 700-800 человек живут круглый год. Подъезжая, мы видим десятки людей, полицию и крыши затопленных домов. Как и в других местах, мужчины эвакуировали женщин и детей, а сами возводили дамбы. Причем, именно местная дамба выдержала. Вода пришла с другой стороны. Поэтому теперь люди вместе с прокурором и акимом Зачаганского поселкового округа пытаются понять, что им теперь делать.

«Раньше здесь было садовое общество, потом они (чиновники - В.) изменили акты, и мы строили жилье. Я сам лично в феврале закончил строить дом, он уже затоплен. Три года я вкладывался. И таких людей здесь много. У нас на руках ничего нет, остались только кредиты. А как мы будем кредит сейчас платить? Жить негде. Как дальше жить? У меня пятеро детей, мне квартиру никто не сдает, когда об этом говорю», - говорит мужчина.

«Столько труда…. Ситуация в том, что лет 5-7 назад нам выдали акты на землю, акты на строительство, дали разрешение, иначе здесь бы никто не строился, никто бы не проводил газ. А у нас же есть разрешения на все. А в данный момент нам говорят: а зачем вы здесь покупали (землю - В.)? Если бы у нас была возможность, мы бы здесь не жили», - заявляет председатель дачного сообщества «Стеновик» Амандык Жумаш.

Таких историй здесь много. Людям дали возможность построиться, они построились. Живут, работают, платят кредиты. А теперь из-за воды остались ни с чем. Глава поселкового округа Айткали Аубекеров в свою очередь, передает людям информацию из вышестоящих госорганов - помощь будет оказана. Как минимум, 100 МРП - это 369 200 тенге.

«Алгоритм еще не готов, на сегодняшний день он мне неизвестен. Будет комиссия, она решит по вопросу разрушенных домов», – заверил Аубекеров.

Позиция акимата Уральска

Встречи с чиновниками из местного акимата пришлось ждать несколько дней. Заместитель акима Уральска Жандос Дуйсенгалиев долго рассказывал, какая работа проделана для защиты, сколько техники и людей было задействовано, и даже углубился в историю города. Что касается дачных массивов, он уверенно заявил: «Многие дачные сообщества находятся на краю. Например, «Венера» и «Речник», там очень активные жители. Но мы со стороны местного органа максимально помогаем».

После нескольких вопросов он признался, что помогать дачникам стали не сразу. Потому что если бы силы бросили туда, не успели бы с дамбами вокруг самого Уральска. А как только силы высвободились, тогда помощь и была отправлена. Но, в большинстве своем, было уже поздно.

«У нас осталось несколько дач, которые еще держатся. Это «Венера», «Речник», «Восход», еще в районе «Самал» тоже держатся», - перечислил Дуйсенгалиев.

Всего вокруг Уральска и на приграничных к городу территориях расположено 155 дачных сообществ. Проживают на них 20 тысяч человек, но половина этого населения - на возвышенности и вода им не угрожает. В опасной зоне 10 тысяч человек. 130 сообществ уже затоплено. Но как им выдавать компенсации, на момент нашего интервью (оно записано 22 апреля), в акимате еще не знали. Поэтому, объяснил замакима, люди могут подавать заявления на возмещение ущерба, но как только из правительства будет информация, тогда акимат и скажет - построят населению новые дома или нет.

Жандос Дуйсенгалиев

«Сейчас, во-первых, нет правил. Во-вторых, чтобы комиссия выехала и посмотрела по факту, не представляется возможным. Потому что мы не можем подвергать опасности наших специалистов», - подчеркнул Дуйсенгалиев.

Все обследования будут делаться не раньше середины мая, когда, по ожиданиям акимата, вода уйдет обратно в русло реки. Пока же жителям затопленных домов нужно набраться терпения и ждать.

Жизнь в эвакопункте

Из-за режима ЧС детей и студентов перевели на дистанционное обучение, поэтому в общежитиях, собственно, и появились комнаты. По данным замакима Арсена Губашева, всего по городу открыто 15 эвакопунктов, из которых работают 10. В них размещены 2 326 человек, из них свыше 900 детей.

«В первую волну паводка мы всех разместили в спортивных залах, домах культуры. После того, как перевели студентов на онлайн-обучение, появились места в общежитиях», - рассказывает Губашев.

Все люди, заверяет замакима, получают необходимую помощь - дети обеспечены ноутбуками для обучения, для дошкольников открыты образовательные мини-группы. Также обеспечивается безопасность - двери закрываются в 23:00. Другой вопрос - сколько людям придется здесь находиться. Как заверяет замакима - столько, сколько нужно.

Один из таких эвакопунктов расположен в спортзале при школе высшего спортивного мастерства. Здесь развернуто 200 коек: 193 - в общем зале и семь - в изоляторе, на случай заболеваний. В холле стоит импровизированная регистратура, здесь людей записывают, а также осматривает врач. Вместе с нами заходит женщина с четырьмя детьми, она спрашивает, может ли она остаться, но ей говорят, что мест нет.

«В нашем эвакопункте сейчас 183 человека, в том числе 58 детей. 125 взрослых, 22 пенсионера, 6 многодетных и 8 инвалидов. Первый поток у нас был с 9 по 15 апреля, потом нас закрыли, а второй поток пошел с 15 числа», - рассказывает методист.

Изоляторы для больных находятся на первом этаже, в них - пусто. На втором - спортзал, заставленный кроватями. В углу постелены маты, на которых лежат дети, рядом - столы с бумагой и карандашами. Зал условно поделен пополам: с одной стороны женщины, с другой - мужчины.

«Я из района «Телецентр». Наши мужчины 25 дней бились, делали дамбы, но 20-21 апреля их прорвало. Говорят, вода там сейчас до плеч», - рассказывает нам Карлыгаш.

Женщину эвакуировали заранее, здесь она уже неделю.

«Мы - самые первые. Нас предупреждали, но мы оставались там, но 15 числа уже строго проверяли кто и где», - продолжает рассказ женщина.

«Нам идти некуда. Пока вода держится, дай бог, не будет ничего, вернёмся в «Венеру», - подходит к нам Жансулу.

Она из района «Речник» и «Венера», где местные жители продолжают сдерживать воду.

«Не знаю, покажет время (что будет - В.). Идти некуда, у родственников своих детей полным полно», - вторит ей Карлыгаш.

«Начальство должно решать, чтобы быстрее устроить тех, кого затопило. Нас пока не затопило, поэтому мы молчим», - добавляет Жансулу.

«Мы сидим и думаем как будет дальше. По-разному говорят, но (чиновники - В.) сказали ажиотаж не создавать, всё будет нормально. Говорят, в 10-м микрорайоне построят (новые дома - прим. В). Мы готовы переехать, если нам нормальные квартиры дадут, а не малюсенькие. Но люди, в основном, все хотят съехать домой - построиться на своих местах. В новое (жилье - В.) мало кто хочет. Люди не верят, что им построят, хотят сами построиться. Многие так говорят. Но государство сказало, что хочет полностью закрыть дачные участки. Но там не смогут выгнать людей», - считает Карлыгаш.

«Речник» стоит

23 апреля в «Речнике», о котором мы подробно рассказывали в этом репортаже, обстановка поменялась. Мы видим там подтопленные дома, кое-где есть вода.

«А мы еще работаем. Это грунтовка просачивается, вылезает наружу, - говорит председатель дачного сообщества Оксана Митрясова. -Водичка падать начала». В ее голосе чувствуется облегчение.

Местных жителей не видно, они, по словам председателя, работали всю ночь, сейчас отдыхают. Возможность отдохнуть появилась после того, как в «Речник» стали приезжать на помощь солдаты.

«Каждый день по 150-300 человек бывает. Всех надо кормить, чтобы голодными не были», - говорит сестра Оксаны Ирина.

«Четвертый день из разных регионов едут. Сегодня из Семея. Министр по ЧС хочет со мной встретиться. Он должен был приехать, что-то нет до сих пор», - добавляет Оксана.

Грунтовые воды появились в районе уже пару дней назад. И этой воды становится больше - в близлежащих домах затопило септики, туалеты, колодцы и погреба. Но это, считает Митрясова, не страшно, потому что как только Урал пойдет на спад, грунтовые воды тоже уйдут: «Мы все вымотались уже, 25 сутки держимся, сколько можно уже? Как на войне. Но мы не сдаемся».