7174
21 апреля 2024
Тамара Вааль, Уральск. Фото автора и Киры Прейс

Люди против воды

Как Западный Казахстан готовится ко второй волне паводка

Люди против воды

Режим чрезвычайной ситуации в Уральске ввели еще в конце марта – тогда в регион пришла первая волна паводка, затопившая дачные массивы. Сейчас в регионе ждут вторую волну паводка: вода идет по Жайыку и в Уральске тревожно следят за сводками о подъеме уровня рек.

Уральск окружают дачи и, как оказалось, их жители сами вынуждены встать на борьбу со стихией, потому что местные власти сосредоточили усилия на защите города и приграничной зоны в районе «Байтерек».

«Речник» против реки

Дачный массив «Речник» находится в районе «Мясокомбината». Комбинат здесь развалился вместе с Советским Союзом и на его месте осталось лишь здание. Вокруг остались люди - различные дачные сообщества. Одно из них - самое ближайшее к реке Жайык - «Затон Чапаево». Здесь 190 домов, в 143 из которых люди живут круглый год - это их единственное место жительства.

Через разбитые улицы мы подъезжаем к реке. Перед нами простирается вышедшая из русла и уже разлившаяся до дороги вода. Но путь ей преграждает огромная дамба, которая поражает своими масштабами - ее конца не видно, а высотой она больше двух метров.

«Власть сказала нам - вы дачники, помощи вам не будет. Вы должны рано или поздно утонуть». А как мы бросим все это? Это наши дома! Кто это будет делать, если не мы - люди простые? Мы начали сами делать. Сложились деньгами. Поняли, что сил не хватит, техники нет, начали привлекать людей, волонтеров, благодаря им мы все это», - говорит местная жительница Ирина.

На небольшом пустыре возле и вдоль дамбы - десятки людей. Местных жителей здесь не так много. Когда вода начала подступать, председатель дачного сообщества Оксана Митрясова, кинула клич соседям о том, что надо спасаться. Детей и людей с особыми потребностями эвакуировали, а сами, первые 40 человек, остались и приступили к работе.

Сначала дамба была маленькая и невысокая, сил и денег, которые жильцы дали по принципу «кто сколько сможет», не хватало. В каком то-момент Оксана начала плакать от бессилия и решила записать видео в соцсети.

«Мне в какой-то момент стало обидно. Я расплакалась - почему нам никто не помогает? Что мы сделаем 40 человек, кричала здесь. На следующий день после видео появились сто человек, начали приходить люди: «Где Оксана? Где Оксана? Мы к вам на помощь». Я обрадовалась - наконец-то нас боженька услышал», - говорит женщина.

Через социальные сети люди услышали людей. По словам Оксаны, ежедневно на помощь приходят десятки людей, иногда одновременно работают по 350 человек. В итоге, за 20 дней работы, которая идет практически без перерыва, небольшая дамба превратилась в массивное укрепление - около 4 километров в длину и больше двух метров в высоту.

«Около 4 километров от нас до Венеры. Одно общество сюда шло, мы к ним - встречно. С дрона хорошо видно нашу дамбу и мы, как муравьи ползаем - классно», - смеется Митрясова.

На вопрос, почему не реагирует местная власть и не помогает, к разговору присоединяется местных житель Жангали.

«Власти не нужны мы, им нужно город спасать, до дач им дела нет. Мы как 13-й район, видели? Хотели пушкой взорвать. А нас хотят утопить», - говорит он.

Сам мужчина живет здесь около 12 лет, переехал из Жангалинского района, как и его односельчанин Самат.

«Люди сюда почему приехали? Потому что раньше все жили в поселках, у нас была работа, дом, детские сады, школы. При Назарбаеве все закрыли, совхозов нет, сельское хозяйство не надо - сказали, мы сюда приехали - работать. На квартиру денег нет, покупали дачи, брошеные были. Строили и жили. Здесь хоть какая-то работа есть - тележки на базаре таскать, а в поселке нету. Вот так люди вынужденно приехали и заселились. Никто не виноват, государство так сделало», - констатирует он.

«Власть знает, здесь у нас общество, еще дальше есть общество. Власть знает, что здесь люди живут. Но они говорят: «Вас сюда никто не звал строиться». Но мы не от хорошей жизни сюда пришли. У нас нет широких карманов, чтобы мы могли в центре купить или построить жилье. Все едут сюда из поселков, потому что нет работы, негде учить детей - едут вынуждено. Едем, живем. Пытаемся как-то жить. Ну вот видите какая ситуация с водой. Мы конечно обороняемся до последнего. Что будет - то будет. Утонем - утонем, нет, значит выстоим», - вторит ему Ирина.

Видео с местными жителями и история о том, как они собственными силами защищают свои дома - разлетелось в Инстаграм и ТикТок. На зов откликнулись не только жители Уральска и волонтеры, но и люди из других регионов страны. Оксана рассказывает, что сегодня на строительство дамбы приехали люди из Алматы, Актобе, Семея, Атырау и Шымкента.

Жарас и Али (они просят их не фотографировать) - молодые парни из Шымкента. Один работает сварщиком, другой - продавцом. Когда увидели крик о помощи, не раздумывая собрали вещи и взяли билет в один конец.

«Я увидел в Инстаграм воду, которая идет, как люди делают дамбу и противостоят воде. Вода все у нас заберет. Поэтому надо пахать, надо помогать людям. Поэтому мы и приехали. Приехали за свой счет, мы здесь уже два дня. Снимаем квартиру, куда пойдем ночевать сегодня - не знаю. Но будем здесь помогать», - заверяет Жарас.

Куанышбек Кожебек тоже из Шымкента, ему 51 год, работает на частных подрядах. Дома у него четыре дочери и сын. Мужчина увидел эту историю в ТикТок. Тоже долго не раздумывал. Обратился к друзьям, но из-за отсутствия денег они не смогли приехать на помощь, но скинулись мужчине на билет и дорогу. 16 апреля утром он оказался в Уральске.

Наравне со всеми здесь работают и местные школьники. Из-за режима ЧС их перевели на дистанционное обучение, которое они «прогуливают». Однако признаются, что учителя понимают причины и не ругают. Более того, после уроков и педагоги тоже приходят на дамбу помогать.

«Я учусь в 11 классе. Учеба онлайн, но мы здесь пропадаем. Это важнее же. Мы сюда приходим к 10 утра и домой возвращаемся в 10 вечера - умываемся, делаем домашнюю работу и ложимся спать. И на следующий день опять по кругу. Вот так уже неделю живем», - улыбается выпускник Ернур.

Пока мы разговариваем, на пустырь с импровизированной кухней приезжают еще люди - они достают казан и заготовки для плова и дрова. Это Асылбек и Фархат. Они повары в кафе Уральска на вокзале. В город приехали на заработки, но сейчас, говорят, не время думать о себе, нужно объединяться и помогать - кто чем сможет, чтобы остановить большую воду.

«Мы как и все, узнали через Инстаграм, что нужна помощь. Владелец кафе дал продукты и разрешил приехать сюда. Вчера мы готовили в другом поселке, сегодня будем готовить здесь. Привезли на плов 15 килограммов риса. Мы с Фархатом будем готовить, а четверо моих помощников-поваров - помогать строить дамбу», - рассказывает нам Асылбек.

На вопрос, для чего это нужно гражданам другой страны, которые приехали на заработки удивленно отвечает: «Мы же не другие люди. Мы - все вместе. Как не помочь? Если здесь живем, отсюда хлеб и соль кушаем, зарабатываем здесь, как не помочь? Каждый должен так делать. Нельзя отделять нации. Мы все тюркоязычные - хоть русские, хоть казахи, хоть узбеки. Все местные, живем все в Уральске, значит будем защищать, как свой народ».

Ради справедливости стоит признать, что местные власти все же отреагировали. Если люди начали строить дамбу с 27 марта, то 18 апреля к ним привезли на помощь 90 сотрудников МЧС из Караганды и несколько тракторов.

«Сейчас уже работать начали. Акимат подключился со вчерашнего дня», - отмечает Оксана.

Женщина со слезами на глазах говорит о том, как благодарна волонтерам, бизнесменам, местным и приезжим людям, которые приехали помогать спасать, казалось бы, маленький дачный массив от реки Жайык. Если бы не они «Речник» ушел бы под воду еще несколько дней назад. А в какой-то момент разговора мимолетно она бросает - сложно было работать в дождь, потому что погреться негде - палатки нет. Совпадение? Но уже через короткое время к женщине подошли волонтеры и сказали, что скоро привезут палатку.

«Мне муж говорит - ты скоро упадешь. Я говорю - нет, отстоим. 13-е сутки детей родных не вижу. Детям говорю: «Давайте сначала отобьемся, потом поедем гулять».

На первом рубеже

В 60 километрах от Уральска и 20 километрах от границы с Россией находится поселок Январцево, в котором в 383 домах живут 1203 человека. Именно здесь встречают первую воду, которая дальше по реке Жайык идет в Уральск. Об этом населенному пункте местные власти позаботились, поэтому и работа здесь идет масштабно - люди и техника не останавливаются ни на минуту.

Первое, что мы видим, заехав в поселок - широкую и высокую дамбу - ее высота, на вид, не менее 4-5 метров. Главный за возведение - руководитель управления энергетики и водоснабжения города Алматы Талгат Малыбаев.

«Если откроете карту и посмотрите, мы с вами находимся здесь. Вот - старая дамба, которая была, вот - островок, вот - русло реки, видите? Получается, вот здесь, практически с Кирсаново (поселок в 4 километрах от границы с РФ и в 15 километрах от Январцево), видите как пойма реки идёт? Это - основная опорная дамба, которую мы строим. Мы её сейчас уже заканчиваем, в принципе до вечера закончим. Это первая основная дамба», - объясняет Малыбаев.

Дальше за поворотом еще одна дамба - более масштабная по своим размерам. Ее длина около 6 километров. Чтобы минимизировать подмыв водой, так как укрепление сделано на скорую руку, его застилают геотекстилем, ширина которого 4-5 метров и который, в отличие от обычного полиэтилена, не рвется.

Малыбаев говорит, что 225 единиц техники и более 300 человек прибыли в Январцево 16 апреля из Алматы по поручению премьер-министра. С тех пор работают практически круглые сутки. В итоге вместе с местными жителями и солдатами возвели почти 7 километров дамбы высотой от 3 до 7 метров.

«Дамба сама по себе - очень сложное гидротехническое сооружение, для которого делается проект, идет послойная утрамбовка, там есть порядка 10 видов материала, который трамбуется. Сейчас же, в экстренной ситуации мы делаем дамбу из чего есть. Но при всём при этом мы стараемся технологию соблюдать, но здесь важна скорость работы», - объясняет Малыбаев.

Он добавляет: «Мы делаем все, чтобы предотвратить затопление. Нам все помогают, акимат - питанием, ГСМ, проживанием. Вон - ребята военные стелят геотекстиль, местные жители - тоже кормят, привозят пирожки, термосы с чаем».

Дальше по дамбе работают солдаты, они стелят геотекстиль. Часть из них разворашивают материал, стоя на самом верху, часть - в воде. Эти ребята приехали в Январцево 12 апреля из воинской части 52859 в Караганде. Их 65 человек.

«С марта мы были в Акмолинской области, в Карагандинской, Костанайской. Сейчас одна группа осталась в Костанае. У нас уже есть опыт не только по возведению дам. Мы откачивали воду из жилых домов, помогали в эвакуации населения, укрепляли дамбы мешковатой с инертными материалами. Теперь будем помогать здесь до получения следующего приказа», - говорит командир спасательной роты Диас Малгашдаров.

Диасу Аскарову всего 19 лет. После учебы добровольно пошел в войска МЧС, служит уже 11 месяцев. И он почти не проводит времени в воинской части, потому что зимой солдаты помогают вытаскивать машины и спасать людей с заснеженных трасс, осенью работают на пожарах, весной - на паводках. Работают они посменно - с 7 утра до 7 вечера с перерывом на обед. Живут в местной школе-интернате.

«Я ради этого пришел в МЧС. Пришел сам, как только объявили призыв. 25 мая уже домой. Хочется вернуться (Диас из Алматы) и рассказать родным, чем мы занимались, много работы сделали за год. Сейчас думаю - на гражданке остаться либо идти по контракту служить в МЧС. Хочется людей спасать. Когда они благодарят - это всегда мотивация. Вы не представляете, сколько людей нам благодарны», - рассказывает солдат.

Жители села Январцево не остаются в стороне. Они наравне с солдатами, акиматом и спасателями помогают в строительстве дамбы.

«Все по очереди, кто работает - после обеда освобождаются и все приходят на помощь», - говорит местная жительница Жаналсын.

«С 27 марта так работаем. Сначала же посёлок у нас затопило, там люди работали. Потом, когда уже начал Урал разливаться, туда перешли. Каждый день трудимся, да. Пенсионеры даже работают, никто не отказывается», - добавляет Жанас.

Никто из местных жителей не стал эвакуироваться, все решили остаться и помогать.

«Мы возим солдатам горячий чай. И не только мы, рядом живущие бабушки угощают их. В общем всё слажено, всё дружно у нас», - улыбается Жанас.

«Они меня уже мамой зовут, говорят: «Вон мама едет». Не только я, учителя после занятий тоже едут все сюда. Аким у нас вообще с первых дней прямо тут, он даже ночует здесь, мне кажется. Без внимания нас не оставляют. Все, кто как может так и помогает. Всё сплочённо, всё дружно», - заверяет Жаналсын, добавляя, что она на пенсии, но работает в госучреждении по охране лесов и животного мира, а в соседнем поселке Кирсаново лесники спасают зверей.

Едем дальше - в местный оперштаб, который расположен при акимате сельского округа. Само здание акимата - маленький одноэтажный домик. Идентифицировать его можно только по флагу, развевающемуся на крыше. Возле забора - мешки, инертные материалы и пленка - все, что нужно для укладки дамбы. Акима в здании нет. Сотрудница акимата звонит водителю, который и привозит главу поселка в течение нескольких минут.

«Наш поселок - самый первый на пути Урала со стороны России. Соответственно, этот паводок - волна приходит сначала в Январцево, и уже отсюда идет сводка в Уральск. Здесь идет самая большая работа, потому что от реки до самого крайнего дома всего 100 метров», - говорит аким Аблай Исмаилов.

Он вспоминает, если сравнивать уровень Жайыка с 1994 годом, когда было последнее наводнение, то он уже выше на 50 сантиметров. Тогда вода подходила к домам, но не затопила их. Сегодня - угроза серьёзная.

«9-9,5 метров дамба выдержит. В данное время идет работа по усилению. До 9,5 метров - это нормально, это тот уровень, который прогнозируется по собственным расчётам. Сейчас уровень 8,83 метра», - приводит данные аким.

Пока речи об эвакуации местного населения не идет. Все работают по укреплению. Но, отмечает Исмаилов, если вода поднимется еще, есть договоренность с местной нефтяной компанией, которая поможет вывезти и разместить людей.

На границе с Оренбургской областью

Самая крайняя точка Западно-Казахстанской области с этой стороны - село Кирсаново. От него до границы с Оренбургской областью - 4 километра. Здесь, как и в Январцево, работает техника, которой возят землю и укрепляют дамбы. Тут же встречаем акима района «Байтерек» Марата Токжанова.

«Основная опасность там была, закрыли. И здесь. Этот дом на списание пустили. Бесполезно спасать, новый построим, другого варианта нет», - говорит нам глава района.

Первая волна воды, которая уже пришла из Оренбурга, подняла уровень реки Жайык за двое суток на 88 сантиметров - почти до 9 метров. Дамба, которую построили в Январцево, максимально может удержать 12,5 метров. Так что, подчеркивает глава района, «запас еще есть». Два самых больших наводнения в регионе были в 1994 и 1942 году, и вот уровень 1994 года уже пройден.

«В 1942 году уровень воды был 932 см, мы сейчас подходим к этой отметке. Здесь же дамбы никогда не было. Когда-то строили, но они уже осели. Поэтому проблемы. И Жайык обмелел, мало воды приходит, он мельчает. Поэтому сейчас огромная сила воды идет, река чистится и дорогу себе пробивает. У природы сейчас идёт мощная чистка. Когда Жайык будет глубоким, вода не будет из русла выходить», - считает Токжанов.

Марат Токжанов

Пока же, вода в Уральск может прийти, но основной удар придется на Январцево. Как показывает практика, отсюда до города поток идет от полутора до двух дней.

«Уральск не утонет, основной удар придется на Январцево, поэтому там силы и укрепляем. А если здесь дамбы не будет - все прорвет, поселок затопит, все подряд», - говорит глава района.

Пока одни спасают села и город от воды, другие, такие как Талгат Ильясов, вместе со своими сотрудниками спасают животных. Талгат - директор местного госучреждения по охране лесов и животного мира. С момента разлива Жайыка, эти шесть человек каждый день выезжают на резиновых лодках, на веслах в затопленные леса, чтобы вывезти замёрзших и обессиленных косуль.

«Мы только на резиновых лодках плаваем. В Кирсаново у нас 6 лесников. И все ездят спасают животных. Это - спасенные животные, вот молоком поят, выхаживают. Они сами лезут в лодку и лежат смирно, не брыкаются, они чувствуют, что их приехали спасать. Сами в лодку прыгают, не боятся человека», - рассказывает Ильясов, показывая фото и видео в своем телефоне.

Пока егери плавают только по близлежащей территории. Чтобы заплывать дальше, нужны моторные лодки. Таких пока нет, но их обещали прислать.

«Я не думаю, что сотни животных погибли, потому что вода не пришла внезапно. У животных есть инстинкт самосохранения, они уходят на возвышенности. Я давно заметил, ночью когда возвращался, зайцы толпами перебегали через трассу в сторону степи. Они тоже чувствуют приближение воды. А кабаны вообще умные, более приспособленные, я сам неоднократно видел, как они с маленькими поросятами семьями переплывали через Урал весной. Они однозначно выплывут. А вот косуль надо спасать. Они гибнут, в основном, от переохлаждения, они более нежные, не особо приспособленные. Они увидели островок, могут там стоять и ждать помощи», - объясняет мужчина.

Только за последние несколько дней егери вывезли на сушу больше 15 косуль. Теперь, возможно, количество спасенных животных увеличится, потому что когда мы возвращались обратно в город, в Кирсаново завозили две моторные лодки.

Обратно на дачи

Практически со всех сторон вокруг Уральска расположены дачи. И там, где побывали мы - везде люди спасаются своими силами. Первые дачные поселки начинаются со стороны аэропорта. Первый дачный поселок уже под водой - его спасти не удалось. Здесь дежурят полицейские и спасатели. Первые, чтобы никто не зашел на территорию, вторые - готовы возить людей к домам либо забрать животных, либо их покормить.

По другую сторону дороги - часть дач тоже уже под водой. Чуть дальше в сторону города, вода еще не дошла, повсюду - насыпи из земли и мешков с инертными материалами.

«Мешки мы сами покупаем, ну и волонтеры помогают. Сейчас очень много волонтеров, которые находят деньги, покупают мешки, привозят пленку. Еще нам помогали медийные персоны, КВН-щики, певцы», - говорят местные жители.

«Сначала начали постепенно приходить талые воды, мы тогда насторожились и начали понимать, что может быть паводок. Бросились строить дамбы своими силами, но было понятно, что мы не справимся. Тогда подключились волонтеры, они начали требовать от акимата и ДЧС технику. И вот три дня назад нам дали один КАМАЗ», - показывает нам сооружению дамбу Руслан.

Дачные массивы по этой дороге сменяют один другой - Автодорожник, Колос, Энергетик…. Внизу дороги видим большую палатку и не меньше сотни людей. Одни - присели отдохнуть и пообедать, другие - набирают мешки с песком, которые увозят за дома - в сторону разлившейся реки. Укреплять дамбу. Это - дачное сообщество Виктория, а за ним - Елочка.

«Я уже несколько дней выезжаю в разные дачные массивы помогать волонтерам и местным жителям. И практически нигде не видел представителей акимата. Акимат все силы бросил на защиту города, а здесь их нет. А ведь на дачных массивах круглогодично проживают около 15 тысяч человек. И эти люди борются за свои дома, потому что понимают, что в случае затопления компенсации, как таковой, не добьются - им ждать нечего. Вряд ли им дадут другое жилье», - говорит директор дворца искусств «Атамекен» Бауыржан Халлиолла.

Халиолла принципиально не согласен, что нынешний паводок - это стихия. Он убежден, всему виной бездействие власти, потому что «Казгидромет» еще в декабре предупреждал о том, что произойдет весной. Но никто ничего не сделал и даже не предпринимал попыток подготовиться.

«Я не видел, чтобы власти что-то делали - реку не чистили, лед не взрывали, ледяные заторы не убирали. У нас на Чаган и Деркуле затопило жилые массивы именно потому, что образовались ледяные заторы. Нет, лед конечно, взрывали, но в феврале, когда были морозы. А нужно было это делать в начале весны», - утверждает мужчина.

По его мнению, один из главных уроков, который должны вынеси власти из этого паводка - это ответственность. И ответственность должна быть не только на бумаге.

«Ответственность должностных лиц должна быть не просто, когда президент сделал выговоры или объявил неполное служебное соответствие и все. Все это должно перерастать в реальную ответственность, чтобы эти люди уходили. Вот, например, первый вице-премьер Роман Скляр. Сколько у него было выговоров? Три? Но он до сих пор остается на месте. А они должны уходить и освобождать место другим», - убежден Халиолла.

Ботагоз Туребекова помогает здесь в палатке с едой - готовит и раздает волонтерам, ее муж - на передовой, строит дамбу.

«Мы всем народом пытаемся сохранить наши дома. Все нажитое, до последнего держимся и будем держаться. Надеюсь, удержим воду. Как и многие люди, мы сюда не от хорошей жизни переехали. Мы приехали за лучшей жизнью. Многим не по карману купить дома или квартиры, поэтому приходится покупать недорогие дачи и потихоньку строиться. У нас на глазах под воду ушло соседнее сообщество. И очень тяжело осознавать, что ты ничего не можешь сделать. Очень тяжело видеть. Мы стояли и плакали», - говорит женщина.

Вода пришла в начале недели, сначала маленькими ручейками, и всего за 2-3 часа затопило по пояс. А на утро от дачного массива остались только крыши. Ботагоз говорит - кто-то успел вывезти технику, кто-то нет. Все ушло под воду и как теперь все восстанавливать - непонятно.

Тем временем вода в реках Западного Казахстана продолжила подниматься. В пятницу вечером начало топить дачные участки с другой стороны города - в районе Телецентра, в субботу утром эвакуировали местный зоопарк, а в воскресенье уровень Жайыка превысил критическую отметку в черте Уральска.