34875
24 апреля 2024
Назерке Құрманғазинова, Алмас Қайсар, Власть, фотографии Алмаса Қайсара

«Люди замерли в ожидании»: Атырау готовится к паводкам

Почти месяц подготовки, нехватка людей и невыученные уроки

«Люди замерли в ожидании»: Атырау готовится к паводкам

В начале апреля Атырауская область столкнулась с волной паводков в Жылыойском районе, затопившей Кульсары. Тогда же над областью, а также над ее областным центром - Атырау, нависла новая угроза - поднятие уровня воды в реке Жайык, вокруг которой находятся многие населенные пункты.

Весь апрель волонтеры, местные жители, бизнес и государственные органы укрепляют берега реки, строят каналы и готовят эвакуационные пункты, ожидая прихода большой воды.

Журналисты Власти отправились в Атырау для того, чтобы узнать, как проходит подготовка к паводкам.

«В одной руке - лопата, в другой - телефон с наушниками, ведем уроки»

Внутри города укреплены почти все берега реки Жайык, которая проходит прямо посередине Атырау - подняты берега, сделана засыпка и линии из мешкотар.

Сперва кажется, что город готовится к невиданному бедствию: помимо укреплений берегов, жители и бизнес самостоятельно готовят мешкотары, выкапывают рвы и защищают свои здания.

Повсюду можно слышать разговоры о паводках - на улицах, в кафе и такси.

Поначалу, по словам местных жителей, часть людей поддалась панике и покинула город. Но некоторые из них отправились помогать строить укрепления.

Спустя несколько недель горожане пришли к противоречивому балансу между тревожностью и спокойствием. Их пугает происходящее в других городах, где прорывает укрепления, но уверенности им придает то, что у города было много времени для подготовки.

«Мы со страхом жили в начале апреля. Сейчас страх слегка рассеялся, потому что мы видим, как укрепляют наши берега. Да мы и сами были волонтерами. Я учительницей работаю, мы сейчас онлайн преподаем, в одной руке - лопата, в другой телефон с наушниками, ведем уроки», — смеётся местная жительница Гульшат Улыкпанова.

Она собрала вещи и отслеживает в социальных сетях данные об уровне воды, а также ситуацию в районах, в которых могут быть подтопления.

Но есть и люди, которые не верят в приход большой воды в город.

«Может затопить за городом, где поселки, насчет города я не верю», — говорит Сакен, отдыхающий на набережной в Атырау, полностью покрытой мешкотарами и песком.

«После того, как Кульсары оказался подтоплен, народ проснулся»

Мы едем в сторону садоводческого общества «Химик», расположенного в низовье Жайыка. АНПЗ и другие строения укреплены мешками. Людей здесь мало, слышны лишь КамАЗы, перевозящие материалы для насыпи на берегу Жайыка.

По дорогам проезжает одна из таких машин, поднимая пыль. К одному из рабочих подходит местный житель и выражает свое недовольство.

«Невозможно совсем на машинах проехать. Они же собираются еще больше посыпать. Пенсионерам сложно из дома выйти, это же все здесь останется. Ни скорая, ни пожарные не проедут!», — говорит пожилой мужчина, указывая на узкую дорогу между домами и рекой.

«А что будет, если вода придет? Нам акимат дал такое задание», - отвечает рабочий.

«Они нам сказали, что дорогу не закроют! Мы не поняли, зачем вы их насыпаете на дорогу», — в ответ говорит он.

Мы спрашиваем у него, не боится ли он прихода паводков. Мужчина отмечает, что несмотря на то, что он здесь проживает столько лет, он не видел, чтобы вода заходила в их район.

«В 1993 году, когда вода пришла, она, наверное, на метр всего поднялась, до дач не дошло. Они эти дамбы строят так, как будто весь город затопит», — отвечает он.

Турлан, рабочий, ответственный за насыпку, говорит, что они сделали валы протяженностью 5 километров в дачных массивах Рыбник, Зарослый и Курилкин.

«Народ говорит, что валы задевают их заборы. Мы стараемся не задевать. Но ведь надо готовиться, все заранее делать. Если придет вода, совсем тяжело будет», — говорит Турлан, разводя руками.

На соседней улице 50-60 человек укладывают песок в мешки. На них смотрят местные жители, которые планируют заняться ремонтом насосной станции. Двое мужчин, пожелавших остаться анонимными, говорят нам, что до приезда военных, они самостоятельно начали работы по укреплению берегов.

«Мы думали, про нас забыли. Но в итоге приехала техника, но это произошло после того, как мы заявили об этом в СМИ. Может быть, конечно, мы раньше чем надо начали паниковать, но хорошо, что они пришли», — говорит он.

На подъеме, ближе к берегу, ходит координатор работ и волонтер Багдат Ертогели. Он из Кульсары, однако более двух недель помогает укреплять берега Атырау.

«В Кульсары у меня родители и братья. Дома моего дяди, зятя ушли под воду. Вообще, я должен был там быть, но там все делается, потому я решил поехать сюда», — сообщает он нам.

Волонтеры под его руководством возвели дамбы протяженностью 4,5 километров в массивах Зарослый, Судоремонтник, Рыбный и Химик. Поначалу он не думал, что будет заниматься координацией таких работ.

«Сперва предприниматели и другие люди собрали нам 600 тысяч тенге, на эти средства мы купили мешки и лопаты. Я их раздавал. Тогда было время, когда не хватало инструментов. Я увидел, что здесь не проводится никаких работ и сообщил это центральному штабу. Потом мне поручили это место. Сначала была неразбериха, но сейчас всё стало более системно», — вспоминает Ертогели.

По его словам, здесь осталось укрепить полтора километра берега. Багдат Ертогели отвечает за работу по укреплению валов мешками. Дамбы здесь высотой 7 метров - такие расчеты были предоставлены геодезистами.

Багдат Ертогели

Рабочие, укладывающие песок в мешки, начинают смеяться при виде камеры, направленной на них:

«Вот этого парня сними! Рустем зовут, с 27 марта работает без устали, приехал из Нукуса, от имени Каракалпакстана!», — кричит один из рабочих.

С другой стороны мужчина просит их не отвлекаться: «Как один кулак! Заканчиваем, через 15 минут приедет автобус».

Один из мужчин рассказывает, что они работали в населенных пунктах Геолог, Алматы, Балыкшы и Мунайшы.

«Мы хотим сохранить наш город, — говорит он, а отвечая на вопрос о страхе паводков, отвечает. — Нечего бояться, спасемся от воды».

Ертогели же замечает, что им не хватает волонтеров. Сейчас они «кое-как» укрепляют по 200 метров в день, работая с 10 утра до 11-12 ночи.

«После того, как Кульсары оказался подтоплен, народ проснулся, пару дней очень много людей приходило, сейчас все снова заснули. Я тут уже 15 дней, за все эти дни я видел только 3-4 людей, которые постоянно приходят. Сюда не присылают волонтеров, как в Бесикти, Алмалы, куда отправляют людей из университетов и колледжей. Мы не видим, чтобы люди стремились помогать. В день мы по 2 тысячи мешков готовим, это очень тяжелая, черная работа», — говорит он.

К разговору присоединяется местная жительница Наргуль Максотова, она более двух недель помогает укреплять берега.

Женщина переехала сюда 17 лет назад.

«Более 13 - 14 лет река мелеет. После того, как вода затянулась, люди стали сюда переезжать», — говорит она.

Наргуль Максотова

Ертогели, на вопрос о том, что его удерживает здесь, несмотря на все трудности, отвечает, что он не хочет, чтобы «кто-либо пострадал».

«Если один дом уйдет под воду, все остальные тоже. Народ, после того, как перед домом устанавливает валы, мешки, не хочет дальше помогать. Но ведь если в дом соседа зайдет вода, она и в твой дом зайдет. Вообще, эти работы должны были сделать давно, надо было ежегодно выделять деньги. Но сейчас не время об этом говорить и винить кого-то. Нам нужно не разделение, а единение», — констатирует он.

Волонтеры садятся на автобус после завершения их смены

«Нет времени отдыхать»

Часть питания, которая доставляется волонтерам, военным и сотрудникам ЧС, поддерживается центром гуманитарной помощи, который был открыт 24 марта в Атырау.

Наполненность центра можно заметить еще снаружи. Через стеклянные окна здания выглядывают «этажные» блоки из коробок, перемотанных скотчем, памперсов, туалетных бумаг, продуктов и многого другого.

Внутри сперва царит расслабленная атмосфера - под вечер люди - в основном это студенты, собирают грузы, составляют списки и сверяют товары.

Однако вскоре в зал заходит парень, который сообщает о приезде очередного груза. Волонтёры из Алматы привезли 16 тысяч упаковок чая, часть из них они намерены разгрузить в Атырау.

Люди быстро собираются и вместе с водителями разгружают коробки в зале.

«Компания отправляет через нас помощь, мы их также отправили в Кульсары и Актау (часть эвакуированных жителей Кульсары находятся в Актау - В.)», — сообщает волонтёрка Адель Ким руководительнице центра Амине Жардемкызы.

После они пытаются выяснить, есть ли накладная у грузов. Так как накладной нет, Жардемкызы говорит, что они самостоятельно все посчитают.

«Иногда к нам приходят люди без предупреждения. Тогда сложно, потому что мы собираем волонтеров по графику, согласно приходящим грузам, — рассказывает нам Жардемкызы. — Но вообще бывают странные истории. К нам приходили блогеры, которые готовы были передать продукты в Кульсары, но хотели, чтобы их забрали на вертолете, чтобы они показали все своей аудитории».

«Извиняюсь, Кульсары - не цирк, это не экспедиция. Вот так где-то четыре человека приходили, я очень удивилась. Если нужны фотографии, документы, квитанции - мы все передаем, мы сами от себя требуем открытости», — поясняет Жардемкызы.

Амина Жардемкызы

Центр открылся в конце марта и начал со сбора помощи для Актобе, который на тот момент страдал от паводков. Туда было отправлено 8 тонн гуманитарной помощи. Позже началась работа по сбору для Жылыойского района и Кульсары. Сейчас они также готовят помощь для Атырау, на случай, если будут сильные паводки.

«В первые дни мы здесь ночевали. Фуры с помощью приезжали, мы их цепочками до 11 ночи распределяли. Бывало что и ранним утром привозили. Мы все регистрируем, собрали около 1300 тонн гуманитарной помощи. Иногда привозят грязную одежду, чтобы её вычистить, тоже нужно время. Часть мы отправляем в Жылыой. В основном там нужны продукты, одеяла, гигиенические товары, дезинфекция», — говорит Амина Жардемкызы.

Помощь, говорит она, приходит из разных областей, а также стран - четыре фуры прибыли из Кыргызстана, помощь приходила из Дагестана от казахов Астрахани.

«Тяжело было, конечно, всё организовывать, есть большая ответственность. Когда ты все это организуешь, ты самый плохой человек, который «всё съедает, все раздает своим». Но ты понимаешь, что за твоей спиной труд тысяч человек, аманат людей. Нет времени падать духом», — заявляет она.

Пока мы разговариваем, волонтёры распределили коробки по тележкам, чтобы всё отвезти в отдельное место.

Студент Санат Маратулы уже 15 дней работает волонтером с 8 вечера до 9 утра. Днем он учится, а вечером приходит сюда. Сейчас он занимается распределением продуктов и записывает их.

«Я пришел сюда волонтером, чтобы найти новый круг, друзей, познакомиться с известными людьми», — говорит он.

На вопрос о том, исполняются ли его планы, он смеясь, отвечает: «Половина выполняется».

«Нам не хватает людей»

На следующее утро мы отправляемся в село Талкайран, где продолжаются работы по укреплению берегов. Это один из районов, над которым нависла угроза подтопления. Здесь также мало людей, за исключением играющих детей.

«Сегодня воскресенье, многие отдыхают», — объясняет нам Нурлан Жантоков, начальник управления природными ресурсами и регулирования природопользования Атырауской области.

Здесь он координирует работы по укреплению берегов. Мы вместе с ним едем на Талкайран-1, где работы уже завершены - по берегам виднеются линии из мешкотар.

«Критическая точка - 550 метров в Атырау, дальше будет опасно. Мы ожидаем, что поднятые на 7 метров дамбы остановят воду. Если поднимется до 8 или 9 метров, то будет тяжело», — говорит Жантоков.

Затем мы отправляемся в Талкайран-2, куда только недавно начали переселяться люди. По словам Жантокова, во время паводков 1993 года, здесь были посевные. Но теперь, из-за расселения людей, приходится и здесь укреплять берега.

Он говорит, что сейчас они наблюдают за ситуацией в Урале. Он думает, что вода придет сюда за пару дней: «Вроде сейчас не сильно поднимается, вода из Ириклинского водохранилища еще не дошла». Жантоков поясняет, что вода в Жайык приходит из Ириклинского водохранилища, расположенного в России. Если раньше они спускали по 15 кубометров в секунду, то сейчас порядка 630.

Тем не менее, подъем уровня воды хорошо заметен. Жантоков указывает на край берега, где пасутся коровы - там раньше не было воды.

«Сейчас вода приходит раньше, чем надо, обычно это происходит в мае. Это тоже грозит последствиями. Рано пришедшая и ушедшая вода грозит засухой. Потому мы сейчас проводим работу, по возможности, для удержания воды в каналах, чтобы она пригодилась в сельском хозяйстве», — поясняет он.

В это время на берегу военные с несколькими местными жителями укладывают мешки на валы.

Ербол, один из жителей, уже две недели работает над укреплением берегов. Сначала он отпросился с работы, а теперь присоединяется уже после рабочего дня. Ербол говорит о нехватке людей.

Он переехал сюда четыре года назад. На вопрос о том, думал ли он тогда о том, что дом близок к реке, Ербол отвечает, что «тогда такой угрозы не было, сейчас мы это понимаем».

В этот момент к разговору присоединяется Талгат. Он пенсионер, застал паводки 1993 года.

«Люди замерли в ожидании. Многие уехали в город, лишь малая часть осталась. Кто знает, что будет, мы дома всю мебель наверх подняли и собрали документы», — говорит он. Однако он считает, что вода сюда не доберется, а если это случится, то ее остановят дамбы.

Неподалеку от укрепительных работ расположены штабы военных. По словам Жантокина, в случае начала паводков, они будут находиться там и готовиться к эвакуации жителей.

Оперативный штаб и карты

Мы заходим в оперативный штаб, созданный после того, как в Атырауской области был объявлен режим ЧС. Здесь есть стойка для проведения пресс-конференций, центральный зал для совещаний и различные отделы. Напротив стола - два больших монитора, на которые выведена карта с зонами укреплений и экраны с камер, с которых отслеживается уровень воды.

«У нас тут порядка 120 точек, за каждой закреплены определенные государственные органы, руководители крупных компаний, а также жители и волонтёры. Они ежедневно отчитываются в штабе о том, насколько процентов завершены работы», — рассказывает заместитель акима Атырауской области Жасулан Бисембиев.

Он также сообщил, что на мониторах они отслеживают ситуацию в Уральске, так как «у нас одна судьба» из-за того, что по обеим областям проходит Жайык.

Бисембиев показывает нам еще одни пункты на карте - там отмечены все скотомогильники по области - а это 66 мест.

«Районные акимы проверяют их состояние. По стандарту они должны быть закопаны в бетонных капсулах. Но мы также попросили сделать дополнительное уплотнение и насыпку. Также мы получили протокол от комиссии в составе санитарно-эпидемиологической службы и ветеринарной службы, которые всё проверили. Также проверены захоронения с сибирской язвой», — сообщил он нам.

Замакима добавил, что в марте, во время паводков в Миялы в Кзылкогинском районе, был затоплен один из скотомогильников. Туда отправились специалисты СЭС, которые постоянно делают заборы воды и проверяют её на эпидемиологические изменения. Такие же проверки проводятся в Кульсары.

В штабе висит карта 1993 года, её сделали местные водные специалисты после крупных паводков тех лет.

«Мы следим за рисками из исторических документов. В первые дни мы собрали местных аксакалов, ученых, тогдашних акимов и руководителей “Казводхоза” и узнали о существовании этой карты, а потом всю ночь искали в архивах», — говорит он нам.

Синим цветом на карте отмечены места разливов, а стрелкой - где произошел выход из берегов со стороны Жайыка.

«Тогда город защитился. Город защитил канал Соколок и линия дамб по Сарыозеку. Вода пошла с Махамбета, ниже Жалганской, Сарайшыка, всю степь залил Жайык», — сообщает он нам.

Карта паводков 1993 года

Какая паводковая ситуация в области? Какие меры сейчас принимаются?

В конце марта была угроза селу Миялы из-за реки Уил в Кзылкегенском районе. Пришло рекордное количество воды. Однако с помощью местных жителей и госорганов, вода не проникла в населенные пункты.

Другая была со стороны реки Жем, пришедшей из Актюбинской области. К сожалению, в результате был затоплен Кульсары. Мы в течение недели проводили подготовительные работы в Кульсары, но вода пошла не по прогнозируемому направлению, она прорвала с другой стороны.

Оценка продолжается, но порядка 30% города было затоплено, около 2800 объектов остались под водой. В пик 35 тысяч людей были эвакуированы,это половина населения. Но это из-за паники, ведь покидали город и люди, к чьим домам вода не подошла. По предварительным оценкам, пострадали от 8 до 10 тысяч.

Можно ли было предотвратить ситуацию в Кульсары?

Я думаю следствие это определит, сейчас сложно об этом говорить. Но был сделан план по сохранению города. Построены дамбы по реке Жем. Но вода зашла со стороны, где мы не ожидали, где не были качественно сделаны дамбы. В 1993 году также было.

Жасулан Бисембиев

Начаты ли восстановительные работы в Кульсары? За чей счет будет восстанавливаться город?

Сейчас нам тяжело говорить о восстановлении. Там остается вода, мы ее откачиваем. Вообще Кульсары находится в низине, там вода собирается. После этого начнет работу оценочная комиссия, в ее составе будут госорганы, депутаты и активисты. Оценку будет делать профессиональная компания, мы с ними сейчас заключаем договоры.

Некоторые люди говорят, что надо уже начинать оценку. Но если мы сейчас начнем, а там осталась вода, то после ее ухода могут появиться новые деформации. Может измениться цена.

Что учитывается в комиссии по возмещению ущерба?

Официально зарегистрированное недвижимое имущество.

Учитывается, ли, например, упавший в воду телефон?

Нет. Только недвижимое имущество. Да, здесь есть вопросы и касательно мебели, бытовой техники и так далее. Мы думаем, что тут будет разделение на компенсации со стороны госбюджета, а также будут те, которые будут идти вне бюджета за счет спонсоров. Нам пообещали поддержку крупные предприниматели. Но для этого нужно совершить оценку.

Что известно о ситуации с погибшими во время паводков в Кульсары? Будут ли их семьям выплачены компенсации?

Я точно не могу вам ответить, но есть двое людей, которые на тракторе хотели вернуться в дом, где еще стояла вода. Они перевернулись и не смогли покинуть трактор. Другая ситуация с отцом и сыном, там обстоятельств точно не знаю. Мы еще не дошли до темы с компенсациями, но оказали поддержку по похоронам. Мы все рассмотрим после того, как ситуация стабилизируется.

Какая ситуация с рекой Жайык?

Сейчас это наша основная угроза. По прогнозам «Казгидромета», река пройдет критическую отметку (5,5 метров). Есть прогнозы, что она достигнет уровня 6 метров.

Поэтому мы определили самые слабые места по всей реке Жайык. Мы изучили все паводки за этот век и выяснили, что она выходит из берегов в Махамбетском районе. Разлив достигает 15-18 километров.

Основные защитные укрепления находятся выше города, начинаются в ауле Бесикти и идут до аула Карабатан. Это канал Соколок. С западной стороны будет еще одна линия защиты по водной артерии Сарыозек, она начинается в Алмалы и будет защищать аэропорт.

Мы поднимаем уровень этих берегов до шести метров, работы почти закончены. Мы работаем согласно Балтийской системе высот. Согласно ней Соколок несколько ниже этой системы, потому мы вырыли еще один канал. В общем, у нас появляется три водных артерии, которые могут забирать 50 кубометров воды в секунду.

К тому же там будет защитная линия укреплений. Общая длина работ близка 250 километрам, закончены 210. Мы также окружаем валами территории, которые представляют угрозу окружающей среде - полигоны бытовых отходов, пруды испарители.

Также есть две группы специалистов. Технадзор следит за качеством дамб и укреплений, геодезисты проводят свои расчеты.

Сейчас мы видим, что в Уральске были прорваны укрепления и дамбы. Может ли это повториться в Атырау?

Наверное, неправильно так говорить, но качество наших валов выше, потому что у нас было больше времени на подготовку. Почти месяц мы ведем работы. Мы расширяем старые дамбы по реке Жайык, каждый слой уплотняется песком, поднимается высота, делаем дополнительное уплотнение мешкотарами. Сверху еще засыпаем песком.

Мы учимся на их ошибках. Мы поняли, что нельзя ни одно место пропускать. Одно слабое место - оттуда пойдет все вода. Также, как и в Кульсары.

Мы также видели конфликты между жителями и волонтерами, государственными органами по берегоукрепительным работам. Как проводятся коммуникации с жителями?

В микрорайоне Балыкшы, рядом с берегом, стоят 29 домов. Мы дали уведомления, что снесем их заборы из-за работы с укреплениями. Мы их снесли и подняли берега. Но на Халелова у нас не было такой возможности, потому что у них дома прямо на берегу. Нам пришлось обогнуть их через улицу и снаружи поставить укрепления, между Жилгородком и Балыкшы. Всем мы также дали уведомления, что если вода пойдет в ваши дома, мы изымем их для государственных нужд. В любом случае, решение будет принято, потому что по Жайыку все должно быть укреплено.

Что будет потом со всеми этими укреплениями?

Мы считаем, что земляные укрепления сделаны очень качественно. В акимате уже планируют, что создадут коммунальное предприятие «Табигат», которое будет заниматься дальнейшим развитием и сохранением этих дамб, а также будет заниматься водой и каналами.

Также мы думаем, что после паводка благоустроим набережные, примем специальную госпрограмму. Каждый год будем увеличивать количество набережных, укрепленных бетоном.

Каковы общие прогнозы по тому, когда в область придет вода?

Только что я получил прогноз из министерства высшего образования по реке Жайык, еще полностью не прочитал, но тут пишут, что пик половодья придется на 3 мая.

Вообще, исходя из всех прогнозов, мы говорим, что в Атырау вода не должна зайти. В принципе, она никогда и не заходила за последние 100 лет в черту города. Возможно, будут подтопления в отдельных дачных массивах, в Махамбетском районе. Там мы везде укрепляем, где возможно. Но на всякий случай подготовили порядка 20 тысяч мест для эвакуации.

Интервью было записано 21 апреля