От косметического до бионического

Жанара Каримова, Vласть

Фото автора и компании «Моторика»

В мире активно обсуждается тема «сверхчеловека», людей-киборгов, устанавливающих камеры в глазницы, вживляющих под кожу чипы-транспондеры. Проводятся мировые игры по кибатлетике. И речь идет не о спортивных соревнованиях для людей с ограниченными возможностями, а о создании и развитии высокотехнологичной реабилитационной техники, помогающей людям, лишенных разных частей тела. Vласть изучает, как с этим обстоят дела в Казахстане.


  • Просмотров: 12350
  • Опубликовано:

The Guardian опубликовал материал о  бодихакерах, таких, как Роб Спенс, который установил на месте глаза видеокамеру, записывающую и передающую в режиме реального времени все, что Спенс видит. Среди других достижений трансгуманизма упоминается телекинетическая технология, позволяющая с помощью гарнитуры управлять внешними объектами, например поднимать с земли дрон. Сюжеты сериала Black mirror кажутся ближе, чем когда-либо.

В России Константин Дебликов ведет блог о буднях «обычного киборга». По его словам, получить высокотехнологичный протез удается минимальному количеству потенциальных пользователей как в России, так и за рубежом. В Казахстане все еще сложнее.

По данным Республиканского центра электронного здравоохранения за 2016-2017 год в Казахстане проведено более 8,5 тысяч ампутаций конечностей, из них более 4% — детям. На 1 декабря 2017 года протезно-ортопедические средства получили около 30 тысяч инвалидов.

В Казахстане управления координации занятости и социальных программ определяют, основываясь на индивидуальную программу реабилитации, какие протезы получают инвалиды за счет государственного бюджета. В стране несколько центров занимаются сборкой и установкой протезов, в том числе бионических, которые также можно получить за счет госбюджета. Коммерческая цена на такие протезы может превысить сумму 3 млн. тенге. В стране только одна компания занимается полным производством бионических протезов руки, за исключением нескольких деталей. Однако MBionics не вышел еще на работу с госзаказом, а коммерческие цены не раскрывает.

По данным министерства здравоохранения, помимо косметических протезов, за счет средств государственного бюджета могут быть изготовлены функциональные — тяговые, биоэлектрические и бионические протезы. Но это можно сделать только по направлению управления координации занятости и социальных программ.

Поэтому в Казахстане тоже можно стать «обычным киборгом», как за счет госбюджета, так и за собственные деньги. Первый протез с внешним источником питания был установлен в Северо-Казахстанском протезно-ортопедическом центре в 2012 году Сакену Оспанову, потерявшему правую руку в автокатастрофе. Казахстанские протезно-ортопедические центры занимаются сборкой таких протезов из зарубежных комплектующих.

В Казахстане оказывают протезно-ортопедическую помощь следующие организации: АО «Республиканский протезно-ортопедический центр», РГКП «Научно-практический центр развития социальной реабилитации», Восточно-Казахстанский областной протезно-ортопедический центр, ТОО «ОРТОПРОТ», протезно-ортопедический центр ООИ «Көгершін», ТОО «Medicare IІC».

Небольшую разницу между центрами ощутил уральский фотограф Гордей Трищенков. Имея инвалидность с детства, он регулярно получает протезы ног. Каждые три года он посещает алматинский центр протезирования, в котором проводит от одной до двух недель. 

«Все детали из-за рубежа, а сборка производится в Казахстане, как конструктор. Сначала измеряют рост, вес, делают слепки, примеряют, - рассказывает Гордей. - Если все хорошо, то далее собирают все остальное. Несколько дней проверяем протезы, если необходимо, то их регулируют. После чего обшивают и сдают. Республиканский протезно-ортопедический центр старый уже, как цеха, так и стационар. Многие мастера ушли в Medicare, где тоже состояние центра и отношения к работе ухудшились, но стационар куда приятнее республиканского». 

С 2012 по 2017 год республиканский протезно-ортопедический центр изготовил 1810 протезов верхних конечностей, 266 из них пришлись на прошлый год. 174 протеза с внешним источником энергии, 160 собраны за счет госзаказа. Стоимость протеза с внешним источником энергии колеблется от 891 тысяч тенге до 16 млн. 962 тысяч тенге — цена зависит от уровня ампутации, типа протеза, производителя комплектующих и функциональных возможностей.

По словам заместителя директора ТОО Medicare IІC Даурена Алсаева, они также занимаются выпуском перечисленных видов протезов, в том числе бионических, комплектующие к которым тоже заказывают.

«В этом году 8 человек получили бионические протезы, к сожалению, они не всем подходят, - говорит Алсаев. - Нужно, чтобы нервные окончания подошли. Платно такие протезы стоят от 3 миллионов тенге. Из восьми один был платный, остальные сделали за счет госбюджета. Кто и какой протез получит, решает управление координации и занятости, людям разрабатывают индивидуальную программу реабилитации. Дальше объявляют тендер».

В конце 2015 года Vласть писала об алматинце, который создал прототип бионического протеза. Тогда Маулен Бектурганов распечатал модель на 3D-принтере, а некоторые необходимые для протеза детали заказывал в США. Он отказался приводить актуальную информацию, поэтому мы собрали информацию из его старых интервью и открытых источников. В 2015 разработчик сообщил, что подобный протез заграницей стоит около $20 тысяч, тогда как протез по его разработкам не дороже $2 тысяч. На данный момент разработан пятый прототип бионического протеза, который установлен 15-летнему Акежану Аргынгазину.  

Благодаря развитию 3D-печати многие студии решаются на разработку тяговых протезов кисти. Так в прошлом году многие ресурсы писали об алматинке, которой напечатали протез на 3D-принтере. Айман Молдабекова заказала этот протез за 85 тысяч. На момент написания материала, студия печати, изготовившая его, приостановила свою работу. Сейчас у Айман новый протез, который она получила от российской компании «Моторика».

«В детстве я носила косметический протез, резиновый, ужасно неудобный и маркий. Получила его в центре протезирования бесплатно, - рассказывает Айман. — Из-за косметических протезов возникали комплексы. Было видно, что это ненастоящая рука. Протез не двигался и просто был в статичном положении, как крюк. Им ничего нельзя было поднимать, а лучше даже его не трогать, чтобы он не марался. Я всегда мечтала о другом протезе, но не знала, что у нас в Казахстане их делают. Первый заказала, но он был ломкий, еле держал стаканы, и пальчики отламывались». 

Позже Айман нашла компанию «Моторика» и списалась с ее генеральным директором Ильей Чехом. Ее интересовали бионические протезы и работа компании. По счастливой случайности в организации искали модель для в международной конференции Fashion Futurum, которая бы демонстрировала дизайнерский протез. Эта роль выпала Айман, ей нужно было оплатить перелет и питание, остальное взяла на себя компания, подарив тот самый дизайнерский протез. В показе она участвовала с тем самым обычным киборгом Константином Дебликовым.

«У меня сохранена часть кисти, благодаря которой я делаю хваты, поэтому мне не нужна была подготовительная терапия. В этом протезе есть гильза и ткань, что очень удобно, в прошлом протезе не было гильзы, и он натирал, - рассказывает девушка. – С этим протезом выполняю хваты, могу держать и поднимать сейчас до трех килограмм, но с резинками будет легче. Мне должны их с Москвы прислать, и я сама все сделаю, они просто наклеиваются на пальцы как колпачки».

«Я привыкла работать левой рукой, поэтому нет нужды в использовании протеза. Но как минимум сейчас у меня исчезли комплексы. Раньше я прятала руки, надевала кофты с длинными рукавами. Без протеза я хожу только дома. Без него сложно выходить в общество, мне казалось, что во мне изъян, но теперь все наоборот, - делится впечатлениями Айман. – Теперь это мой сверхплюс. Я использую свой протез, демонстрирую на фотосессиях. Также хочу создавать проекты исходя из своего опыта. Мне часто пишут люди из России, Казахстана. Просят советы в воспитании детей с отсутствующими конечностями, спрашивают, как можно получить протез бесплатно. В Казахстане такие протезы довольно дорогие, я хочу найти инвесторов или организовать программу, чтобы дети до 16 лет могли их получить бесплатно. В России «Моторика» предоставляет их за счет госбюджета». 

Как рассказала Айман, с механическим протезом она приобрела самоиронию, которая помогает ей растопить лед в новой компании. «Сейчас я работаю в образовательном центре для предпринимателей Like, занимаюсь административной работой. Иногда могу ставить людей в неловкое положение и смеяться над этим. В центре мы, здороваясь, даем друг другу пять, недавно пришел парень и говорит: «Прости, я не могу трогать девушек». Я протягиваю ему протез и спрашиваю: «А пластик можешь?». Сначала коллеги чувствовали себя странно, но потом тоже начали смеяться, - с улыбкой рассказывает Айман. - Я пока не хочу приобретать бионический протез из-за завышенной цены на маленький функционал. На меня недавно вышла компания, которая тоже хочет напечатать протез и дать мне его протестировать».

Компания «Моторика» на данный момент выпускает два вида протезов для детей и взрослых с ампутациями верхних конечностей: активные тяговые протезы кисти и предплечья для детей; бионические протезы предплечья для взрослых. В декабре прошлого года завершилась краудфандинговая кампания на разработку первого детского российского бионического протеза предплечья. 

В интервью Vласти генеральный директор компании Илья Чех рассказал, что изначально они с партнёром планировали сделать благотворительный проект, распечатать пару протезов и поставить их детям. С 2013 по 2015 год они работали вдвоем. Позже им удалось привлечь инвестиции, провести свою первую краудфандинговую кампанию, наладить продажи и расшириться.

«Я по образованию инженер-автотехник, мне область близка и интересна, - рассказывает Чех. - Я считаю, что медицинская роботехника является наиболее перспективной отраслью разработок. Мы изучили рынок и увидели, что вообще никто не занимается разработкой детских протезов, для взрослых их делают всего несколько компаний, и они, конечно, очень дорогие. Поэтому решили перевести проект в коммерческую сферу. В России до нас никто не занимался такими детскими протезами. Были только косметические, можно еще получить тяговый-функциональный, но он очень тяжелый, там нужно управлять другой рукой, чтобы он что-то сжимал. Поэтому им никто не пользовался». 

Активные протезы кисти «Киби» подходят для людей всех возрастов с травмами на уровне кисти, именно такой установили Айман Молдабековой. В России, если компания, изготавливающая что-то из перечня необходимых для инвалидов средств, имеет сертификации и декларации, то она имеет право продавать эти изделия государству.

«Основная сложность была в том, чтобы выяснить все правила и получить документы. Зарубежные заказы выполняются на коммерческих условиях. Сейчас есть заказы из Англии, США, Белоруссии. Их делаем либо за счет благотворительных средств, либо коммерчески. Цена детских тяговых протезов варьируется от 100 до 120 тысяч рублей – это услуга по протезированию на год, замена на вырост, полное техническое обслуживание и дизайн протеза по желанию. Взрослые биоэлектрические стоят 350 тысяч рублей. Ближайшие аналоги, работающие на основании мышечных импульсов, стоят за рубежом от миллиона рублей. Наши дешевле из-за множества факторов. Стоимость разработки в России существенно ниже, регулирование ниже, меньше порог входа с точки зрения получения сертификатов и расходов», - рассказывает Илья Чех.

Из Казахстана у компании было около 25 клиентов, как детей, так и взрослых. Второй бионический протез «Страдивари» установлен также мужчине из Казахстана, который, по словам Чеха, смог получить водительские права, продолжил работать водителем, как и до травмы. «Моторика» производит все для протезов в России, кроме двигателей, которые они заказывают с Америки. Компания работает через благотворительный фонд в Казахстане. В 2017 компания сделала около 170 протезов, в следующем планирует сделать около 300.

Использование 3D-печати, не столь дорогих материалов и производство комплектующих на локальном рынке помогают снизить цену на протезы и сделать их более доступными. В Казахстане несколько лабораторий 3D-печати решаются на производство тяговых протезов. Однако 3D-печать существенно проигрывает в качестве. На данный момент только одна компания разрабатывает казахстанский бионический протез, остальные центры занимаются сборкой из заказываемых комплектующих. 

Для установки биоэлектрических протезов не требуется хирургическое вмешательство, миодатчики встраиваются в приёмную гильзу, улавливают потенциал при сокращении мышцы и передают сигнал на раскрытие или закрытие кисти. Но они подходят не всем, слабо развитые мышцы предплечья помешают установить миоэлектрический протез. 

По мнению Ильи Чеха сейчас есть два направления развития бионических протезов.

«Первое — это очувствление, то есть обратная связь, позволяющая владельцу протеза получать информацию о качествах объекта, к которому он прикасается устройством. Второе — вживление всех элементов, включая каркас и датчик. Одна из проблем с протезом Джеймса Янг, получившего руку, похожую на руку из Metal Gear Solid, это необходимость снимать такой протез для сна или принятия душа. В будущем протезы будут скорее напоминать руку главного героя фильма «Я, робот», сыгранного Уиллом Смитом. Не в плане соответствия собственной конечности, а в плане отсутствия необходимости дополнительного ухода», - делится он с порталом Geektimes