10862
2 февраля 2021
Влад Ушаков, Ирина Байрамукова, Гамал Соронкулов, Кыргызстан

Сила Нарына

Люди, живущие рядом с Нарыном, рассказывают, как меняется река

Сила Нарына

Река Нарын начинает свой путь высоко в горах Тянь-Шаня в Кыргызстане, в районе Ферганской долины в Нарын вливаются воды реки Карадарья, давая начало реке Сырдарья – одной из главных водных артерий Центральной Азии.

На территории басейна Сырдарьи находятся три области Кыргызстана, одна область Таджикистана, шесть областей Узбекистана и две области Казахстана. Река связывает четыре страны Центральной Азии.

По словам директора регионального горного центра Центральной Азии в Кыргызстане Исмаила Даирова, «водный сток, который идет с гор Тянь-Шаня и Памира по рекам Сырдарья и Амударья, может сократиться на 10-30% через 10-20 лет». Ученые и специалисты обращают внимание и на то, как быстро растет население региона – ему требуется все больше воды.

В рамках проекта «Маленькие люди – большая река» группа журналистов и экологов проехала десятки километров по реке Нарын, чтобы спросить у тех людей, которые живут рядом с ней, какие изменения в поведении реки или погоде они видят. И как это меняет их жизнь.

Родом из Забайкалья, Сергей Золотуев приехал в этот край 53 года назад и решил никуда больше не уезжать. «Везде хорошо, где нас нет»,- повторяет он известную пословицу.

«Здесь источник здоровья, а что еще человеку надо? Вот я живу в окружении красивых гор, прекрасной растительности и горной реки, чистой как изо льда. Каждое растение здесь лекарственное. Выше нас нет ни заводов, ни фабрик, воздух хочется вдыхать полной грудью. Да и природа настраивает на позитив и меня, и моих друзей. В 57 лет я каждое утро прыгаю по камням, держу вес, нет ни грамма лишнего», - рассказывает Сергей.

«А когда ко мне приезжают гости из городских многоэтажек, дышут тут незагазованным воздухом, то в буквальном смысле уезжают назад обновленными. Весь их негатив забирает вода, а по возвращению домой природа манит назад. Поэтому и иностранцы влюбляются в нашу природу», - рассказывает он.

«Я понял, что, живя среди такой природы, человек становится чутким и внимательным ко всему, что его окружает. Вот я замечаю каждую травинку, как становится кроваво-красным боярышник, как краснеет и темнеет барбарис. Как живут муравьи, сороки, вороны. И как меняется климат и деградирует наша экосистема.

Повлиять на климат в глобальном контексте мы не можем, а вот на местном уровне- да, без сомнения. Например, в наших силах развивать экономику. Земли поливной и пахотной нет, кыргызстанцы живут в основном за счет скота, наращивая его поголовье, но не занимаясь селекцией. Эти огромные поголовья скота нарушают ранимый почвенный плодородный слой. Теперь трава низкая, а какая была раньше! В тугаях ежевики давно нет, ее поедает скот, стоят жалкие мелкие кустики», - отмечает Золотуев.

Он жалуется и на рыбаков, которые «ловят не для себя, а на продажу». «Оставляют крючки в воде, которые ранят рыбу, и она уходит, река не стоячая. Используют электроудочки. Рыбы постепенно становится все меньше, вот сегодня поймал всего одну форель! Да и у норки кормовая база - рыба. Норка - хищный зверь, он ворует нашу рыбу. Почему-то никто не задумывается о регулировании ее численности», - говорит он.

«Не мусорить - тоже в человеческих силах, а в каждом ущелье - мусор. Единственное, что нас окружает - это мусор. Он попадает в воду. И уносится течением к тем, кто живет вниз по течению. На Иссык-Куле все в мусоре абсолютно. Я хожу и собираю мусор, но не жалуюсь: это мой вклад в природу. И мне так и хочется сказать: «Хозяин не тот, кто свои территории отмерил, а кто их бережет! Кто любит и уважает свою землю. Кто помнит о других, живущих в низовьях. Низовьям желаю чистой воды. К ак наверху», - завершает рассказ Сергей Золотуев.

Солидарен с ним и форелевод Муса Борбиев из поселка Токтогул. Он призывает беречь реку.

«В реку бросают остатки пищи, пластик, рыба гибнет от мусора! Форель же любит чистую речную воду, вот ее и становится меньше. Но главное – это бесконтрольный вылов рыбы, никто ее не охраняет, а нерадивые рыбаки по 100-150 штук отлавливают за раз, нарушают баланс, ловят явно не для своего употребления, а для продажи. Причем ловят электроудочками, сетями. Вот и становится рыбы меньше. Рыба не восстанавливается», - говорит он.

Мусе 57 лет и всю свою жизнь он прожил в этих местах. Он отмечает, что за его жизнь климат серьезно изменился. «Раньше люди зимой спокойно переходили по люду, он был толщиной до 40 см. Теперь нет такого. И снега нет такого, как в моем детстве. Уровень воды в реке уменьшается», - говорит Борбиев.

Несколько лет назад он занялся разведением форели в искусственных водоемах. Экологически чистую рыбу покупают у Мусы покупатели из Оша, Джалал-Абада и местные жители. Форелевод жалуется, что все сложнее дается закуп кормов, все завозное поступает из Европы и цена на корм растет пропорционально колебаниям курса сома. Иногда Муса покупает корм в Казахстане, но там он ненамного дешевле, но значительно хуже по качеству.

Борбиев хотел заняться производством корма для рыбы самостоятельно, но многих необходимых компонентов в Кыргызстане нет: рыбьего жира, рыбной костной муки и других.

Про ухудшающееся экологическое состояние Нарына говорит и журналист из Таш-Кумыра и заслуженный учитель Кыргызстана, преподаватель местного техникума Валентина Лукина.

«Сюда не только стекают загрязненные притоки, но и сам Нарын люди постепенно превращают в сточную реку. Река Нарын фактически исполняет роль коллектора для сбора отходов человеческой деятельности. Воду и навесные туалеты загаживают и городская больница, утилизирующая в воду медицинские отходы, и канализационные стоки из-за плохо функционирующих очистных сооружений. И от животных больных мы не застрахованы. А вдруг инфекция? Все бы ничего. Да, по руслу реки живут люди, и они употребляют эту же воду для своих бытовых нужд. Вот такой вот круговорот воды», - говорит Лукина.

По официальным данным, за последние 50 лет в воды Нарына сброшено 40 млн кубометров канализационных стоков.

Валентина Лукина родилась в Ташкенте, а в Таш-Кумыре живет с трех лет – после того, как ее родители приехали работать на местную ГЭС. Об изменении климата, по ее наблюдениям, свидетельствуют изменение интенсивности и частоты ветров и снижение уровня воды, хотя она и остается полноводной и мощной.

Улан Наматбеков - егерь из города Нарын, где родился, вырос и прожил всю жизнь. Он тоже говорит о том, что самая крупная водная артерия Кыргызстана - река Нарын - может стать причиной трансграничной экологической катастрофы. Сюда давно стекают отбросы предприятий, канализационная вода, мусор и сточные воды. Очистные сооружения города Нарын старые, им более полувека, на момент их строительства население было небольшим и теперь их проектная мощность не отвечает потребностям города и нет биологической очистки. После механической очистки вода сбрасывается в Нарын, а потом эту воду используют для стирки, и для полива люди, живущие ниже по течению. Иного выбора у них нет.

Улан долго работал научным сотрудником Нарынского государственного заповедника, расположенного в верховьях реки. В западной части заповедника находится отдельный питомник по разведению маралов.

Улан – экоактивист, убежден, что Кыргызстану нужно экопросвещение. Он инициировал общественные слушания в Нарыне с участием местной администрации и экоактивистов на тему проблем, связанных с человеческой деятельностью и с изменением климата.

Эколог отмечет постепенное уменьшение площади ледников, а это истоки реки Нарын. «Это самая длинная река в Кыргызстане и приток Аральского моря. Когда-то страны Приаралья неправильно использовали воду и море высохло. Как бы не повторилась подобная катастрофа, когда растаят ледники»

По данным председателя исполнительного комитета Международного фонда спасения Арала Султона Рахимзоды, в Центральной Азии площадь ледников уже сократилась на треть по сравнению с началом прошлого века. При повышении температуры на 2 градуса площадь ледников сокращается на 50%, повышение же температуры на 4 градуса приведет к сокращению объёма ледников уже до 80%.

«Нарын - источник жизни», - начинает разговор Олег Некрытов, главный врач Центральной больницы поселка Минкуш.

Некрытов родился здесь в 1963 году и не уехал, когда многие поселки, где в советское время добывался уран, были обречены на вымирание. «Выезжать? А зачем? Люди и здесь живут, болеют, их надо лечить,- говорит он. - Уран когда-то вагонетками вывозился и открытым способом доставлялся в Кара-Балту. Сегодня сохраняется повышенный уровень радиации в местах захоронения. В остальных местах сейчас нормально. Выявляемость онкобольных увеличилась на ранних стадиях. 5 лет назад по онкологии Минкуш был на 4 месте, сегодня на 3-м, но не из-за увеличения количества больных, а из-за улучшения диагностики».

Олег Некрытов помнит время, когда в поселке и окрестностях и склоны гор были черные и скалы без растительности. Сегодня они позеленели. «Природа сама способна себя лечить, только не надо ей мешать. А человек то и дело норовит все испортить», - говорит врач.

Некрытов какое-то время назад занялся пасекой. Его мед - один из лучших в Нарынской области, потому что кругом горные луга и произрастают сочные и полезные горные цветы, травы и кустарники. Мед покупают в Турцию, он полезный и душистый. Особенность пасеки в том, что она не кочует: биоразнообразия пчелам хватает.

Беркутчи Аман Исмаилов называет Нарын туристическим раем.

«Вода дороже золота, надо не трогать недра, а развивать туризм, - говорит Аман. - Тем более, что воды стало мало, в детстве по льду проходили на другой берег и играли там. Теперь уже по льду не пройдешь. Есть небольшие льдинки на реке и все. Раньше мы из Нарына брали воду и пили, теперь не пьем, потому что много мусора бросают в реку. Еще я заметил, что рыбы меньше становится в Нарыне. Осаманчик ловится исключительно мелкий 15-20 см, форель редко ловится».

Аману 40 лет, живет в селе Алыш и занимается тем. что тренирует беркута, демонстрирует туристам салбурун - экологическую охоту кыргызов на лошади, с луком и стрелами, тайганом и беркутом.

Беркут Амана по кличке Эльмок уже дважды становился чемпионом мира, он Чемпион Азии в Играх 2018 года.

Ветеринар Сатыбалды Иманкулов живет в селе Кара-Сай Ак-Шыйракского аильного округа уже два десятка лет, за это время в его семье родились и подросли четверо детей.

«Замечаю обмеление рек постепенное и таяние ледников. И потеплело, жители сменили валенки на сапоги, тулупы - на куртки. Да, зимой в этой местности насквозь реки промерзают, лед до четырех метров и держится он до конца июня. Но при этом снега заметно меньше выпадает: лет 20-30 назад снег регулярно чистили, грузили его в машины. Теперь такого снега нет. Конечно, для жизни нам, жителям высокогорья, сейчас легче переносить менее суровую погоду, но уже немного ниже по течению люди стали жаловаться, что летом им вообще не хватает воды для полива своих огородов, - говорит Сатыбалды.- Я живу в том месте, где несколько речек собираются и все впадают в Нарын. Так вот, каждые 2-3 года реки эти меняют русло, приходится местным жителям про помощи пограничников поправлять русла реки».

По словам Иманкулова, на территории округа, в который входит четыре села, находится 29 домохозяйств и проживает 57 человек. Школьники не живут здесь круглый год, спускаются вниз на время учебы, а в аулах круглогодично живут только дети дошкольного возраста. Взрослые выживают исключительно за счет животноводства, как их деды и прадеды. Так повелось исторически из-за сурового резко континентального климата.

«Местные жители зависят от сельского хозяйства как основного источника средств. Благодаря чистой воде в верховьях Нарына, а также сочному экологически чистому разнотравью, бараны, козы, коровы, лошади тут не получают основные антибиотики, а уже ниже по течению вакцинация КРС и МРС обязательно нужна. Мясные и молочные продукты тут высшего качества, в реках водится осман, а потому у здешних людей отменное здоровье», - говорит – говорит Сатыбалды Иманкулов.

Эдил Аширов из села Кара-Сай занимается разведением яков и часто бывает в верховьях Нарына.

«Я заочно учился на эколога, а всегда занимался животноводством, разводил быков. Последние два года занимаюсь яками, имею два стада – в 200 и 300 голов, которые пасутся на сыртах. Это не джайлоо, а еще дальше, выше, там до -40 градусов мороза зимой. Но яки неприхотливы и хорошо выдерживают такие температуры, и гуляют, и дерутся сами по себе, - смеется Эдил. - Яководство — это наиболее экологичное и уникальное производство, очень прибыльная отрасль. Не только мясо яков ценится, но и молоко, рога, шкура, шерсть! И еще мне нравится здешняя местность, она манящая, здесь красотища! Яки не любят находиться в одном месте, за ними надо смотреть, так как они далеко уходят и могут убежать, зато им не надо сено заготавливать! А во мне тоже силен дух кочевника».

За годы наблюдений Эдил Аширов заметил, что климат становится суше: снега выпадает все меньше, а дожди становятся редкими. А у истоков реки Кара-Сай наблюдается стабильное уменьшение объема воды.

«А люди внизу не знают об этом, думают, что недополучают воду из-за каких-то искусственных преград, - говорит Эдил.- А причины – экологические: реки имеют ледово-снеговое питание, а ледники сокращаются. Местные чабаны с большим стажем рассказывают, объем воды в реках был больше, машины и кони под воду уходили, непросто было найти переплаву. А теперь вброд люди могут речки перейти!»

Сегодня об изменении климата знают не только взрослые, но и дети.

Юный манасчи Данияр Койчубеков с 2-х лет живет на берегу самого крупного притока Нарына - реке Кара-Ункур. 12-тилетний Данияр помнит, что в раннем возрасте очень боялся подходить к воде близко из-за бурного течения, но в последнее годы река стала намного спокойнее.

Данияр любит петь про любимый край – землю великого батыра Манаса, которую сохранили наши предки для нас. «Я обращаюсь к нынешнему поколению - берегите воду - самый ценный дар для человека и сохраняйте ее в чистоте!»

Сонунбек Кадыров к реке Нарын имеет самое прямое отношение: он - паромщик.

«Река Нарын, как и многие другие реки Кыргызстана, не является судоходной из-за большого снижения высоты над уровнем моря, сложного рельефа русла и быстроты потока. Но она «почти судоходная», - смеется Сонунбек.- Это потому, что по ней плавает наш паром и обеспечивает сообщение «местных островитян» с остальным миром!

Два года ежедневно управлять паромом и соединять берега Нарына – большой срок. Сонунбек на год составляет договор с местными жителями и переправляет на самодельном плавсредстве людей, животных и грузы. Рядом с Сонунбеком всегда сын - первоклассник Ариэль всему учится у отца.

Отец с сыном признаются: работа опасная, много подводных течений, глубина, холодная вода, но работа эта помогает семье выживать. И людям помогают: До появления парома люди переправлялись на лодках. Приходилось грести веслами, это было сложно, да еще в груженой лодке.

Теперь опасностей меньше, считает Сонунбек Кадыров. Он замечает резкое снижение уровня реки. Еще участились ветра, стало на склонах гор меньше снега да и лежит он недолго.

Но бывают в период интенсивного таяния снега и льда и такие ситуации, когда пассажиры вычерпывают со дна воду, пока паром не причалит к самому берегу. А на берегу уже их ждет «такси»: гужевой транспорт – ослы и лошади.

Еще два часа верхом – и можно попасть в аил Кызыл-Бейит.

Кулчоро Раманов, глава аила Кызыл-Бейит, рассказывает, что во времена СССР здесь был совхоз, в перестройку на его месте появились фермерские хозяйства. Многие трудоспособные сельчане уехали на заработки, кто по стране, кто за границу. Некоторые дома остались стоять заколоченными. Молодежь приезжает навестить родственников, но все реже.

А старикам было некуда идти, да и незачем. «Осталось около 300 человек. В основном занимаются разведением коз, получая козье молоко и изготавливая козий сыр и сметану. На зиму нужно заготавливать дрова и сено для своего скота. А еще запасать продукты с другого берега, ездить на базар. Самое что ни на есть натуральное хозяйство без школ, больниц и даже без электричества», если не считать установленных совсем недавно силами международных организаций возобновляемых источников энергии.

«Всего пять километров от села Кызыл-Бейит до ГЭС, но на деле - оно оказывается не ближе, чем Луна! Уже и туда люди успели слетать, а в наше село свет провести так государство и не удосужилось! О каком тут Интернете и о какой цивилизации можно рассуждать! Одна радость – когда почтальон письма привозит», - говорит Раманов.

Майрамбу Айдаралиева, пенсионерка из села Кызыл-Бейит, живет вблизи речки Жака, притока Нарына, с рождения.

Говорит, что не может никуда отсюда уехать: тут красиво, хорошая экология, много лечебных трав, родники, да и вообще тут память предков. Майрамбу собирает травы и сушит плоды, ягоды. «От реки мы получаем форель, маринку. Слава Аллаху, воды питьевой у нас хватает, вот скоро электричество проведут. Куда мне ехать?» - говорит она.

Про то, как меняется климат Майрамбу, как и остальные жители, рассказывает, приводя в пример уровень воды в реках и изменение погоды:

«Погода сильно изменилась, стала непредсказуемой. Зимой стало очень холодно, да еще и ветер усилился. У нас на островке выпадает обильный снег, хотя в других местах жалуются на малое количество снега. Река Нарын обмельчала. А ведь это наша самая главная река!»

Аксакал Эмилбек Айтбаев из Кызыл-Бейита вспоминает историю, рассказанную ему старшими: «Кызыл Бейит – в переводе на русский означает «Красная могила».

«Давным-давно кыргызы пришли сюда после кровопролитных сражений, унесших много молодых жизней, и начали тут обустраиваться. Первым делом воду питьевую провели - это самое основное. А затем начали высаживать деревья. Так нам завещали те, кто жил до нас. Так я теперь наказываю своему внуку Нурболоту и тем, кто будет жить после меня. Я старик, но я все равно высаживаю деревья».

«Мы, простые люди, живем просто и в гармонии с природой по заветам Манаса. И не уезжаем с этой земли, потому что нечего нам ждать в городах и селах. Там только и знают, что избирают президентов, депутатов, а те обещают нам многие блага - свет, дороги, достойную жизнь! А что вы видите? Живем мы как умеем и ничего от них не ждем давно. Одна беда только - когда снег идет и мороз, опасно подходить к реке, к воде. Мы совсем тогда изолированы от внешнего мира. Хоть бы причал нам помогли построить», - говорит Айтбаев.

Кызыл-Бейитцы живут на реке Нарын по старинке, сохраняя самобытность и уже приучившись обходиться без электричества.

А Уялкан Сатарова, начальник смены Токтогульской ГЭС, называет реку Нарын источником света.

Сатарова выросла в семье энергетиков, ее муж тоже энергетик и сын и дочь учатся в Бишкеке по специальности «Инженер-энергетик».

«Река обладает значительными энергетическими ресурсами: на ней расположены крупные гидроэлектростанции: Токтогульская, Таш-Кумырская, Учкурганская, Курпсайская, Шамалдысайская. В будущем планируется построить Камбаратинскую ГЭС-2 и каскад Верхне-Нарынских ГЭС с соответствующими водохранилищами. Выработка электроэнергии напрямую зависит от воды в Нарыне. В долгосрочной перспективе неизбежно уменьшение количества воды для гидроэнергетики. Если произойдет понижение уровня реки, то через плотину придется пропускать меньше воды – из-за этого производство электроэнергии уменьшится, - говорит Уялкан Сатарова,- Это в свою очередь, приведет к последствиям и для соседних стран, может повлиять на дипломатические отношения с ними. Да и для самого Кыргызстана уменьшение воды будет означать необходимость покупать электричество либо уголь у соседей. Правда, ответом могут стать возобновляемые источники энергии».

Про Нарын долго рассказывать может директор музея Токтогульской ГЭС Сабиржан Токтогулов.

«Спокойная и неторопливая на равнине, в горах она словно сходит с ума и обладает большой потенциальной энергией! На своем протяжении река имеет падение 1715 м при среднем уклоне 3 градуса, почти не уступает самой большой в Европе реке Волге по запасам водной энергии. Мощь Волги составляет 6,20 млн киловатт, а мощь Нарына 5,94 киловатт», - рассказывает Токтогулов.

Ныне пенсионер, Сабиржан Уезбаевич приехал в Каракуль в 1974 году по комсомольской путевке и с тех пор проживал здесь. Он – живая история гидростроительства Кыргызстана.

«В апреле 1962 года прибыли первые гидростроители на строительство Токтогульской ГЭС с одной мечтой - увидеть как загорится лампочка с их помощью и как люди получат электричество. То, что они создали, живо и по сей день, - говорит Токтогулов, - Но изменение климата уже доказано. А значит, будущее кыргызской гидроэнергетики под угрозой. Надо думать о будущем!»

Сабиржан Токтогулов рассказывает о том, за чем наблюдает здесь почти 40 лет: «Ледники тают, сегодня надо накапливать воду. Если при плановой советской экономике был порядок и научный подход, то бесплановая нынче привела к эрозии почв, деградации пастбищ, то есть численность отар не согласуется с емкостью пастбищ. Все это усугубляет климатические риски. Лица, принимающие решения, много говорят об озеленении экономики, но продвижение ее идет со скрипом».

С выводами Токтогулова и других людей, живущих рядом с рекой Нарын, согласны и ученые.

Если в 1960-х годах в Кыргызстане было около 8200 ледников, то к 2100 году по прогнозам климатологов останется от 142 до 1484 ледников. Их объем сократится в десять раз.

«Мы обнаружили серьезные изменения климата в Кыргызстане. Он уже признан одной из наиболее чувствительных к изменению климата стран региона. Это связано с тем, что Кыргызстан чрезвычайно зависим от талой ледниковой воды», - говорил Николас Мулиню, консультант ЮНИСЕФ по изменению климата.

Изменение климата полностью остановить уже не удастся, но его можно замедлить и это единственно возможный путь и для Кыргызстана и для других стран региона, зависящих в вопросах воды друг от друга.

Проект «Развитие журналистики: проблемы изменения климата» нацелен на выявление и решение проблем прогрессирующего изменения климата посредством развития и укрепления секторов независимых СМИ в Центральной Азии при менторской поддержке экспертов из Центра Медиа Развития в Кыргызстане, редакций Anhor.uz в Узбекистане и Asia-Plus в Таджикистане, интернет-журнала Vласть в Казахстане и реализуется n-ost (Германия) и Международным центром журналистики MediaNet (Казахстан) при поддержке Федерального министерства экономического сотрудничества и развития Германии.