4950
13 февраля 2019
Текст и фотографии Насти Гончаровой

А ты купи слона

Алматы теряет свой последний источник воды

А ты купи слона

У меня бесконечный лист закладок для чтения, но в нем нет ни одной о проблемах изменения климата на русском языке. Тема как будто не имеет ни актуальности, ни срочности, тогда как иностранные СМИ трубят об этом, не покладая рук. И правильно делают. The New York Times выпустил невероятный материал о том, как глобальное потепление приходит в Центральную Азию. Предмет статьи – один из самых известных алматинских ледников – Туюксу, тот самый, до которого при умеренной физической подготовке можно дойти пешком всего за пару часов от Шымбулака.

Я алматинка. У меня с ледниками эмоциональная связь, а Туюксу – совершенно особенное для меня место. Можно сказать, ледники – это то, что досталось мне от мамы, которой уже нет, от мамы, которая большую часть жизни проработала в научноисследовательской лаборатории гляциально-селевых процессов, изучая ледники и селевые потоки. Подростком я проводила летние месяцы на сезонной гляциологической станции, стоящей под мореной Туюксу. Сейчас от станции остался микроскопический, обветшалый домик периметром 2х3 м. За годы забвения он послужил приютом для многих туристов и рабочих, пробивающих дорогу на озеро №6 (или Маншук Маметовой). Единственная достопримечательность домика – затертый лик над печкой, нарисованный маслом больше двадцати лет назад. Зачем я нарисовала Иисуса, не понятно. Когда живешь в горах среди разношерстных людей, среди которых встречаются фантомы и альпинисты (а к нам нет-нет заглядывал и Букреев), воображение и чужие истории переплетаются странным образом. Или образами. Иисус над печкой исправно охранял домик, а когда станцию закрыли, сначала утратил глаза, а потом и все лицо – выскоблен ножом, совсем не художественно.

Я запомнила Туюксу огромным ледником с гротами и снежным языком не первой свежести – необъятной складчатой равниной, покрытой многоголосыми ручьями и… живыми бабочками. Две большие загадки того времени – Иисус и бабочки на снегу. Возможно, они как-то связаны…

Я не помню, когда именно исчезли гроты. Но навещая Туюксу каждый год, замечала, как ледник сжимается и отступает вглубь, морена высыхает, замолкает и покрывается цветами. Летом в горах все жарче.

Ледник Туюксу – один из самых изученных в мире. Его наблюдают с 1957, когда у края ледника была построена стационарная исследовательская станция Т1. С каждым годом ледник тает все быстрее – кажется, это называется деградацией или умиранием. За эти 60 лет его язык сократился вдвое, почти на два километра.

Началось таяние мерзлот — плотно спрессованного снежного запаса, накопленного тысячелетиями. Мерзлоты – наша последняя вода.

На вопрос, откуда в кране берется вода, многие уверенно ответят – «из скважины». А откуда берется вода в скважине? Специалисты говорят, что нам стоит поторопиться, чтобы спасти свой главный источник воды – ледники. На фоне обезвоженного Центрально-Азиатского региона Алматы выглядит настоящим оазисом, но похоже, это ненадолго.

Расчеты экспертов показывают, что в ближайшие 20 лет здесь, у нас дома, мы увидим высохшие русла горных рек. При этом ученые всего мира признаются, что процессы, вызванные глобальным потеплением, разворачиваются намного быстрее самых пессимистичных прогнозов и сценариев, подсказанных математическими моделями.

Многие годы шли дискуссии о колоссальных необратимых последствиях для всей экосистемы при повышении средней глобальной температуры на 1,5 градуса. Сейчас уже зафиксирован прирост температуры в + 1,1 градус, но все чаще звучит версия о том, что порог в 2 градуса не только не предел, но еще и один из самых оптимистичных, если оценивать наш текущий вклад в состояние экологии. Между этими крошечными цифрами – катастрофа, увеличивающаяся в геометрической прогрессии.

Главный источник тепла в мире – выбросы диоксида углерода, CO2. Если сегодня мы остановим работу всей авиации, транспорта, промышленных объектов, обнулим полигоны с бытовыми и радиоактивными отходами, и даже съедим весь крупнорогатый скот, температура будет продолжать расти. Драма в том, что у нас нет рубильника. Углеродный след не исчезнет. Он будет и дальше накапливать и излучать тепло. Механизм запущен.

2018 год был назван самым теплым в истории Земли. Сегодня уровень выбросов CO2 в атмосферу превышает объем энергии, ежегодно затрачиваемый всем человечеством, в 1000 раз.

Невероятный факт, как и все, касающееся этой темы: сейчас 93% тепла поглощается океаном. Принимая удар на себя, он выступает термальным буфером, поэтому суровые последствия изменения климата пока ощущаются намного мягче, чем могли бы.

Что происходит с мировым океаном, когда его температура незначительно повышается? С таянием айсбергов и ледников (а сегодня они тают в 6 раз быстрее, чем в 1980 году) мы теряем источники пресной воды. В более теплой воде исчезают многие виды флоры и фауны, страдает вся пищевая цепочка, а бактерии, наоборот, размножаются быстрее. В теплой воде стремительнее формируются ураганы и штормы, их скорость и разрушительная сила волн увеличивается в разы. Повышается мировой уровень океана – теплая вода занимает больше места, закисляется и отравляет другие источники воды. Когда мы преодолеем отметку +2,5 градуса, растает весь арктический лед. Необратимо.

Статья и одноименная книга «Необитаемая Земля» Дэвида Уоллес-Уэллса, редактора журнала New York Magazine, наделала много шума в 2017. Он разбирает самые пессимистичные сценарии и объясняет, как прогнозы ученых постепенно превращаются в реальный график наступления климатического апокалипсиса. По ссылке – перевод на русский язык и аудио-версия, настоятельно рекомендую.

Так вот, Уоллес-Уэллс прав, что мы боимся и паникуем недостаточно сильно и допускаем 3 фатальных ошибки:

1) Нам кажется, что изменение климата происходит медленно и мы почувствуем его не скоро,

2) Нам кажется, что глобальное потепление происходит далеко от нас, 3) Нам кажется, что мы и наши действия не при чем и последствия нас не коснутся.

Кого-то может погубить собственное неведение. Или чужое неведение погубит всех.

Если вы не склонны поддаваться панике, вот наглядный пример удивительной взаимосвязи прогнозов от глобального к локальному, взятых из 3 независимых публикаций. The National Geographic объясняет, как драматично будет расти температура воды и воздуха. Если бы все тепло, поглощаемое океаном, начиная с 1955 года (время начала системного мониторинга), вдруг попало в атмосферу, температура воздуха мгновенно подскочила бы на 60 градусов! The Guardian озвучивает прогноз экспертов о том, что при повышении средней глобальной температуры на 2 градуса всего через 20 лет определенные регионы будут непригодны для жизни из-за аномальной жары. Так, речь идет о Ближнем Востоке и Азии, включая Индию. Начнется новая волна миграции, появятся климатические беженцы. И одновременно с этим The New York Times в материале о Туюксу отмечает, что ледники Тянь-Шаня, будучи частью более крупной горной системы (см. карту) и питая бассейны крупнейших рек, в ближайшие 30 лет могут потерять все свои замороженные запасы и оставить самую населенную часть Земли без воды. Там же – прогноз специально для нас: сначала мы увидим много воды в горных реках Центральной Азии, но в течение 20 лет она иссякнет, в том числе и в Малой Алматинке, формируемой водами тающего с сумасшедшей скоростью ледника Туюксу.

Как говорит Уоллес-Уэллс, никогда не поздно, даже если уже слишком поздно.

Прогнозы ужасны при любом раскладе, но вот будет ли все «просто плохо» или «чудовищно плохо» – зависит от действий, предпринятых прямо сейчас. На счету каждая молекула CO2. Тогда как же мне, вам, нам всем уменьшить свой индивидуальный углеродный след? Я очень хочу услышать голоса наших экспертов.

Я хочу услышать множество разных голосов, решений, пошаговых инструкций. Почему все они молчат? Возможно, потому что наука в нашей стране – тоже политика?

В таком случае, все, что мы можем делать сегодня и всегда – требовать радикальных политических шагов, настоящих волевых поступков. Человечности.

Если у вас есть дети, что вы им скажете? Возможно, у них тоже есть, что вам сказать.

Посмотрите на шведского ребенка Грету Тунберг, которая отказалась ходить в школу до тех пор, пока правительство Швеции не начнет выполнять обязательства Парижского соглашения по сокращению выбросов углекислого газа в атмосферу. Ее одиночные пикеты у здания парламента переросли в массовую «Школьную забастовку за климат» по всему миру. Невероятно, этот ребенок ведет себя осознаннее и ответственнее взрослых. Этот ребенок гораздо серьезнее и смелее всех нас – на конференции по изменению климата в ООН и на всемирном экономическом форуме в Давосе она открыто и по существу обвиняет международных лидеров в бездействии и лицемерии. Ее вопросы закономерны – почему все ведут себя так, как будто нет никакой катастрофы? Зачем нужна такая беззубая политика? Что сделали лидеры развитых государств, чтобы начать сокращать объем выбросов углекислого газа в промышленных масштабах?

Фотография из открытых источников

Вы помните, какой была тема ЭКСПО в Астане? Какие возобновляемые источники энергии пришли на смену привычному арсеналу после коллективного и весьма затратного осмысления темы «Энергия будущего»? Как это повлияло на наше гражданское и экологическое самосознание?

Напомню, в 2016 Казахстан ратифицировал Парижское климатическое соглашение и заявил о безусловном сокращении выбросов углерода на 15% от уровня 1990 года к 2030 году. Что изменилось за целых 2 года? Это все еще климатическая дипломатия или уже конкретный инновационный план? У кого взять график выполнения и перевыполнения плана? Разве не с такими категориями работают менеджеры высшего звена, которыми себя провозгласила наша власть?

Иногда Грета ведет себя как злая девочка. В ее возрасте я всего лишь помогала старшим с замерами воды и мирно считала бабочек, она же – призывает активистов злиться по-взрослому и использовать свою злобу как инструмент давления на власти предержащих. Она требует и делает это громко.

Мне бы очень хотелось вас напугать. И мой аргумент прост: если нам не хватает уважения и любви к тому, что нас окружает и щедро одаривает, то что, если не страх, заставит нас выживать? Каким словом или примером можно расшатать уютное обывательское представление о том, что кто-то обо всем позаботится за нас? Полагаю, развитость страны как раз и определяется ее ответственностью за последствия своих действий и еще важнее – бездействия. А страна – это кто?

Уверена, меня окружает много людей, которые не паникуют и ничего не боятся. Я дарю вам индийскую притчу о слоне и слепцах в стихотворной версии Маршака:

Слепцы, числом их было пять,

В Бомбей явились изучать

Индийского слона.

Исследовав слоновий бок,

Один сказал, что слон высок

И прочен, как стена.

Другой по хоботу слона

Провел рукой своей

И заявил, что слон - одна

Из безопасных змей.

Ощупал третий два клыка,

И утверждает он:

- На два отточенных штыка

Похож индийский слон!

Слепец четвертый, почесав

Колено у слона,

Установил, что слон шершав,

Как старая сосна.

А пятый, подойдя к слону

Со стороны хвоста,

Определил, что слон в длину

Не больше чем глиста.

Возникли распри у слепцов

И длились целый год.

Потом слепцы в конце концов

Пустили руки в ход.

А так как пятый был силен, -

Он всем зажал уста.

И состоит отныне слон

Из одного хвоста!

Рекомендовано для вас