11852
13 мая 2019
Текст - Настя Гончарова, фотографии Жанары Каримовой

Маленькие люди на грани нервного срыва

К движению школьников в защиту климата присоединяется все больше взрослых

Маленькие люди на грани нервного срыва

Казахская весна озадачивает если не всех, то многих. И главный вопрос «что дальше?» разделил мое окружение на скептиков, наблюдателей и мечтателей. Очевидно, что при совершенно других обстоятельствах закономерный вопрос «что будет с нами после выборов?» мог бы заставить по-настоящему задуматься о жизни, ведь, выбирая личность, мы соглашаемся с его или ее сценарием будущего, а это – 5, 10 или, простите, 30 лет нашей жизни. Да это и есть целая жизнь!

Пока майские события разворачиваются с размахом сериала, а политическая система делает вид, что Казахстан – заповедник, у которого свой путь консервации, в мире происходят очень занятные вещи.

Например, вы наверняка слышали, что 40 недель назад дети с транспарантами вышли на улицы и за это время школьная протестная лихорадка #SchoolStrike4Climate заразила весь мир? Сегодня в ней участвуют 522 города в 75 странах мира, если быть точной. Спустя год Грета Тунберг, та самая шведская школьница с косичками, с которой началось глобальное движение, в своем твиттере интересуется статусом перемен, а на ее вопросы отвечают главы правительств и редакторы крупнейших мировых СМИ. Вы улавливаете, кое-что изменилось?

Крупнейшие университеты США не теряли времени и уже оценили, что нам принесли климатические забастовки. Несколько исследований рассказывают о том, как дети и родители поменялись ролями и теперь младшие направляют старших.

Когда речь идет об экологической повестке, дети быстрее схватывают суть проблемы, их разум не замутнен идеологическими и политическими убеждениями, в отличие от их родителей. Тем не менее, родители интересуются настроениями своих детей и готовы к ним прислушиваться. Исследования подтвердили, что, объясняя детям, что такое изменение климата, родители оказываются в ситуации, когда им самим необходимо осознать и оценить происходящее.

Как правило, самым консервативным большинством являются отцы семейств. И именно дочери – в большей степени, чем другие члены семьи, – влияют на смену их убеждений. Вот вам и #GirlPower. Это также подтвердили и полевые исследования, поведенные в традиционных христианских общинах. Впрочем, именно так началась и история Греты Тунберг. Она смогла не просто убедить свою семью в том, что климатический кризис реален, а затем изменить их ежедневные привычки, отказавшись от пластика, мяса и авиаперелетов, но и получить в их лице серьезную моральную поддержку.

Именно обсуждение в семье ученые называют эффективной точкой старта для серьезного переосмысления своего отношения к изменению климата. Этому способствует доверительная атмосфера и фокус на благополучное будущее детей. Здесь встречаются убеждения одних и факты, добытые другими – документальные фильмы, отчеты, инфографика и тысячи аккаунтов в социальных сетях ежедневно обновляют сводки с полей.

Возможно, по этой причине к движению школьников в защиту климата присоединяется все больше взрослых. Во время недавней волны забастовок #ExtinctionRebellion в Лондоне, когда сидящие активисты заблокировали проезд на Oxford Circus, меня потрясла одна сцена. Полицейские освобождали площадь и одной из последних они бережно перенесли в автозак глубоко беременную женщину. Она присоединилась к протестам ради еще неродившегося ребенка, потому что считает, что его будущее очень туманно.

Остановитесь на минутку: какой сбой должен произойти в системе, что дети и беременные женщины «захватывают микрофон» и выходят на улицы, чтобы кричать о будущем, которого у них может не быть?

Как говорит Грета, ходить на митинги вместо уроков – не детская работа, но у школьных активистов нет другого выбора – их будущее оказалось в руках тех, кто замалчивает проблему и бездействует не один десяток лет.

Еще год назад казалось, что ключ к успеху – в широкой осведомленности. Сегодня стало понятно, что этого уже недостаточно – важно действовать, создавать возможности для реальных поступков, потому что стремительно разворачивающийся экологический кризис не оставляет времени ни экологам, ни политикам. Увы, это не образное выражение.

Из твиттера Греты я узнала о документе, который еще наделает много шума в конце года, когда будет опубликован в полном объеме. Сейчас представлен лишь релиз отчета Межправительственной группы экспертов по проблемам биоразнообразия IPBES при ООН. Это результат первой и крупнейшей международной оценки биоразнообразия Земли за 50 лет, объединивший данные 15 000 исследований, правительственных отчетов, документов и наблюдений, собранных учеными и практиками из разных областей. Вердикт удручающий: «беспрецедентное» истощение природных ресурсов, «неуклонно возрастающие» темпы потери биоразнообразия в результате деятельности человека. Мировые СМИ оценили данные как «ужасающие», но впору говорить о явлениях зловещих и необратимых – уже сейчас под угрозой вымирания оказалось около миллиона (!) видов (!) живых организмов. Ровно 20 лет назад в The New York Times писали об угрозе потери 31 000 видов.

Роберт Уотсон, британский профессор, возглавивший научную группу IPBES, рассказал, что работа над докладом позволила углубиться в причины разрушения экосистемы, главной из которых является превращение лесов, болот и других диких ландшафтов в распаханные поля, плотины водохранилищ и бетонные города. Согласно отчету, около 75% суши и 66% водных ресурсов уже «серьезно видоизменены» людьми, в основном, для производства продуктов питания. Сельскохозяйственные угодья сегодня занимают более 33% поверхности Земли и используют 75% ее пресноводных ресурсов.

Начиная с 1980 года загрязнение пластиком возросло в 10 раз, ежегодно в мировые воды сбрасывается 300-400 миллионов тонн тяжелых металлов, растворителей, токсичных осадков и других отходов промышленных предприятий.

Удобрения, попадающие в прибрежные экосистемы, создают более 400 мертвых зон в океане. Когда население планеты достигнет 7 миллиардов человек, растущие масштабы сельского хозяйства, вырубки лесов, браконьерства, вылова рыбы и добычи полезных ископаемых приведут всю экосистему к беспрецедентному истощению, когда-либо известному человечеству. «Здоровье экосистем, от которых зависим мы и все остальные виды животных, ухудшается быстрее, чем когда-либо. Мы лишаем себя средств к существованию, подрываем основы нашей экономики, продовольственной безопасности, здоровья и качества жизни во всем мире», говорится в отчете. Земля переживает шестую волну массового вымирания – и пять предыдущих не были связаны с антропогенным влиянием.

Можно сколько угодно читать Канемана или отчеты по поведенческой экономике, чтобы разобраться, как устроен наш мозг, но так и не понять, почему в момент свирепого пожара или разрушительного землетрясения большинство людей выбирают просмотр сериала или приготовление ужина. Звучит абсурдно? А разве не этим мы занимаемся, когда слышим новости об экологии?

Что делает нас такими равнодушными? Возможно, низкая осведомленность? Парализующий страх? Или это проблема масштаба – как обычному маленькому человеку остановить вымирание популяции шмелей? А может, кому-то мешают стереотипы?

Я все чаще слышу точку зрения людей, с почтением относящихся к религии, любой религии. Она известна и вам: «Бог создал все сущее для человека и его процветания, а животные даны нам в качестве пищи. В чем проблема?» Звучит как неисчерпаемый глобальный супермаркет! Если придерживаться такой картины мира, то в какой момент уместно вспомнить о вечных добродетелях – скромности и умеренности, сострадании и любви? Мне кажется странным, что некоторых животных сегодня можно встретить только в зоопарках, а забытых насекомых – на иллюстрациях в старых книгах, – а все потому, что в дикой природе они уже вымерли или были истреблены.

С этой логикой что-то не так – многие живут в святой уверенности, что мир создан именно таким – несовершенным, и все напасти случаются от недостатка веры, а не от бездействия или безответственности. Кто-то другой обо всем позаботится? Не сочтите меня богохульницей, но я не уверена, можно ли все это преодолеть только с божьей помощью. Современные служители веры говорят о приближении конца света и важности покаяния, но ни слова – о мобилизации усилий для проведения вселенского субботника.

Во всех областях, ставших новыми формами религии – консьюмеризме, власти и политике, – есть проблемы с пониманием причинно-следственных связей. Отчет IPBES показывает, что правительства и бизнесы до сих пор не готовы реагировать на экологические вызовы, хотя Конвенция о биологическом разнообразии, подписанная 172 странами, была признана одним из ключевых международных договоров по окружающей среде еще в 1992 году. Все идет к тому, что цели Парижского соглашения по сохранению биоразнообразия и выполнению целей ООН в области устойчивого развития (продовольственная, водная и энергетическая безопасность) не будут достигнуты из-за неадекватного управления природными ресурсами и субсидирования вредоносных программ, проектов и бизнесов.

Цель отчета в том, чтобы достучаться до самой широкой аудитории. «Мы должны обратиться не только к НПО и министрам окружающей среды, но и к тем, кто отвечает за сельское хозяйство, транспорт, производство и энергетику, потому что именно они несут ответственность за причины утраты биоразнообразия», пишет Уотсон.

«Еще не слишком поздно изменить ситуацию, но только если мы начнем действовать немедленно и на всех уровнях – от локального к глобальному. Благодаря «трансформирующим изменениям» природу все еще можно сохранить, восстанавливать и использовать устойчивым образом. Под «трансформирующими изменениями» мы подразумеваем фундаментальную и системную реорганизацию с учетом технологических, экономических и социальных факторов. Участники IPBES также признали, что внедрение «трансформирующих изменений» может столкнуться с противодействием тех, чьи интересы наделены статус-кво, но что такое противодействие может быть преодолено ради общественного блага», обращается в релизе Уотсон.

«Мир должен признать, что утрата биоразнообразия и антропогенное изменение климата – это не только взаимосвязанные экологические проблемы, но и проблемы развития, экономики, социальной сферы, безопасности, справедливости и морали. Будущее человечества зависит от сегодняшних действий. Если мы не будем действовать, наши дети никогда нам этого не простят».

Вернемся к детям, сегодняшним активистам. Они не могут голосовать и слишком наивны, чтобы заниматься политикой, но, когда они собираются вместе, их невозможно перекричать. Как думаете, есть ли связь между протестным движением школьников и этими новостями?

1) Темы изменения климата и экологической катастрофы названы главными приоритетами на выборах в Европарламент в мае 2019, на выборы придет 420 миллионов избирателей.

2) Парламент Великобритании одобрил предложение об объявлении чрезвычайной ситуации в области климата и окружающей среды, что является началом очень серьезных реформ для правительства и бизнеса.

3) 29-летняя Александрия Окасио-Кортес, которую называют представительницей нового поколения политиков, рапортует, что тема климата и экологического кризиса впервые в истории США поднялись в тройку самых обсуждаемых вопросов среди электората.

Фантастика! Чем не программа для политического кандидата в Казахстане, если он живой человек, а не нурбот?

Но и нам с вами, во что бы то ни стало, важно оставаться живыми людьми, открыто обсуждая сценарии своего будущего с детьми и друг с другом – со всеми его радостями и угрозами. Возможно, когда мы научимся говорить об этом вслух, сценарий нашей жизни в этой стране станет коллективным, а не тем, который нам приготовили вместе с кандидатом.

И если вы сомневаетесь, что маленький человек может что-то изменить, оглядывайтесь на детей и помогайте им реализовать то, что вы для них еще не успели сделать. Ведь вы уже уловили, что кое-что непоправимо изменилось?

Рекомендовано для вас