2520
3 декабря 2019
​Виктория Ким, Хью Уильямсон, Human Rights Watch, фото Жанары Каримовой

Домашнее насилие в Казахстане: много слов, мало дела

Представители Human Rights Watch о том, перейдет ли Казахстан к реальным действиям в борьбе с домашним насилием

Домашнее насилие в Казахстане: много слов, мало дела

Как поступит женщина, если на улице на нее нападут или начнет приставать незнакомец? Инстинктивно она будет искать спасения дома, ведь там она чувствует себя в безопасности. А что, если женщина сталкивается с издевательствами со стороны мужа или партнера в собственном доме? К сожалению, для многих женщин в Казахстане домашнее насилие нередко превращает стены родного дома в небезопасное место.

25 ноября в стране на государственном уровне в очередной раз стартовали мероприятия, приуроченные к ежегодной международной кампании «16 дней активных действий против гендерного насилия», которая проводится в целях «предотвращения и искоренения насилия в отношении женщин и девочек».

Как нам сообщили в официальных инстанциях, в рамках республиканской акции «16 дней без насилия в отношении женщин» «проводится праворазъяснительная работа среди населения и информирование граждан об организациях, оказывающих помощь жертвам насилия».

Эти слова, как и принятие в 2009-м году закона о предотвращении семейного-бытового насилия, обнадеживают. Но все-еще необходимы безотлагательные действия по сокращению масштабов домашнего насилия и предоставлению адекватных услуг по оказанию помощи пострадавшим от него. Домашнее насилие в Казахстане устойчиво сохраняется, серьезно подрывая основополагающий принцип необходимости борьбы с любым насилием в отношении женщин. Пробелы в законодательстве, чреватые угрозой для жизни и неадекватные правоприменительные и судебные меры реагирования на домашнее насилие, а также несоответствующее качество существующих услуг оказания помощи зачастую оставляют женщин практически без защиты.

Женщины, с которыми мы беседовали для нашего октябрьского доклада, пережившие насилие со стороны мужа или партнера, делились личными историями, леденящими кровь. Одна собеседница рассказала, как в сентябре 2018-го, когда она была на седьмом месяце беременности, пьяный партнер выволок ее за волосы в поле на холод, где избивал ее на протяжении двух часов.

Косые взгляды окружающих, давление и непринятие со стороны семьи самой пострадавшей, экономическая зависимость от агрессора и элементарная неосведомленность о том, где искать помощи, - все это не позволяет женщинам заявлять об издевательствах и рассчитывать на поддержку.

Как рассказала 38-летняя женщина, которую муж стал бить в первый же год после свадьбы в 2002-м, до осени 2018-го она терпела и не заявляла в полицию, потому что «меня так воспитали, у меня такой менталитет». По ее словам, ей казалось, что это позор – писать заявление на мужа.

Недоверие к полиции и судебной системе, а также немногочисленная представленность женщин в правоохранительных и судебных органах затрудняют пострадавшим доступ к правосудию. 30-летняя мать двоих детей рассказала нам, как муж девять лет бил и унижал ее, пока в марте 2019-го она все же не подала на развод. Но в полицию за все это время она ни разу не обращалась, потому что не верила что что-то может измениться: «А толку-то?! Они и пальцем не пошевельнут, если это семейные разборки».

Другая наша 38-летняя собеседница, с 2017-го постоянно подвергалась жестоким издевательствам со стороны мужа, даже во время беременности. Она рассказывала, что, каждый раз, когда ей приходились иметь дело с полицией, она не могла подробно описывать все издевательства, потому что «там одни мужчины».

Убежища и организации по оказанию помощи женщинам в трудных ситуациях – это очень важная составляющая работы государства в области предотвращения домашнего насилия, но мы выяснили, что даже в убежище женщина не всегда чувствует себя в безопасности. Сотрудники государственных кризисных центров делают все возможное для оказания помощи пострадашим от домашнего насилия, однако в некоторых государственных центрах существуют серьезные нарушения требований безопасности, к тому же их работа чрезмерна заточена на примирении и сохранении семьи – вплоть до того, что персонал порой обвиняет саму женщину в том, что она спровоцировала насилие, приглашает агрессора в убежище и уговаривает женщину примириться с ним. Одна женщина вспоминала, как психолог в кризисном центре убеждала ее: «Не делай детей сиротами. Женщины сами виноваты».

В своем сентябрьском обращении к нации президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что Казахстану «нужно в срочном порядке ужесточить наказание за сексуальное насилие … [и] … бытовое насилие против женщин». Верховный суд и Министерство внутренних дел Казахстана подтвердили Human Rights Watch эту приверженность правительства. Остается надеяться, что для начала, слова официальных лиц найдут отражение в конкретных действиях властей, поскольку домашнее насилие до сих не считается уголовным преступлением в национальном законодательстве. Женщинам в Казахстане должна быть обеспечена возможность чувствовать себя в безопасности в своих домах.

Авторы:

Виктория Ким – младший исследователь Human Rights Watch по Центральной Азии, базируется в Алматы

Хью Уильямсон – директор Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии, базируется в Берлине

Рекомендовано для вас