19396
27 апреля 2020
Санжар Бокаев, доктор политологии PhD, иллюстрация Жанары Каримовой

Время резать по живому

Как сократить чиновничий аппарат

Время резать по живому

Санжар Бокаев, доктор политологии PhD, специально для Vласти

Коронавирусная пандемия, с одной стороны, вскрыла слабые места в системе государственного управления, а с другой показала, что государственный аппарат может работать в усеченном формате без заметной потери эффективности. В настоящее время, по приблизительным подсчетам, около половины госслужащих на время карантина отправлены по домам. Тем не менее, мы видим, что государственная машина не заглохла. А если учесть, что государственная служба не имеет опыта дистанционной работы и отсутствующие госработники в этом смысле бесполезны, напрашиваются серьезные выводы. Тут впору вспомнить эффект Рингельмана, французского ученого, который в своих исследованиях доказал, что с ростом числа участников снижается эффективность каждого из них. Чем больше людей в группе/коллективе, тем менее ощутимым становится вклад каждого из них.

Что касается бизнеса, то большинство частных компаний (кроме производственных) могут легко перевести на удаленный режим 2\3 персонала без ущерба для бизнес-процессов. Предприниматели давно научились оптимизации, быстрой адаптации и выживанию в самых непростых условиях. Раздутый госаппарат, напротив, не привык ужиматься и демонстрирует ежегодный рост. К примеру, в 2019 году численность госслужащих увеличилась почти на 300 единиц в сравнении с предыдущим периодом.

Следует отметить, что в предыдущие годы все попытки сократить численность государственного аппарата не давали должного результата. Незначительное снижение осуществлялось в основном за счет сокращения вакантных должностей, но спустя некоторое время количество госслужащих возрастало еще больше. Пока единственным (и довольно сомнительным) инструментом сдерживания необоснованного роста госаппарата является мораторий на замещение вакантных должностей административными служащими.

Немного статистики

Согласно данным Агентства РК по делам государственной службы в Казахстане насчитывается 99 тыс. чиновников: политические – 455, служащие корпуса «А» - 285, корпуса «Б» - 98 000. В центральных госорганах работают 52 363 чиновника, в местных госорганах – 46 363. Самая большая штатная численность у министерства финансов - порядка 20 тысяч человек (с подведомственными структурами), в министерстве национальной экономики – свыше 4 тысяч, в минкультуре – более 3 тысяч человек. В минсельхозе лимит штатной численности установлен в 9 тысяч человек. Что мы имеем по профилю указанных министерств? Финансы управляются слабо, общество культурнее не становится, а сельское хозяйство никак не может накормить своих граждан. Значит, количество, действительно, не значит качество.

Фотография Владимира Третьякова

Переход к мобильному правительству

Одним из положительных факторов пандемии коронавируса следует назвать возможность проведения тотальной оптимизации как в квазигосударственном секторе, так и в системе государственного управления. Для президента Касым-Жомарта Токаева одной из первоочередных задач после победы над вирусом станет создание умной системы госуправления, переход к которой предполагает не просто сокращение госаппарата, а создание мобильного и высокоэффективного правительства с последующей перезагрузкой всей системы государственной службы. Ранее Токаев заявлял о планах поэтапно сокращать численность государственных служащих.

Уже с 1 апреля 2020 года правительство должно было приступить к сокращению штатной численности государственных служащих на 5% (согласно Указа от 30 декабря 2019 года №19-4233-4).

Учитывая сложную экономическую ситуацию, при грамотном планировании, вполне реально сокращать число служащих по 10% каждый год. Экономия будет колоссальной - порядка 20 млрд тенге ежегодно.

Но тут возникают сразу два вопроса: 1) важно чтобы под сокращение не попали работоспособные, толковые специалисты, которые менее защищены, чем подсаженные «золотые киндеры», находящиеся под покровительством руководства; 2) не превратить сокращение ради сокращения, важно создать новую парадигму найма, селекции и взращивания госменеджеров, затачивания под нужды общества и государства. В книге «Эффективное правительство для нового века» Раби Абучакра и Мишель Хури, занимающие руководящие должности в Управлении по стратегическим вопросам правительства Абу-Даби, указали, что «первоочередным требованием к правительствам всех стран становится быстрота реагирования. Люди хотят и ждут немедленных результатов, требуют большей прозрачности и ответственности». Аналогичный запрос уже давно наблюдается и у казахстанского общества.

Кайдзен для правительства

Наша страна на период режима чрезвычайного положения отказалась от нескольких тысяч форумов, конференций, а также имиджевых, политико-партийных, культурно-спортивных и других мероприятий, на которые были заложены миллиарды госсредств. Не проведены в Казахстане эти многочисленные концерты, ивенты, круглые столы, форумы – и ничего не произошло. Напротив, больше стало экономии, меньше коррупционных скандалов. В этом отношении интересна японская философия управления, а именно методика Кайдзен 5S, в которой первый шаг начинается с наведения порядка, отсечения всего лишнего. Коронавирусный кризис показал, что наступило время для тщательного анализа всех мероприятий, проводимых как на республиканском, так и на местном уровнях. Если бы госорганы осуществляли оценку эффективности мероприятий (к примеру, по прогрессивной методике ROI), половины всех конференций и других ивентов не было, их сразу подвергали безоговорочному секвестру еще на стадии рассмотрения бюджетных заявок. Почему следует урезать все ненужные мероприятия? Потому как их большое количество напрямую влияет на загруженность государственных служащих. Кто планирует, готовит и организовывает все эти события? Государственные служащие. И вот здесь начинается самое интересное: возникает необходимость в профессиональном анализе загруженности госработников в соотношении с функциональными обязанностями и эффективностью. Такой анализ покажет, что госслужащие загружены неравномерно, все работают допоздна, сильно устают, выполняют незначительный объем работы, поскольку, заняты излишним бумаготворчеством, и потому малоэффективны.

Время сейчас другое: важен экосистемный подход к оказанию государственных услуг с мерами финансовой консолидации, усиления прозрачности, использования цифровых технологий.

Коррупция уходит в цифру

Мы исправно рапортуем о повсеместной автоматизации, электронном правительстве, передаче функций в конкурентную среду. Все это означает, что у госслужащих становится меньше работы, информационно-вычислительные технологии облегчают их труд, а эффект от цифровизации государственного управления повышает качество госуслуг и снижает затраты. По логике должно сокращаться и количество госработников. В таком случае, почему количество госслужащих в стране неуклонно растет, как и затраты на содержание государственного аппарата? В чем же причины? К сожалению, на государственную службу часто приходят не самые сильные и мотивированные специалисты, которые в большинстве своем не создают качественного роста. В результате каждый руководитель госоргана или государственной компании, не замечая сдвигов в работе, набирает еще больше людей. К эффекту Рингельмана, о котором говорилось выше, добавляется снижение координации (чем больше участников, тем сложнее их координировать) и распыление ответственности (большие коллективы менее производительны, поскольку перекладывание ответственности на других становится частью корпоративной культуры). Эта гипотеза была впервые сформулирована американским ученым Иваном Штайнером в его теории о потери продуктивности группы (1972).

Ко всему указанному не становится меньше бумажной работы и бюрократии, однако наибольший урон кадровой политике государства наносит коррупция. Следует признать, что коррупция в Казахстане умная, постоянно мутирует как COVID-19, и в последние годы уходит в цифру. К примеру, много говорится о программе «Цифровой Казахстан», на реализацию которой из республиканского бюджета только за последние 2 года был выделен 41 миллиард тенге, о системе электронного обучения e-learning, которая обошлась казахстанцам за 35 миллиардов тенге. Насколько эффективно были потрачены деньги, можно было увидеть с начала карантина, когда школьники приступили к online обучению. И это - малая верхушка айсберга «IT-распила», отдельного внимания заслуживает киберкоррупция в национальных компаниях. На правительственном часе в Мажилисе Парламента РК, посвященном реализации госпрограммы «Цифровой Казахстан», данный вопрос затронул депутат Мухтар Ерман. Однако никаких следственных действий от компетентных органов в отношении администратора программы не последовало.

Фотографии издательства «Алматыкiтап»

Куда трудоустраивать уволенных

Государственные служащие, безусловно, не должны быть просто выставлены за дверь и пополнить тем самым ряды безработных. Во-первых, они могут перейти в частную сферу вместе с теми госфункциями, которые ежегодно передаются в конкурентную среду. К примеру, передали госфункцию в бизнес – сразу следом сократили служащих, которые этими вопросами занимались. Пусть устраиваются в частные компании, как опытные специалисты по данному профилю деятельности. Во-вторых, заместитель премьер-министра Ералы Тугжанов в прошлом месяце сообщил, что правительством будет создано 431 тыс. новых рабочих мест в рамках разработанной правительством «Дорожной карты занятости». Это в 90 раз больше, чем мы хотим сократить на государственной службе. В-третьих, государство уже разработало механизмы передачи многих госфункций в конкурентную среду. Так, в приложениях к приказу МНЭ Республики Казахстан от 29 июля 2019 года № 70 механизм аутсорса расписан вполне грамотно. Однако не всегда хорошо написанные документы работают на государственной службе. Причин тому множество. И это – предмет для отдельного анализа.

Выводы в статье сделаны на опыте работы автора в центральных, а также местных исполнительных органах.

Рекомендовано для вас