18718
12 января 2022
Наталья Слудская, специально для Vласти

Оставшиеся без рейса

В стрессовой ситуации каждому взрослому нужен взрослый

Оставшиеся без рейса

Алматинцы, оказавшиеся во время январских событий за рубежом, столкнулись с ситуацией, когда самолеты перестали летать, так как аэропорт Алматы разгромлен и не может их принимать. К беспокойству за судьбы родных в дни, которые были полны неизвестности, прибавилось непонимание, как им теперь возвращаться домой. Рассказывает Наталья Слудская.

Когда жители моего города слышали выстрелы за окном, у меня под балконом раскатывался гул океана. Все, с кем нам удавалось связаться в первые дни, говорили: «Вам повезло, что вы там, как можно дольше сюда не возвращайтесь», но мы вообще не рассматривали это как везение. В эти апокалиптические дни нам пришлось постичь один из странных законов войны: когда под угрозой находятся те, кого ты любишь, тебе нужно к ним. Да, там всё горит и взрывается, да, тебе страшно, и ты с убийственной ясностью осознаешь, что ничем не сможешь помочь, ты будешь абсолютно бесполезен. Но сердце твое там и чувство оторванности от родных, непонимание, что с ними происходит, возводит твою бесполезность в высшую степень, и погружает в какое-то совсем уж пограничное отчаяние.

Мы прилетели на Шри-Ланку за день до событий в Алматы, и когда пошли первые сообщения про стрельбу и горящие здания, не сразу поняли, что это будет «другой отдых», не такой, как планирует человек, вылетающий на неделю с семьей на новогодние каникулы. Мы, как амёбы, ходили с телефонами, ни на миг не отрывая взглядов от экрана, обмениваясь скудными сведениями, которые нам удавалось выловить в информационном пространстве. Мы безошибочно научились распознавать своих, из Казахстана, – они тоже выглядели растерянными и шокированными. У всех дома остались близкие – дочь, бабушка, сестры-братья с семьями, родители. Никто не отвечал. Связи не было. Не было ни малейшей идеи, что нам думать. Редкие (через 9 раз на 10-й) дозвоны через платную услугу скайпа на домашний и отрывочные сообщения, которые приходили к нам от людей, у которых каким-то фантастическим образом работал интернет – вот и всё, что было нашими каналами связи. Подруга, которая как раз-таки осталась с интернетом, рассказала, как третьи сутки работает колл-центром. Она звонила по скинутым ей от незнакомых людей номерам, которые передавали её контакт друг другу по цепочке, с одной и той же речью: «Ваша дочь/отец/мама/ беспокоятся о вас, просят, чтобы вы сидели дома». Потом перезванивала тем, кто волнуется: «Все в порядке, ваши живы-здоровы».

9 января у сестры был день рождения. Все эти дни до 9-го я знала только, что они закрылись в своей квартире в центре, что сестра находится вместе с мужем и детьми и что у них есть еда. Это было уже много. Я дозвонилась, чтобы поздравить ее, но слов не было, я сказала, что любые пожелания сейчас прозвучат глупо, пусть всё скорее наладится. Она ответила упавшим голосом: «Да, ничего не говори, все и так ясно без слов, я тебя люблю». И повторила то же, что и все: «Как можно дольше сюда не возвращайтесь». Но вернуться - было самым острым моим желанием.

Чат-спаситель

На второй день в “Телеграме” появился чат «Казахстанцы в Шри-Ланке». Он объединил туристов, которые встали перед фактом, что аэропорт, из которого они недавно вылетели, не работает. Люди остались без рейса, и над ними висела перспектива остаться еще и без крыши над головой, так как не было доступа к кредитным картам, денег и понимания, что делать.

Этот чат стал для всех не только технически полезной площадкой, где люди могли делиться важными сведениями о продлении визы, сдаче ПЦР-теста и возможностях перелета через другие города. Он стал местом, где мы могли почувствовать облегчение, – от того, что объединены, что нас много и что мы всё еще те же самые люди из той же самой страны. Люди, оказавшиеся на распутье, могли найти компаньонов, чтобы вместе снять домик в аренду или предоставить кому-то место в номере в своем отеле, потому что у них была дополнительная кровать. Они передавали друг другу детское питание и излишки наличных денег.

Приведу некоторые сообщения целиком.

«Если кому-то нужны небольшие деньги на еду, ПЦР и т.д. в долг: напишите мне в личку запрос. Ваш район и сколько нужно. Опубликую анонимно, найдём соотечественников, готовых помочь. Одной девушке уже помогли. Пока ситуация не критическая по количеству обращений, сбор средств не делаем, потому что это потом очень сложный процесс с распределением и отчетностью, и я не готова пока брать это на себя. Но если задержки по вылетам продолжатся и будет критическая ситуация нарастать у людей, будем делать, что понадобится».

«Добрый вечер! Нам нужна помощь – мы в карантинном отеле – так как ПЦР у меня положительный, симптомов нет, но выходить все равно нельзя, со мной дочь 9 лет. Кормят 3 раза в день, но еда специфическая, она ничего толком не ест уже третий день, сегодня живот болел. Может, кто-то сможет нам привезти фруктов, какое-то печенье или хлебцы? А то нам тут ещё до следующего воскресенья сидеть, с положительным ПЦР-ом мы не улетим. Деньги у нас есть, нет возможности выйти, находимся рядом с пляжем Унаватуна, фото и название отеля скину».

«Кому-нибудь оставить лекарства? Я, кажется, улетаю. Есть ибупрофен детский, декатилен, анаферон, парацетамол, эрсефурил (от расстройства желудка и отравления), зодак».

Лекарства были хорошим предложением, потому что «а вдруг мы здесь надолго?».

Дальше можно не продолжать, там много такого под общим тэгом «Мы вместе и помогаем друг другу всем, чего бы это ни касалось».

Чат создала алматинка Малика Хаким, по профессии стратегический маркетолог. Малика живет в центре Алматы рядом с площадью Республики с мужем и двумя сыновьями, она преподает в вузе, консультирует МСБ, выступает активистом и наблюдателем на выборах.

«Мы с мужем много путешествуем по Казахстану, - рассказывает Малика. - Этим летом мы разбивали лагерь в Богутах, ночевали на Сырдарье, были на Алтае в базовом лагере под Белухой, жили в Аксу-Жабаглинском заповеднике, сплавлялись на плоту по реке Или. Сейчас мы в Тангалле, Шри-Ланка, с 19 декабря, приехали на месяц. Объездили пол-острова и осели в маленькой рыбацкой деревне до конца отпуска. Приехали сюда накануне событий.

Самое тяжелое, что наши дети были в этот момент в Алматы, причём в разных местах. Один – в квартире рядом с площадью, другой – в частном доме по дороге на аэропорт. Поэтому... я даже не знаю, как описать, что мы чувствовали. Первые трое суток мы провели, неподвижно упершись в телефоны, читая новости, пытаясь хоть с кем-то связаться, звонки проходили без звука, а смс через раз – это в лучшем случае, пакет роуминга отрубили, а баланс закинуть было невозможно. Я плакала без остановки. Мы не понимали, что лучше, что мы тут с доступом в интернет, но морально кастрированные без связи с родиной и возможности хоть чем-то помогать, или лучше было быть там, без информации, зато рядом с детьми. Разумеется, мы миллион раз пожалели, что впервые решили уехать в отпуск без детей».

Сейчас Малика уже в курсе, что с детьми и родными все в порядке. Но тогда Малика вспомнила, какую растерянность они испытывали однажды, когда из-за поломки борта 3 дня ждали вылета в Бангкоке и как в другой поездке попадали под закрывающиеся из-за пандемии границы. За три недели путешествия по Шри-Ланке Малика с мужем встретили много казахстанцев и, когда напряженность событий в Казахстане начала нарастать, открыла чат для помощи соотечественникам.

«Я в очередной раз поняла, – говорит Малика, – что в любой стрессовой ситуации каждому взрослому нужен взрослый. И если ты хоть немного можешь им быть в данный момент для кого-то, будь им. Просто адекватным взрослым. Сейчас в чате 469 человек. Я, конечно, этого не ожидала, управлять таким «коллективом» непросто. Но мне пригодился опыт волонтерства, активизма и управления командами в стрессовой рекламной сфере».

Два борта с казахстанскими гражданами уже улетели со Шри-Ланки,. Малика надеется, что до конца недели расписание рейсов начнет восстанавливаться, людям будет легче ориентироваться. Тогда у Малики станет меньше работы и она, наконец, выспится. Пока она постоянно в телефоне.

«Я вижу, что люди получают ответы на вопросы, помощь, информацию, им есть, где высказаться, — это для меня важно. Пишут те, кто ждет свою родню из Шри-Ланки. Пишут благодарности люди, уже долетевшие домой. Но я делаю это не ради «спасибо». Просто это оказалось единственным, что я могу сейчас делать для Родины и соотечественников. Лучшая новость для меня, после той, что с моими родными всё в порядке: мы, казахстанцы, умеем объединяться. И сейчас не нужно делить нас. Все, кто пережил это внутри страны, снаружи, мы все молодцы. Нам просто нужно беречь это умение – слышать друг друга».

Малика так не считает, но она сделала много. Я знаю, что трудно преодолеть явный контраст между двумя такими разными картинками: пока в стране шла война и погибали люди, мы тут лежали, развалясь, на шезлонгах. Мы сами, добровольно, полетели на этот отдых и вот теперь – без крова, без денег, с отмененными рейсами, и никто нам не виноват. Но, оказывается, так тоже случается, и этот важный опыт, который мы сейчас получаем, подтверждает, что все запланировать невозможно, и когда что-то идет не по плану, тебе никогда не помешает поддержка со стороны. И мы пока еще не разучились ее оказывать.

А есть ли в чате «казахи»?

Часть туристов улетели и еще полетят через столицу, оставшуюся часть пути до Алматы они преодолеют на поезде. Этим пассажирам, можно сказать, повезло: Air Astana, которой они сюда прилетели, отправила на Шри-Ланку два рейса, чтобы забрать их домой, полностью умыв руки по вопросу, как они будут добираться до Алматы, – сами как-нибудь решите. Будут ли дополнительные рейсы, неизвестно, главный официальный перевозчик молчит: ни смс, ни е-мейла, никакой информации. Так что в качестве второго реального коридора застрявшие на острове пассажиры, как и многие другие – в Грузии, ОАЭ, Стамбуле, – рассматривают перелет через Бишкек.

Супруги Дана и Султан Тундукпаевы – казахстанцы, которые находятся сейчас за рубежом. Месяц назад они вылетели из Казахстана на лечение за границу. Они открыли в телеграмме канал «Домой через Бишкек».

«Когда начались беспорядки в Алматы, – рассказывает Дана, – мы не могли найти себе места: переживали за родных, любимый город, душа болела, было страшно и горько осознавать, что ты ничем не можешь помочь. Были перебои в работе банковских приложений, карты не работали, отсутствовала связь. Аэропорта больше не было. Огромное количество наших сограждан зависло в воздухе, и 6 января мы поняли, что сейчас многие будут лететь домой через Бишкек – так появилось само название и группа».

У Султана и Даны не было опыта в подобных вещах, зато были друзья в Кыргызстане, которые сразу согласились помогать тем, кто полетит через Бишкек. Группа начиналась с трех человек, и за несколько дней выросла до 5 000. Дана говорит: «Мы не ожидали такого потока помощи, от кыргызстанцев пошла такая волна, люди предлагали еду, жилье, транспорт, нам отели начали писать, что свою помощь хотят оказывать, автоволонтеры, просто волонтеры присоединились. Мы увидели, что мэрия Бишкека и Посольство Казахстана в Кыргызстане тоже помогают нашим гражданам. Консул Казахстана добавился к нам в чат. В какой-то момент предложений помочь было так много, что люди из Кыргызстана стали спрашивать, а есть ли в чате вообще казахи?»

«Казахи», конечно, есть. Они прилетали с детьми, изнервничавшиеся, уставшие, многие без теплых вещей.

На Кордае на границе уже стояли обычные жители из Кыргызстана, которые привезли нашим горячий чай и еду, одежду, пледы.

Заправки Бишкека бесплатно заливали топливо автоволонтерам, отельеры и частные лица предлагали для остановки свое жилье. Волонтеры группы подсчитали, что предложений было столько, что можно было бесплатно разместить больше 200 человек. Это не считая гостиницу от мэрии Бишкека. Волонтеры до сих пор встречают людей в аэропорту и везут их в гостиницы или, если рейс прилетел утром, сразу на Кордай – бесплатно.

Поток информации в чате стал таким мощным, что управление пришлось подхватить другим админам-волонтерам. Сейчас их 12, они добровольно взяли на себя эту обязанность и круглосуточно отвечают на множество одинаковых вопросов, чистят чат от мусора, закрепляют наиболее важные сообщения. Важно, что несмотря на многочисленность группы, все участники одинаково точно поняли обращение админов, что этот чат – вне политики и не ведёт никаких денежных сборов.

«Мы были в шоке, какие кыргызстанцы человечные и щедрые. Они поставили свои дела на паузу и начали помогать казахстанцам, – делится Дина. – Сейчас наша группа организовала спецавтобусы из Кордая до Алматы. Мы также намерены организовать такие автобусы до Астаны, Шымкента и Тараза. Мы делаем это всё, потому что кто-то должен делать, просто хотим помочь от чистого сердца, чтобы все быстрее наладилось. Наши дети нас уже дней пять не видят толком, но, пока не стабилизируется, будем помогать. Работа идет в режиме нон-стоп, но усталости не чувствуешь, наоборот, как будто облегчение даже: нам стало легче переносить боль, которая на нас навалилась».

Коллаж Жанары Каримовой

В чате «Домой через Бишкек», в основном, туристы. Но есть и нерядовые случаи: кто-то улетал навестить родных, кто-то летал по работе на деловую встречу, кто-то на похороны, кто-то вернулся после паломничества. Есть студенты, которые летели к родителям, не известив их об этом: хотели сделать сюрприз, а оказались в ситуации, где их рейсы отменили, и они застряли на разных границах без связи с домом.

Сейчас связь есть, но мы пока еще здесь, вдали от родины. На момент сдачи материала у нас всё еще нет никакой информации – будет принимать пассажиров аэропорт Алматы или нет, может, мы полетим в столицу, а может быть, нам придется сдать билеты AirAstana и купить какие-то другие. Какие? На какое число? Пока у этой задачи нет решения, мы ждем. AirAstana под постом в Инстаграме с вопросами в адрес авиакомпании оставила абстрактный комментарий “приехать в аэропорт и там дожидаться своего рейса”.

Последние новости из Казахстана дают зачатки надежды. Даже представить себе невозможно, что ты читаешь всё это: нам, неизбалованным, привыкшим слышать от первых лиц государства обтекаемые, размытые формулировки, такая смена вектора кажется чем-то нереальным. И если это начнет становиться реальным, значит все потери, которые мы понесли в эти дни, были не впустую. Так что, какие бы сложности ни ожидали нас в пути, нам надо в Казахстан, к родным, друзьям, в любимый город, к тем, с кем мы все это время чувствовали прочную связь. Тем более, что никто уже не говорит «постарайтесь как можно дольше сюда не возвращаться». Эти слова перестали быть актуальными. Может быть, невзирая на наблюдение Хэмингуэя, мы перестанем быть одинокими, как острова в океане и станем, наконец, единой нацией. Хорошо бы – процветающей.