10916
11 декабря 2018
Текст Меруерт Сарсеновой, фото Жанары Каримовой

Миллиард на франшизах

Эксперты констатируют, что франчайзинговый рынок стагнирует, но при этом его оборот уже превышает $1 млрд.

Миллиард на франшизах

По данным Казахстанской ассоциации франчайзинга, на сегодняшний день в стране действуют 359 франчайзинговых систем, 5 137 франчайзинговых точек, из которых более 20% - это казахстанские бренды, остальные - иностранные. Больше всего франшиз работают в Алматы и Астане, а также в северных регионах Казахстана, где наибольшей популярностью пользуются российские франшизы. Оборот от франчайзинговой деятельности в Казахстане составляет около 400 млрд. тенге, в том числе более половины приходится на Алматы.

История франчайзинга в Казахстане началась в середине 1990-х, но только в 2002 году был принят закон о франчайзинге. По словам президента созданной в 2003 году Казахстанской ассоциации франчайзинга Бекнура Кисикова, принятый закон, по сути, не оказывает интенсивного влияния на развитие франчайзинга в стране, в связи с тем, что работа франчайзеров (передающая сторона) и франчайзи (принимающая сторона), в основном, опирается на Гражданский кодекс и закон о торговых знаках.

«На нашем рынке сейчас лидируют франшизы из России, - говорит Кисиков, - потом на равных идут Казахстан и США. После девальвации национальной валюты рост американских франшиз замедлился. Но ввиду того, что становится популярным сублицензионный рынок, они продолжают заходить к нам через другие страны, например, Pizza Hut (через Кувейт), Coca-Cola (через Турцию). Также на рынке востребованы французские и немецкие бренды». В разрезе сегментов это в основном, ритейл, фаст-фуд и услуги». При этом, по его информации, общих стандартов в этой сфере не существует. Договор между франчайзером и франчайзи заключается в среднем на 5 лет.

«Значимость франчайзинга состоит в том, что более 80% всех предприятий, работающих по франшизе, имеют безубыточную деятельность (уже в первые 5 лет). Напротив, согласно исследованиям, проведенным в США, более 85% стартапов, как правило, в первый год не выживают», - констатирует президент ассоциации франчайзинга.

При этом Кисиков отмечает, что сейчас рынок франшиз в Казахстане находится в стагнационном состоянии из-за нестабильной экономической (снижение потребительского спроса) и политической ситуации (в том числе санкции против России). Также в Казахстане до сих пор не существует никаких преференций и послаблений для отечественных франчайзеров.

Несмотря на то, что предприятия, действующие по франшизе, являются в большинстве своем приоритетным сегментом МСБ, льготного кредитования в рамках проектов государственных программ они получить не могут. «У них есть шанс занять деньги у банков на покупку специального оборудования, но в условиях уже действующей франшизы», - поясняет Кисиков.

«В мировой практике франшиз, финансирование осуществляется на 80% из собственных средств, и только на 20% из заемных, - добавляет он. - Насколько мне известно, в США заимствование средств на открытие франчайзингого бизнеса может осуществляться также за счет пенсионных фондов».

Кроме того, в Казахстане есть проблема с налогообложением роялти – периодическими процентными отчислениями продавцу франшизы. «В Налоговом кодексе не существует такого понятия, как франчайзинговое роялти, поэтому оно зачитывается в доход, что в результате ведет к двойному налогообложению, - объясняет президент Казахстанской ассоциации франчайзинга. - Понятное дело, что бизнесу это невыгодно. Ввиду этого большинство наших предпринимателей, избегая понятия роялти, в договорах сразу прописывают определенную фиксированную сумму вознаграждения, либо включают эти отчисления в оплату за обучение или услуги».

Бекнур Кисиков, фото из акаунта Кисикова в Facebook

«В последнее время на рынке появляется много международных компаний, которые работают под франшизу, но не имеют достаточных навыков, - говорит Кисиков, - например, сейчас, особенно в регионах, популярно покупать российскую франшизу, к примеру, тех же самых химчисток, хотя они ничем не лучше, чем местные. А все потому, что нам всегда проще скопировать чужое, мы не хотим создавать условий для своего развития. Этот, в некотором смысле провинциализм, еще с советских времен до сих пор живет в нас».

Фаим Джумабеков, основатель компании ТОО «Ардагер - М Company» из Кокшетау в 2016 году открыл собственный проект по мойке, чистке ковров и ковровых изделий. «На западе этот бизнес достаточно популярен и востребован. У нас он только начинает развиваться, - констатирует он. - В текущем году мы, уже как уверено развивающаяся компания, разработали и запатентовали собственный бренд с товарным знаком «Сеть химчисток и прачечных услуг «Коврочист». Этот бренд выходит на рынок франшиз.

Руководитель компании отмечает, что очень много времени – полгода - у него заняло оформление товарного знака в Институте интеллектуальной собственности.

Со слов франчайзера помимо использования самого бренда, его франшиза включает передачу Know-how посредством начального обучения; поставку оборудования и моющих средств; техническую поддержку в разработке плановой документации, маркетинговые услуги, а также передачу технологии и организационную помощь. Стоимость франшизы на этапе пилота с учетом инвестиций на покупку оборудования составляет 8 млн. тенге. Планируемая ежемесячная прибыль составляет 20-30% от дохода. Срок окупаемости инвестиций от 12 до 24 месяцев.

«В настоящее время мы уже ведем переговоры с потенциальными покупателями нашей франшизы из Астаны и Семея», - говорит Джумабеков.

Столичная компания «Жас Кеменгер» является разработчиком и владельцем успешной франшизы по предоставлению услуг детского дошкольного образования на государственном языке с использованием инновационных технологий. Однако, в самом начале пути, по словам ее учредителя и генерального директора Гульмиры Аматовой, не все было гладко. «Первое время спрос на наш детский центр был невысокий, - рассказывает она. - У родителей дошкольников возникало предубеждение, что обучение на казахском языке не может быть таким качественным, как на русском. Многие нам советовали открыть дополнительные группы для детей на русском языке, чтобы раскрутить бизнес, но мы не хотели менять свой концепт. В итоге доказали, что наша авторская методика обучения, разработанная на государственном языке, имеет право на существование. Уже пошел восьмой год как мы функционируем на рынке, мало того наш франчайзи в Шымкенте, работающий 3 года, планирует расширяться. Также поступают запросы на открытие франшизы из городов Алматы и Актау». Вместе с тем, Аматова уточнила, что в настоящее время их организация дорабатывает концепцию «бренда», чтобы помимо паушального взноса в размере 1 млн. тенге, ввести еще для своих франчайзи роялти от оборота на ежемесячной основе.

«Проект окупается в течение года, но, как и за любым бизнесом, за ним нужно ухаживать, - отмечает руководитель «Жас Кеменгер». - Кроме того, существует такая проблема как сезонность деятельности (например, летом дети вместе с родителями могут уехать в отпуск), а зарплату персоналу и другие расходы пока никто не отменял».

Франчайзинговая деятельность набирает обороты и в сфере здравоохранения. Независимая сеть «КДЛ ОЛИМП» из Астаны действует с января 2007 года и на сегодняшний день является крупнейшей сетью частных лабораторий на территории Казахстана - более 261 процедурных кабинетов и 18 лабораторий с международной аккредитацией.

«Мы подумали, другие продают франшизу, почему бы не делать это самим? Сначала мы пошли по пути одного из конкурентов, но впоследствии проект приобрел свою уникальность. Например, мы отказались от роялти. Все, что нам оплачивает партнер - это паушальный взнос на сумму 1 млн.тенге и лабораторную диагностику», - говорит операционный директор «КДЛ Олимп» Ахмеджан Кузеубаев.

По его словам, преимущество франшизы состоит в том, что для партнера - это готовая бизнес-модель и узнаваемый бренд. «Трудности возникают в кадровых вопросах. От тех, кто работает непосредственно с пациентом, многое зависит», - объясняет Кузеубаев.

Президент Казахстанской ассоциации франчайзинга рассказывает о случаях, когда франшизы закрываются и не приживаются на рынке. Этот факт Бекнур Кисиков объясняет тем, что риски в бизнесе есть даже у международных брендов. В качестве примера он приводит французский бренд Carrefoure, проработавший в Алматы чуть больше года и свернувший свою деятельность в июле 2017 года. Как сообщил средствам массовой информации в мае прошлого года генеральный директор компании в Казахстане Сынг Дэ Рю, основными причинами ухода известного французского гипермаркета с казахстанского рынка стали девальвация и жесткая конкуренция.

В свою очередь, французский предприниматель Александр Удебин, партнер таких известных марок как La Tartine и Yves Rocher убежден, что уход Carrefoure из Казахстана связан с высокой арендной платой, предъявляемой ТРЦ, в котором располагался «бюджетный» гипермаркет.

При этом его собственная компания La Tartine успешно существует на рынке Казахстана уже 7 лет. Многие покупатели ошибочно считают La Tartine франшизой, но популярная французская пекарня родилась в самом центре Алматы и сейчас распространяет свою концепцию в других городах и даже странах. «Это французско-казахстанский бренд; имя, логотип мы придумали сами, – говорит ее основатель Александр Удебин. - Когда мы поняли, что в Алматы практически невозможно найти места, где продается настоящая французская выпечка, то решили производить ее сами».

Несмотря на то, что продукция изготавливается в Казахстане, все фирменные ингредиенты обязательно завозятся из Франции. «Качество наших изделий за 7 лет осталось неизменным, потому что для нас самое главное - это репутация», - подчеркивает Удебин.

По словам основателя, La Tartine окупился меньше, чем за год, и даже в условиях экономического спада, объем продаж постоянно растет. В ближайших планах у партнеров пекарни запустить франшизу в Бишкеке и Нью-Дели.

«Мы немного поменяли бизнес-модель, оптимизировали ассортимент продуктов, убрали из него более дорогие и менее востребованные изделия, ориентируясь, в основном, на масс-маркет, - поясняет бизнесмен. - Мы не хотим быть люкс, мы хотим быть популярными».

Однако французский предприниматель до сих пор обеспокоен расходами, связанными с высокой арендной платой. «Почему мы должны платить за аренду дороже, чем в Лондоне или Париже? – недоумевает Удебин. - В столице Франции арендная плата на 30-40% дешевле, и это при том, что зарплата у населения там выше. Я знаю нескольких казахстанских бизнесменов, которые вложили много денег в помещение, открыли магазин, но через полгода уже закрылись, потому что не в состоянии были платить за аренду».

Одна из крупнейших сетей кофеен в России и СНГ «Шоколадница» также не смогла надолго задержаться на казахстанском рынке и в 2016 году после пяти лет работы покинула алматинский рынок, назвав причинами ухода экономический кризис и снижение покупательской способности.

По мнению руководителя и основателя Probarista.kz Каната Тасбулатова, главным минусом зарубежных франшиз, открывшихся в Казахстане, является зависимость их деятельности от иностранной валюты (рубль, доллар, евро). При этом проблема «Шоколадницы», в большей степени, состояла в утрате ею первоначального статуса кофейни, полагает эксперт. «Они расфокусировали свое внимание на разных услугах: у них было большое разнообразное меню, кальян, и то, что не свойственно кофейне, - отмечает он. - По всему видно, что они хотели заработать на количестве, а в результате потеряли самое ценное – качество».

«В нынешней ситуации с кофейнями основной акцент нужно делать на правильно выстроенной концепции; также не стоит забывать и о выгодной локации самого заведения», - считает Тасбулатов. По его мнение, будущее есть у тех франшиз, которые специализируется на какой-то одной линии продукта, делает его качественно и при этом имеет свою отличительную особенность.

Сырым Иткулов, генеральный директор сети итальянских кофейн Pascuсci в Алматы, утверждает, что миссия его заведения заключается в том, чтобы научить людей пить качественный кофе. Несмотря на то, что запуск франшизы пришелся на девальвационный период - начало 2016 года - кофейня быстро завоевала постоянных клиентов и с каждым днем продолжает набирать популярность.

«Сейчас в мире работают около 500 кофешопов и кофеен Pascucci, - говорит Иткулов, - Казахстан стал 24-ой страной, в которую зашел этот бренд». Вместе с тем он считает, что франшиза - это не всегда легкий путь построения бизнеса, потому что необходимо постоянно и неуклонно следовать строгой концепции, вплоть до того, какие салфетки должны лежать на столе, не говоря уже о фирменных сиропах, зернах и оборудовании.

«Если бы мы открыли обычную местную кофейню, то не узнали бы секретов 48 видов эксклюзивного кофе, наши баристы не обучились бы в Италии и не смогли его качественно варить, - объясняет он. - А так мы действуем по уже отработанной модели известного бренда, зарекомендовавшего себя в мире. Нам не нужно экспериментировать и придумывать что-то самим, в этом и есть ценность франшизы».

По его словам, существуют сложности в организационных моментах, потому что по каждому даже незначительному вопросу необходимо согласование с итальянской стороной; к тому же периодически возникают валютные риски, связанные с колебанием курса тенге. «Расстояние в той или иной степени сказывается на времени доставки кофейной продукции и необходимых ингредиентов, но все это издержки того международного качества, которое мы можем предложить», - добавляет Иткулов.

Оборот от франчайзинговой деятельности в Казахстане составляет около 400 млрд. тенге, более половины приходится на Алматы

Между тем в Казахстанской ассоциации франчайзинга признают факт, что за последнее время увеличилось число ненадежных и мошеннических франшиз, в том числе работающих под маркой успешных брендов, либо под модифицированным названием. Однако на судебном уровне вопрос решается только тогда, когда имеет место явное освидетельствование плагиата. В некоторых случаях доказать нарушение авторских прав практически невозможно.

Юридической защиты во франчайзинге как таковой не существует, если франшиза не несет в себе ценности для предпринимателя, отмечает председатель Белорусской ассоциации франчайзеров и франчайзи ("Белфранчайзинг») Ольга Леонтьева, выступившая на VI международном инвестиционном форуме Almaty Invest - 2018.

«Бренд - это основная защита в том случае, если он широко известный, но если нет бренда, то должна быть ценность и тогда не встает вопрос, каким образом защищать», - считает она.

Пока предпринимателю выгодно, и он получает ценность, то это и есть франшиза, а в том случае, если он вынужден эту ценность создавать искусственно, навешивая юридическую защиту на все эту систему, то компания скорее не готова к привлечению самостоятельных предпринимателей, - убеждена Леонтьева.

Ее коллега Жанна Вартанова, директор по развитию и внешним коммуникациями Российской ассоциации франчайзинга верит, что есть рецепт, как правильно выбрать франшизу, чтобы не ошибиться в ее надежности и эффективности.

«Для начала необходимо определиться, в какой сфере бизнеса вы хотите работать, и какие инвестиции готовы вложить в этот бизнес», - говорит она.

Затем, по ее рекомендации, необходимо тщательно изучить бренд, на который пал выбор: какое количество корпоративных точек работает у компании; долго ли она существует на рынке, сколько франчайзинговых компаний она имеет по системе правообладателя, какую информацию компания вправе предоставить и готова ли заключить договор франчайзинга.

«Мы говорили о защищенности, но если правообладатель все-таки не заключает или отказывается заключать и далее зарегистрировать договор, то это уже может вызывать определенные вопросы», - предостерегает российский эксперт.

Также следует понимать, насколько открыта информация для начинающего предпринимателя о бизнес-структуре компании.

«Еще вы можете запросить контакты франчайзи и пообщаться с ними, чтобы узнать ситуацию про их бизнес, - дополнила Вартанова. - И уже на основе вышеперечисленного принимать правильное решение».

Эксперт добавила, что практически во всех национальных ассоциациях франчайзинга, как правило, собирается полная информация о состоянии рынка франшиз и его субъектах.

«Вообще каждый зарекомендовавший себя бренд трепетно заботится о собственной репутации, поэтому прежде чем продать свою франшизу, тоже тщательно изучает потенциального партнера, выдвигает перед ним определенные условия и требования, которым тот должен соответствовать», - заключает президент Казахстанской ассоциации франчайзинга Бекнур Кисиков.

Рекомендовано для вас