5804
2 апреля 2020
Данияр Молдабеков, архивное фото акимата Алматинской области

Казахстанские производители мяса столкнулись с препятствиями на границе

Их причиной может быть не только пандемия

Казахстанские производители мяса столкнулись с препятствиями на границе

Две из трех казахстанских компаний — производителей мяса в разговоре с корреспондентом Vласти подтвердили, что их товар уже почти неделю не может попасть в Китай. При этом машины, стоявшие в очереди на пункте пропуска «Нур жолы» позади машин этих компаний, проходят границу без проблем.

«Сегодня уже шестой день как в нейтральной зоне у меня три машины, груженные мясом, стоят, не заходят на китайскую сторону», - сказал Vласти директор ТОО «Актюбинский мясной кластер» Вахтанги Джиджиешвили.

Причин, по его словам, несколько.

«Первая причина — это нехватка гостиниц на китайской стороне. Вторая причина — идет несоблюдение очереди. Я не знаю с чем это связанно, но некоторые машины, которые стоят сзади нас, они каким-то образом проходят. А наши машины стоят. Мы просили и брокеров китайских, чтобы они подсуетились, но, к сожалению, вот такая ситуация. Мы сейчас обратились в Минсельхоз, в Минторговли. Вообще, международные правила перевозок всегда, во все времена, без пандемии, без эпидемии гласили: скоропортящийся груз, находящийся в режиме хранения температурных режимов всегда пропускался без всякой очереди. Он должен первым проехать», - сказал Джиджиешвили.

В результате компания несет финансовые потери, потому что в нейтральной зоне, между «Нур жолы» и «Хоргосом», «нет ни одной заправочной станции», заметил собеседник. «Три машины сейчас стоят, естественно они залили полные баки дизтоплива, но машина работает, работает рефрижератор и, естественно, солярка на исходе. Солярка закончится, рефрижератор остановится. Остановится рефрижератор, пойдет порча продуктов», - говорит предприниматель.

Каждый день компания платит автотранспортной компании за простой автомобиля $70. Помимо прочего, из-за этого могут пострадать работники. «Клиент не получает товар, а не получив товар, он не платит за следующую партию товара деньги. Я не получаю средства, чтобы было гарантированно, что они у меня покупают мясо. У меня комбинат стоит уже третий месяц. Я сейчас хочу, чтобы эти машины прошли, получить предоплату и запустить комбинат, на котором работают 143 человека, которые должны деньги зарабатывать и не сидеть без содержания», - говорит Джиджиешвили.

До пандемии, по его словам, «все было хорошо, все проходило».

ФОТО МЦПС «ХОРГОС»

Коммерческий директор ТОО «MPS» Сергей Лимберг, как и Джджиешвили, обращает внимание на то, что пока их машины с мясом никак не могут попасть в Китай, другие, стоявшие позади, проходят границу легко.

«Сначала был Новый год, с 15 января закрылась граница. Потом коронавирус, карантин. Китайцы в принципе открыли границу, если не ошибаюсь, недели три назад, где-то с 10 марта. Сейчас ситуация такова, что на китайской стороне, они туда же проезжают, водители живут в гостиницах китайских. Там специальные карантинные гостиницы. Пока идет растаможка продукции на китайской стороне. В связи с этом гостиниц не хватает. С нашей стороны сейчас накопилась большая очередь, до 170 машин где-то. Как там происходит? Есть наша граница, «Нур жолы», есть нейтральная полоса, есть китайская граница. Получается, чтоб попасть на нейтральную полосу, а потом пройти дальше... Ситуация такая, что с нашей стороны очередь стоит из машин и она не двигается. А в вечернее время, когда граница закрывается, по встречке мимо очереди запускают пять-шесть машин, которые китайцы в дальнейшем запускают с нейтральной полосы. То есть очередь стоит, не двигается, а эти пять-шесть машин, которые [раз] в сутки запускаются китайцами, проходят без очереди», - сказал Лимберг в интервью Vласти.

Остальные, по его словам, третью неделю стоят в очереди со скоропортящейся продукцией на том же месте.

Ссылаясь на водителей, находящихся на казахстанско-китайской границе, Лимберг заметил, что это может быть связано с коррупцией.

«Мы производственная компания, не логисты, но ребята, те же дальнобойщики, когда с ними разговариваешь, говорят: ну, можно пройти за трешку «зелени», допустим», - сказал Лимберг.

Машина MPS, загруженная мясом, стоит на границе с 26 марта. Раньше, по словам Лимберга, на прохождение границы уходил один день. В результате компания несет потери, которые могут сказаться на цене мяса внутри страны.

фото Акорды

«У нас товаро-материальный остаток сейчас очень большой для экспорта, - говорит Лимберг, - а это налоги, это производство. Если раньше мы в неделю могли легко отправить до пяти-семи фур, до 100 тонн мяса, то сейчас 20 тонн не можем отправить. Это налоги, таможенные сборы, которые мы оплачиваем. Если мы здесь не добираем экспортом, мы же еще и на внутренний рынок работаем, то, естественно, мы здесь цену не можем держать. Мы понимаем, что сейчас потребительская способность в стране слабая. И мы не хотим поднимать цену в стране. У нас есть сеть фирменных магазинов «Асыл Ет». Хорошо когда можно на экспорт отдавать какую-то часть, а за счет оставшегося поддерживать цену внутри страны. Мясная продукция такая: если где-то имеешь больше, то можно сдерживать цены [в стране]. Так что эта ситуация влияет как на цену внутри страны, так и на недобор налогов, таможенных сборов. Все на одном завязано».

В компании надеются, что ситуация разрешиться, «потому что со стороны Китая у нас очень много запросов по мясу»

«Мы можем начать работать в полную силу и закрепиться на рынке — с этим нет проблем. Не получается только из-за границы, это единственная проблема», - подчеркнул Лимберг.

Председатель мясного союза Казахстана Максут Бактибаев, комментируя происходящее, заметил, что в нынешней экономической ситуации, когда цены на нефть стремятся вниз, агропромышленный комплекс должен играть важнейшую роль. «Люди как последний день живут. В кризис вся шелуха слетела с нашей экономики и общества, точнее с отдельных его членов», - отмечает он.

Пропускной пункт «Нур жолы» открыли в 2018 году. Тогда аким области Амандык Баталов заявлял, что появление «грузопассажирского пропускного пункта «Нур жолы» является логическим завершением масштабного проекта «Западная Европа - Западный Китай» и позволит «в разы увеличить транзитные потоки» и «повысить инвестиционную привлекательность региона».

Рекомендовано для вас