6468
4 сентября 2020
Светлана Ромашкина, Vласть , фотография Сабины Куангалиевой

Может закрыться каждый пятый кинотеатр

Кинопрокатная индустрия в период пандемии потеряла около 10 млрд тенге

Может закрыться каждый пятый кинотеатр

Кинотеатры закрылись самыми первыми — 13 марта, в пятницу, в тот самый день, когда коронавирус официально пришел в Казахстан, и откроются самыми последними. Уже работают торговые центры, базары, театры, рестораны, кафе, а владельцы кинотеатров ждут отмашки от властей. Но если даже она случится в ближайшие дни, на то, чтобы запустить кинопоказ, понадобится еще примерно 12-14 дней. Работу кинотеатров можно остановить внезапно, но запустить её снова куда сложнее. Потери из-за простоя уже оцениваются в 10-10,5 млрд. тенге. При этом на днях крупнейшая кинопрокатная сеть Казахстана опубликовала рекламную статью, в которой попросила власти не открывать кинотеатры до нового года. Vласть рассказывает о том, что происходит в индустрии.

Не время умирать

В среду на сайте Tengrinews вышла рекламная статья под названием «Кинотеатры не откроются до нового года?» В ней PR-директор компании Kinopark-Kinoplexx Theatres Ерлан Бухарбаев рассуждал о том, стоит ли кинотеатрам открываться в ближайшее время. Вот выдержка из его заявления: «Главными фильмами, которыми мы планировали запуститься, были «Довод» Кристофера Нолана (3 сентября) и «Мулан» от студии Disney (4 сентября), релиз которых состоится со дня на день. В Узбекистане и России власти специально открывают под эти даты кинотеатры, понимая важность данных картин для всей индустрии. В Казахстане сроки открытия кинотеатров до сих пор не обозначены, видимо, эпидемиологическая ситуация в нашей стране гораздо хуже, чем в вышеназванных странах. Мы это понимаем, но в то же самое время не видим смысла открываться с опозданием на две недели или месяц, так как, за исключением двух вышеназванных фильмов, до Нового года практически нет ни одного громкого блокбастера, на который зритель пошел бы с удовольствием».

Проверить точность высказывания PR-директор киносети легко: стоит заглянуть в график премьер, чтобы увидеть, что до конца года планируется показ таких лент как «Чудо-женщина: 1984», «Черная вдова» студии Marvel, долгожданная «Дюна», мультфильм «Душа» студии Pixar, «Не время умирать» - новая картина про Джеймса Бонда, и другие.

Возвращаясь к рекламной статье: «У нас есть перед глазами пример наших коллег из России, которые открылись 1 августа с низкими показателями. Одним из важнейших факторов для этого послужило отсутствие хорошего контента. Еще один пример – кинотеатр в Усть-Каменогорске, который получил разрешение на работу, но закрылся снова, так как опять же столкнулся с репертуарной нехваткой. Это большой урон по имиджу кинотеатра, а в нашем случае - целой сети. Видя все это, мы не можем сказать однозначно, что, даже если нам дадут разрешение на работу в ближайшее время, мы сразу же откроемся. Эпидемиологическая ситуация в Казахстане нестабильна, поэтому мы понимаем решение местных продюсеров перенести даты своих премьер на более поздние сроки. Так, около 16 фильмов запланированы на начало зимы, в их числе продюсерские проекты Нуртаса Адамбаева, Нурлана Коянбаева, Тимура Бактыбаева, Куралай Анарбек и других видных деятелей. Это еще один фактор, почему мы считаем открытие кинотеатров до Нового года нецелесообразным», - говорит Ерлан Бухарбаев.

Со стороны это заявление похоже на выстрел себе же в ногу, и нужно попытаться понять, что кроется за желанием крупнейшей кинопрокатной компании страны не работать до нового года.

Данияр Айса — директор сети «Жалын», в которой пять кинотеатров в Мангистауской области: в городах Актау, Жанаозене и Форт-Шевченко. На Наурыз в Актау и в Форт-Шевченко должны были открыться новые кинотеатры, и теперь Данияр говорит о том, что кампания находится на грани банкротства: под строительство в маленьких городах брались кредиты, в том числе по госпрограмме. «Я развиваю кинопрокат в регионах, в небольших городах, где 8-10 тысяч жителей, там, куда Kinopark-Kinoplexx Theatres не пойдет. Это очень значимые проекты для городов, потому что там ничего нет, никаких развлечений. В 2013 году я открыл первый кинотеатр в Жанаозене, и через два-три года там заработали три кинотеатра, появился досуг», — рассказывает Данияр.

Он не согласен с заявлением Kinopark, считая, что это прямое неуважение к зрителям и индустрии: «Пусть Kinopark-Kinoplexx Theatres откроет кинотеатры в регионах, а потом говорит за весь Казахстан. Они же открывают кинотеатры только в крупных городах. Я предполагаю, что они не платят аренду в ТРЦ, поэтому могут себе позволить не работать и полгода, и год. У них есть инвесторы, учредители. Я думаю, что это неуважение к гражданам, к зрителям, к собственным сотрудникам, к индустрии. Они не согласовали с нами эту статью, хотя летом была создана Ассоциация владельцев кинотеатров, у нас есть единый чат. Мы же тоже на этом рынке, мы же тоже работаем! Сейчас кто у нас кинопрокатчик? Kinopark-Kinoplexx Theatres, Chaplin Cinema, Арсенал и около 40 независимых кинотеатров по всей стране. Kinopark играет в какую-то игру, думаю, что им на руку, если закроются несколько кинотеатров, и они станут монополистами. Если Kinopark-Kinoplexx Theatres хочет открыться через полгода, то пусть так и делает, мы не против, но мы хотим начать работать в ближайшее время, и я хочу попросить власти не слушать Kinopark-Kinoplexx Theatres. Почему мы, независимые кинотеатры, должны зависеть от заявления одной кинокомпании?

Нам нужно открываться сейчас, еще во время пандемии мы доказывали министру культуры, что сам кинотеатр безопаснее допустим, самолета, потому что в залах работает мощная вытяжка.

В самолетах мы сидим как в консервной банке, там 100% можно заразиться. Мы могли бы хотя бы сейчас по нулям работать при 30%-ой загрузке, и со временем нарабатывать клиентуру, и люди бы снова постепенно вернулись в кинотеатры. «Кинопарк» в своем заявлении говорит о фильмах «Довод» и «Мулан», которые, возможно, не выйдут у нас в прокат, но есть и казахстанские ленты - и нашим производителям было бы даже на руку прокатывать свои картины сейчас, когда они могли бы конкурировать со слабыми, по мнению «Кинопарка», картинами. У меня без работы сейчас сидят около 30 человек. Если они уйдут, я не знаю, кого нанимать. А в моем бизнесе нужны люди с опытом, которые знают эту систему. «Кинопарк», видимо, не боится потерять людей, а я боюсь».

Vласть отправила PR-директору Kinopark-Kinoplexx Theatres Ерлану Бухарбаеву несколько вопросов, связанных с его заявлением. Позже он ответил, что не видит смысла «участвовать в интервью вместе с другими». Вот часть вопросов, оставшихся без ответов: Что во время пандемии происходило с арендой? Насколько большие потери произошли по деньгам и персоналу? Выплачиваете ли вы во время простоя зарплату сотрудникам? Вы попросили не открывать кинотеатры до конца года. Советовались ли вы перед этим обращением с другими участниками индустрии? Если да, то поддержали ли они вас? Получается, что у вас хватает запаса прочности и накоплений для того, чтобы не работать до конца года? Вы крупнейшая сеть в Казахстане, и вы сделали такое обращение. Не считаете ли вы, что таким образом вы можете нанести вред другим участникам киноиндустрии?

Фотография Жанары Каримовой

Первые потери

Шесть месяцев простоя привели к тому, что в стране закрылись уже несколько кинотеатров: речь идет примерно о 20 кинозалах. Но большинство собеседников уверено, что потерь будет куда больше.

Летом из-за ситуации, возникшей во время пандемии, образовалась Ассоциация владельцев кинотеатров Республики Казахстан, ее представляет Мунира Ягудина. Она управляла двумя кинотеатрами в Восточном Казахстане: «Юбилейным» в Усть-Каменогорске и «Енлик-Кебек» в Семее. Последний уже не откроется после снятия карантинных мер. В отличие от других коллег, Ягудиной удалось поработать три недели в июне, когда закончился первый карантин и еще не начался второй, — в этот короткий промежуток кинотеатрам Восточно-Казахстанской области разрешили показывать кино. Мунира Ягудина говорит, что в то время люди не боялись приходить, но просто не было хороших фильмов, все стояло на повторе, новинок не давали: «Мы работаем с российскими дистрибьюторами, которые поставляют кино в Казахстан, а там было все закрыто. Поэтому была проблема только в отсутствии контента, нельзя сказать, что люди были напуганы. Что-то, может быть, поменялось сейчас, после второй волны. В конце июня кинотеатр закрылся из-за второго карантина».

В сети Chaplin Cinemas 46 залов, новый кинотеатр открылся совсем недавно в MEGA Alma-Ata. По словам коммерческого директора сети Дмитрия Кириенко, компания сейчас освобождена от уплаты аренды, потому что нет возможности работать, но остаются и другие затраты: «Мы пятый месяц переменной частью поддерживаем заработной платой офисных сотрудников и определенную часть персонала. В компании трудится около 300 человек, большая часть из которых – самый социально незащищенный слой – молодежь. Сколько из них нам удастся сберечь – неизвестно».

«Я боюсь, что как бы каждый пятый кинотеатр в Казахстане не закрылся. Для нашей страны это критично. Государство создало центр поддержки кино, сейчас огромные деньги субсидируются на съемки фильмов, а можно задать резонный вопрос: а где это кино мы будем показывать? Где зритель это кино посмотрит? В телевизоре? Кинотеатр — серьезная социальная структура, это проведение досуга, это тоже государственная задача по большому-то счету. Мы просим немногое, мы просим: дайте команду, мы откроем двери», — говорит Мунира Ягудина.

Ей вторит и Дмитрий Кириенко. Он отмечает, что сотрудники кинотеатров, оставшиеся без работы — это лишь вершина айсберга: «Сейчас мы обсуждаем не просто кинотеатры, закрытые по какой-то причине, мы обсуждаем связанное с этим разрушение индустрии производства. В этом году Центр поддержки национального кино выделил 5,5 млрд тенге налогоплательщиков на производство 42 картин. Где они будут монетизированы, если будет разрушен рынок кинопоказа? А сокращение производства ведет к лишению работы огромного количества сотрудников съемочных площадок, специалистов пост-продакшн, актеров, композиторов. В зоне риска вся киноотрасль, а это более 10 тысяч человек».

Бауржан Шукенов, директор киноцентра «Арман». Фотография Жанары Каримовой

Бауржан Шукенов, директор киноцентра «Арман», отмечает, что до пандемии рынок рос: и по количеству залов, и по количеству кинотеатров и по сборам. Но что самое важное: картины отечественного производства стали уверено бороться за кассовый пирог. По подсчетам Шукенова, уже в 2018 году на казахстанские картины приходилось от 12 до 15% сборов, произошло сокращение российского кино с 15% до 8-9%. В начале года казахстанские фильмы собирали хорошую кассу. Пока что ситуация такова, что вернуть затраты на создание фильма можно только через прокат на большом экране. Карантин показал, что казахстанские продюсеры не готовы выкладывать свои новые картины в онлайн доступ, потому что в стране еще не существует работающих механизмов монетизации, а пиратство и вовсе делает подобную затею бессмысленной.

Что нужно от государства

Летом Ассоциация владельцев кинотеатров дважды обращалась к властям с просьбой приостановить для кинотеатров страны начисления НДС и КПН на период с 2020 по 2023 год, а также отменить отчисления в виде социального налога и ИПН. Однако никакой реакции не последовало. Самое удивительное, что индустрия не входит в перечень отраслей, в наибольшей степени пострадавших от пандемии.

«Наша отрасль немногочисленна, — пытается найти этому объяснение Мунира Ягудина. — Кинотеатров по стране немного: всего 90, это примерно 350 залов. Наши налоги просто даже не ручеек, а полкапли в океане. Государство реально может нас освободить от уплаты налогов, не потеряв ничего. Пандемия пошла на убыль, все уже как-то взялось под контроль, я смотрю: в Европе, в России кинотеатры открываются, пусть с ограничениями, но работают. Я не знаю, почему нам не разрешают. Я не вижу ответа, кроме одного — кинотеатры просто решили угробить.

Дело в том, что чем дольше закрыты кинотеатры, тем меньше их откроется. Это прямая взаимосвязь.

Нас или не понимают или не слышат. Почему считается, что кинотеатры - это самое гиблое место, что именно там можно заразиться больше всего? Почему государственные театры должны открыться, а мы нет?»

В целом нельзя сказать, что государство полностью отвернулось от индустрии: Минкульт и «Атамекен» помогали договариваться насчет отсрочки по кредитам и аренде. Бауржан Шукенов практически каждую неделю на связи с госорганами. Он, как и другие представители индустрии, участвовал в совещаниях в Zoom с министерством культуры, министерством экономики и национальной палатой «Атамекен». На них обсуждалось как государство может помочь индустрии.

«Во время режима ЧП президент нам дал преференции по фонду оплаты труда до 1 октября, но мы не работаем, фонда оплаты труда просто нет. Мы просили продлить это хотя бы до конца этого года. Если возможно, то до первого квартала следующего года. Плюс отменить КПН и НДС, причем эта просьба касается всего каскада: от дистрибутора до производителя. Министерство экономики сразу, конечно, ответило, что это вопрос к депутатам, потому что надо вносить изменения в Налоговый кодекс. Такие изменения рассматриваются два раза в год. Нам сказали, что наши предложения могут дойти до депутатов только в декабре. «Атамекен» выдвинул хорошую инициативу: чтобы всем предприятиям, попавшим под карантин, были предоставлены определенные преференции. То есть, идти не через изменения в законе, а через постановление правительства или президента, — рассказывает Шукенов. — Кроме того, обсуждался вопрос стимулирования индустрии. Мы предлагали стимулировать потребительский спрос в виде сертификатов для похода в кино малоимущим, студентам и т. д. Так же как 42 500 тенге раздали, давайте попробуем раздать сертификаты в кино. В других странах через мэрии городов государство стимулирует поход в рестораны, почему мы не можем так сделать с кинотеатрами? Потом мы просили адресную помощь каждому кинотеатру в соответствии с количеством залов. Мы даже озвучивали цифру - 1 миллион тенге на один зал, это 300 с лишним миллионов тенге».

Фотография Сабины Куангалиевой

Сколько зарабатывает кинопрокатный рынок

Кинопрокатный рынок Казахстана никогда не отличался прозрачностью и в нем сложно оперировать точными цифрами. В августовском обращении Ассоциации владельцев кинотеатров говорится о потерях в размере 10-10,5 млрд тенге, что составляет четверть годового оборота индустрии.

«Посчитать потери индустрии сложно, у нас нет статистики, — говорит Бауржан Шукенов. — Я знаю, что за 2017 год сборы составляли около 12-13 млрд. тенге. Думаю, что мы могли бы в этом году рассчитывать на цифру под 20 млрд. тенге. Плюс к этому доходы нашей консешн-зоны - это около 30%. Половины этого в этом году не было. Полагаю, что до 15 млрд. индустрия просто не получила».

Система в кинопрокате такая: 60% от стоимости билета кинотеатры оплачивают дистрибьютору, оставляя себе только 40% (в большинстве развитых стран практика – 50% на 50%). Еще одна статья доходов – консешн-бары, где люди покупают напитки, поп-корн и т.д. Львиная доля кинотеатров кредитуется, потому что иначе невозможно удержаться на рынке: новые технологии покупаются в долларах, а не в тенге.

Директор киноцентра «Арман» Бауржан Шукенов вспоминает, что индустрия, полностью разрушенная вместе с СССР, начала восстанавливаться только в 1998 году, когда появилась компания «Отау синема». Тогда еще была пленочная проекция, в нулевые в среднем проектор стоил от 2500 до 3000 евро. В 2006 году началась цифровая эра, цена на проектор выросла в среднем до 50 тысяч евро. «Вся наша казахстанская индустрия модернизировалась, не прося помощи у государства. Хотя по всему миру были разные программы, когда голливудские студии помогали кинотеатральным сетям живыми деньгами, чтобы кинотеатры могли оцифроваться, в Европе были специальные программы», — рассказывает Шукенов.

Сейчас цифровую проекцию сменяет лазерная, чья стоимость еще выше. В итоге срок окупаемости кинотеатра вырос с 5 лет до 10-15 лет. Мунира Ягудина успела до кризиса приобрести новую технику для кинотеатра «Юбилейный». В «Армане» перед новым годом сделали полную реконструкцию двух залов: сейсмоусилили стены, установили новый экран, звук, кресла. Обновленные залы проработали лишь два месяца до начала пандемии.

Мунира Ягудина полагает, что пандемия отбросит отрасль назад на 4-5 лет. При этом вряд ли кинотеатральные сети будут так же активно как прежде внедрять новые разработки, на это просто не будет денег.

Шукенов обращает внимание на то, что индустрия перестает быть привлекательной: «Кинотеатры дотационные: это или банки или инвесторы. И инвесторы начинают думать: стоит ли дальше тащить этот кинотеатр, еще два года ждать, пока он наберет те темпы, что были до пандемии или лучше его продать».

При этом все понимают, что когда кинотеатры откроются, сразу повышать цены на билет будет чревато, на первых порах будет важно, чтобы зритель просто вернулся. Поэтому сейчас интересно наблюдать за тем, что происходит у соседей. Мунира Ягудина ждет начала проката в России картины «Довод», чтобы посмотреть на сборы: «Дело в том, что привычка ходить в кинотеатр теряется и её нужно заново вернуть. Здесь без поддержки государства нам не обойтись. В России очень серьезно государство заинтересовано в возрождении кинотеатров. Но зритель не вернется, если не будет кино. Вот такая взаимосвязь. Сейчас есть фильмы, которые субсидируются государством, и они априори должны выйти в прокат».

Бауржан Шукенов тоже внимательно следит за тем, что происходит в России: «В первую неделю посещаемость была в районе 25% по отношению к прошлому году. Олег Березин, глава Ассоциации владельцев кинотеатров России достаточно оптимистично говорит о том, что применимо к количеству открытых залов, это нормальные цифры. Не всё так страшно, у зрителя нет мощного отторжения».

Новые санитарные нормы

Еще летом были выработаны санитарные требования для кинотеатров и с ними многое непонятно, говорит Ягудина: «Сначала нам предложили 50% загрузку зала, потом тут же прописывают, что это загрузка через два-три кресла, но тогда получается 30%. Плюс будут очень большие перерывы между сеансами, 30 минут на уборку, плюс 15 минут на проветривание. Кинотеатры теряют в количестве сеансов. Но страшно ведь то, что персонал ушел. Никто никого винить не может, потому что они практически полгода без зарплаты, без понимания того, что будет. Это просто убивает».

Обработка кинотеатра в Дели. Фото: EPA-EFE

Даже если завтра государство объявит, что кинотеатрам разрешат работать, это не значит, что сразу же можно будет пойти в кино. «Кинотеатр – это большой пароход, который перед плаванием нужно спустить на воду, провести регламентные испытания и заправить. Потребуется по меньшей мере 14 дней на приведение кинотеатра в жизнеспособный режим, — рассказывает Дмитрий Кириенко, коммерческий директор Chaplin Cinemas. — Это без учета процедур согласования антивирусных ограничений, к которым у нас масса вопросов, и на которые нет ответов. Но при этом, чем скорее откроют кинотеатры, тем раньше начнется процесс восстановления».

«Представляете, как предстоит вкладываться? Надо платить за кредиты, за кино, за коммуналку и т.д. Мы уже становимся заложниками своего открытия. Даже если нам разрешат открыться, многие просто не смогут выполнить выдвинутые условия, но и открываться уже надо, потому что люди сидят без работы, это просто страшно», — считает Шукенов.

Но у всей этой истории с пандемией, возможно, есть и положительные стороны: индустрия перестает быть серой зоной, появляется примерное представление об объемах сборов, о количестве людей, задействованных в кинопрокате. Ну и в конце концов создана Ассоциация владельцев кинотеатров и, пожалуй, впервые они начали говорить не только друг с другом, но и с государством.

Рекомендовано для вас