7814
8 декабря 2020

Галым Нуржанов о миссии и достижениях Kazakhmys Barlau

От возрождения «второго Жезказгана» до перехода на цифровизацию

Галым Нуржанов о миссии и достижениях Kazakhmys Barlau

От возрождения «второго Жезказгана» до перехода на цифровизацию – за 2 года своего существования компания «Kazakhmys Barlau» успела начать реализацию ряда важных для горно-металлургической отрасли Казахстана проектов. О них и о том, как компания справляется со своей главной задачей – обеспечением и укреплением минерально-сырьевой базы Корпорации «Казахмыс», рассказывает в своем интервью генеральный директор ТОО «Kazakhmys Barlau» Галым Нуржанов.

Галым Жумабаевич, какие основные проекты сегодня реализует ваша компания и в каких регионах страны они сосредоточены? На какие проекты сегодня ставятся основные приоритеты?

В данное время мы реализуем 14 инвестиционных проектов, 5 из которых – новые и начаты только в этом году. В основном они сосредоточены вблизи моногородов Жезказган, Балхаш и Сатпаев, и конечно в таких важных и перспективных с точки зрения геологоразведки районах, как Улытауский и Карагайлинский. Проекты реализуются вокруг наших промышленных объектов – рудников, обогатительных фабрик, заводов. Мы нацелены на то, чтобы за короткое время пополнить минерально-сырьевую базу за счет проведения геологоразведочных работ. Что касается самых приоритетных направлений, то основной упор мы делаем на медь, полиметаллы, золото и серебро. Проводимые нами геологоразведочные работы включают в себя, как проведение комплексной переоценки ресурсного потенциала разрабатываемых месторождений, так и проведение поисковых работ на новых участках и недоизученных рудопроявлениях.

Нередко в выступлениях первых лиц корпорации говорится о возрождении «второго Жезказгана». Есть ли реальная перспектива возродить то, что было когда-то открыто великим геологом Канышем Сатпаевым?

Как известно, работы на Жезказганской площадке проводятся с 20-х годов прошлого столетия. Так что, Жезказган хорошо изучен. Тем не менее, сегодня нами проводится прогнозно-ревизионная работа, которая не проводилась здесь с 1974 года. Мы создали команду из числа компетентных специалистов, которые работают над пересмотром всех результатов предшествующих исследований и изучают их. Открытия кардинально новых месторождений здесь ждать не приходится, но мы предполагаем, что есть такие участки, которые были пропущены или не до конца исследованы. Мы надеемся, что новые технологии, современные средства обработки, комплексная переинтерпретация геолого-геофизических данных, а также высококачественные поисковые геологоразведочные работы на этой основе помогут нам их выявить.

В пределах Жезказганского региона выделено 50 рудоперспективных объектов, рекомендованных для проведения поисково-оценочных работ, на нескольких из них уже проводит работы Kazakhmys Barlau.

Самые перспективные для нас зоны – Жаман-Айбат и Жиландинская группа месторождений. Так, в последней, например, ожидается прирост прогнозных ресурсов на 700 тысяч тонн меди. Это хороший прирост. Со следующего года планируем начать заверочные работы, и думаю, что прогноз подтвердится.

Для ревизии выработанного пространства и оставшихся запасов с привлечением партнера мирового лидера в отрасли применения дронов, казахстанской компании ТОО «KazUAV», начато проведение трехмерного сканирования горных выработок с помощью автономных беспилотных летательных аппаратов на месторождении Жезказган. Надеемся, что эти работы принесут положительный результат и обеспечат большой вклад в деле восполнения и развития минерально-сырьевой базы Жезказганского региона.

Поэтому, хочу сказать, что Жезказган-Улытауский район остается высокоперспективным на различные виды полезных ископаемых и требует комплексного и планомерного изучения с использованием современного научно-методического обеспечения геологических изысканий, высокоэффективных геологоразведочных технологий, методик обработки геолого-геофизических данных. Это работы мы системно и стадийно уже проводим, ну а время покажет.

Геология по праву считается самостоятельной наукой ввиду как применения научных подходов в решении задач, так и использования новейших технологий. Можно ли сказать, что наука и проекты Kazakhmys Barlau сопряжены? Какие новые подходы Вы используете с научной точки зрения?

Геология – это и есть наука. И поэтому в проведении геологических исследований прежде всего используется научный подход. Если до сегодняшнего дня многие зоны в Казахстане были в основном изучены на глубине до 300 метров, то сейчас мы применяем такие геофизические технологии, которые позволяют проводить исследования еще большей глубины. Например, с прошлого года мы начали сотрудничать с канадской компанией, которая завезла нам технологию аэромагнитной съемки с применением дронов и беспилотников, наземного электроразведочного исследования для поиска месторождения меди. Применение технологии уже дает хорошие результаты, один из таких примеров – месторождение Озерное в Каркаралинском районе Карагандинской области, где подтвердились некоторые аномалии. Это говорит о том, что технологии работают, и мы планируем использовать их и на других участках.

Также в этом году впервые в Казахстане мы запустили 3D съемку подземных выработок. По результатам работ планируется получить достоверную геологическую модель, которая даст нам понимание о геологическом строении изучаемых участков.

На Дюсембайской площади Улытауского района в этому году нами используется эффективный советский опыт научного обоснования геологических исследований и к этим работам нами привлечен всем известный Центрального Научно-исследовательского института геологоразведочного института ЦНИГРИ города Москва для научно-методического обеспечения проводимых геологоразведочных работ. Надеемся, что такой подход приведет пусть и необязательно к открытию новых месторождений, но к качественному прогнозированию и оценке минеральных ресурсов на перспективных площадях.

В свое время большую роль в Жезказганском регионе играло АО «Жезказгангеология». На сколько нам известно, сегодня Вы взялись за восстановление промышленной инфраструктуры Жезказгангеологии, которые многие годы не функционировала. Что планируется реализовать на этой площадке?

В свое время большую роль в Жезказганском регионе играло АО «Жезказгангеология» - это был центр компетенций. Можно сказать, это детище выдающегося геолога Каныша Сатпаева. Но многие годы компания не функционировала, между тем, местные аксакалы - ветераны, бывшие геологи и горняки просили нас, чтобы мы восстановили ее работу. Мы выкупили ее, закрыли долги, и планируем создать на базе «Жезказгангеология» свой небольшой геологический кластер. На его территории мы планируем усилить мощности за счет строительства кернохранилища и лаборатории нового формата. Ведь, все геологи мира знают важность проблемы хранения керна. Полученный каменный материал в процессе выполнения геологоразведочных работ может содержать уникальную информацию о месторождении. Именно поэтому для нашей компании стоят задачи не просто сохранить керн для нынешнего и будущего поколения геологов, но и повысить информативность геологоразведки, что поспособствует повышению эффективности разработки месторождений.

Также планируются капитальные строительные и ремонтные работы по созданию собственной лаборатории, обучающих центров, также в планах – строительство общежития для наших молодых специалистов.

Мы хотим создать все условия для того, чтобы молодые ученые могли заниматься здесь наукой, проводить научно-исследовательские работы с привлечением международных консультантов и экспертов.

Сегодня практически во всех сферах промышленности реализуются различные цифровые подходы. Kazakhmys Barlau как один из лидеров в этом направлении набрала быстрый темп и запустила очень много технологичных и цифровых проектов. Можете рассказать, что за проекты и почему они важны именно сейчас?

«Kazakhmys Barlau» запустил очень много технологичных и цифровых проектов, мы – одни из лидеров в этом направлении и с самого начала делали ставку на цифровизацию геологоразведочных работ. Весной этого года мы запустили портал по сбору, обработке и хранению геологических данных на отдаленных объектах компании. Приобрели оборудование, чтобы обеспечить наши месторождения спутниковой связью. Сегодня наши геологи, которые находятся в поле, могут в любое время года и при любой погоде моментально после выхода керна (образец породы, полученный из скважины – V) сфотографировать его, и отправить эти материалы в центральный офис для дальнейшего анализа.

По нашему мнению, это существенно ускорит разведочные работы: руководители проектов смогут получать оперативные данные и в режиме онлайн корректировать работу полевых геологов. Да и вообще все новые технологии не могут работать без качественной связи.

Одним из самых важных проектов я считаю цифровизацию базы данных, собранную из старых исторических материалов по Жезказгану, Балхашу и в целом по Карагандинской области. Думаю, что полная электронная база данных будет сформирована полностью до 2022 года.

Сегодня технические возможности нашей компании, современные подходы и применение передовых и инновационных технологий позволяют нам проводить геологоразведочные проекты 365 дней в году, несмотря на сезон. Ведь на сегодня у многих других геологоразведочных компаний работы выстраиваются с учетом сезонности и погодных условий.

Ваша компания очень молодая, но в геологической отрасли и вообще на рынке она быстро набрала темп. К тому же зарекомендовала себя как одно из крупных предприятий, инвестирующего большие деньги в геопроекты. Каким образом компания рассчитывает риски инвестирования в геологоразведочные проекты? Сколько компания уже инвестировала в геологоразведку за период работы?

Геологоразведка всегда была известна, как самая рискованная для инвестпроектов. Считается, что, если из тысячи проектов выстреливает один, то он перекрывает затраты по остальным. Мы знаем, что многие наши проекты рискованные, но мы эти риски просчитываем, досконально изучаем, поднимаем все имеющиеся исторические материалы, сверяем их, и опять же применяем новые технологии. Все это позволяет уменьшить время поиска и снизить любые возможные риски. Всем известно, что все легкодоступные месторождения имеют низкое содержание, либо идут с примесями или являются маломощными. Крупные же потенциальные месторождения либо находятся в труднодоступных местах с отсутствием какой-либо инфраструктуры или глубоко залегают (слепые месторождения). К примеру, раньше каждые 3-5 лет открывались средние и крупные месторождения в мире, сейчас же статистика показывает, что такой процесс происходит каждые 7-10 лет. Чтобы открыть крупное месторождение нужен комплексный анализ и научный подход.

За последние 2 годы мы проинвестировали по нашим проектам 9,5 млрд тенге, с созданием компании объем инвестиций вырос в 5 раз и с каждым годом они растут.

Наша цель – полностью покрыть потребности наших производств. Запасы по холдингу примерно составляют 1,5 млрд тонн. Если мы будем добывать ежегодно примерно 15-20 млн тонн сырья, то это даст нашим предприятиям 50-70 лет жизни. Так что, будем стараться увеличивать эти показатели.

Как вы наращиваете свои кадры? Существует ли в компании система менторства или наставничества?

Подбор высококвалифицированных кадров для компании Kazakhmys Barlau является основным составляющим ресурсом для достижения качественных результатов в реализации поставленных стратегических задач. Наши кадры – наша главная ценность. Сегодня у нас трудятся свыше 300 сотрудников, которые имеют большой производственный и научный опыт работы.

Наши работники постоянно повышают свою квалификацию, мы регулярно направляем их на обучение, участие в форумах и семинарах, привлекаем экспертов, которые делятся своими знаниями с нашими специалистами.

К тому же, каждый год на базе нашей компании студентов нескольких вузов и колледжей проходят производственную практику с выплатой заработной платы. Те практиканты, которые проявили себя наиболее хорошо, мы включаем в наш кадровый резерв и после окончания учебы принимаем на работу без конкурса. Минимум это 10-12 молодых специалистов в год.

Также, для привития интереса к профессии геолога, в этом году мы впервые создали кружки юных геологов в городах Жезказган и Сатпаев. Охват - 100 детей. В будущем хотим открыть такие же кружки в Балхаше, Темиртау, поселках Карагайлы, Саяк, Улытау, Карсакпай.

Галым Жумабаевич, у вас большой опыт в отрасли геологии, скажите, что в действительности важно при поиске месторождений, удача, интуиция, профессиональная команда или же все-таки четкий геологический расчет?

Говорят, что геологи - романтики, поэтому они больше рассчитывают на удачу. Но это в 19 веке геологи полагались только на удачу, сегодня же, в силу развития технологий и науки, мы ориентируемся в большей степени на них.

Известно, что геологическое изучение это всегда рискованный, длительный, капиталоёмкий процесс и он не всегда заканчивается удачно и не всегда вложенные инвестиции могут вернуться. Геологические риски и вероятностную оценку необходимо учитывать еще на этапе планирования, с учетом всех результатов предшествующих исследований и исторических данных. Геологический риск или обратная ему величина – вероятность нахождения перспективного месторождения – обусловлены неопределенностями геологического строения исследуемой территории и истории ее формирования.

Конечно, я не отрицаю, что профессиональная интуиция наших кадров – геологов – здесь тоже играет свою роль. Потому как изучение любого месторождения напрямую зависит от компетентности специалистов. Чем высока компетентность и профессиональность геологов – тем высока вероятность успеха.

И так, по моему мнению, действенным страховым механизмом качества выполнения работ с минимизированием рисков должен стать именно высокий профессионализм кадров и соответствующая современным требованиям квалификация производственных технологий.

Ну и в завершение, не могу не задать вопрос о Вашей работе в качестве лидера отрасли в рамках отраслевой программы «Ел Үміті». Какие инициативы продвигаются Вашей командой отраслевых менеджеров в отрасли геологоразведки?

- В рамках программы у нас сформировалась команда из профессионалов в разных направлениях, начиная от нефти до цветных металлов. Наша команда отвечает за создание геологического кластера, а также разработку механизмов его взаимодействия с госорганами. Часто решения, которые принимаются госорганами, не соответствуют реальности, связь между ними и отраслью теряется. Поэтому мы все сплотились, чтобы донести проблемы, с которыми сталкивается отрасль, предложить идеи и наработки по их решению. На сегодняшний день нашей командой проделана большая работа по изучению мирового опыта по созданию геологического кластера, а также механизмы ее взаимодействия с государственными органами для создания геологической инфраструктуры. Мы хотим, чтобы эти изменения принесли пользу и в будущем дали хороший результат.