6054
23 мая 2022
Светлана Ромашкина, Власть, фотографии Алмаса Кайсара

Вырастить батат и спаржу под Алматы

Истории фермеров, занимающихся выращиванием не совсем привычных для казахстанцев культур

Вырастить батат и спаржу под Алматы

Тонна батата с 30 соток

Анастасия Ким выращивает батат под Алматы с 2018 года, а началось все с того, что её семья задумалась о здоровье и питании: «Мы поняли, что на рынке очень некачественная продукция, многие культуры выращиваются с помощью нитратов, попадающих в пищу и тем самым ухудшающих здоровье».

В 2015 году семья приобрела небольшой участок в 30 км от города Алматы, в экологически чистом районе, где решила выращивать овощи для себя: «Сначала были трудности, и какое-то время мы мучились с землей, потому что мы городские жители, никогда не жили в деревне. Приходилось учиться, так я получила второе образование, являюсь сертифицированным преподавателем, дизайнером и консультантом по органическому земледелию. Через какое-то время у нас стало получаться, и многие знакомые спрашивали, есть ли у нас что-то на продажу, и мы задумались об этом», — вспоминает Анастасия.

Она начала учиться в российской онлайн-школе, обучающей фермерству, и там приводилось несколько примеров того, что можно выращивать. Поскольку Анастасия уже была в сфере здорового питания, она постоянно слышала о батате, что это суперфуд, продукт, которым можно заменить картошку, было много хвалебных отзывов о батате, особенно в иностранных источниках, и семья Анастасии решила попробовать вырастить батат под Алматы.

«Когда мы стали изучать этот вопрос, то оказалось, что в Украине батат начали выращивать давно, еще после войны, а в России — лет 10-15 назад. Батат — это тропическая культура, поэтому для нас подходят не все сорта, из-за этого мы не стали его закупать в южных регионах. Мы смотрели, прежде всего, на Россию и Украину. Но поскольку некоторые города в России, выращивающие батат, ближе к нам географически, мы привезли посадочный материал оттуда. Он оказался очень качественным, и это было достаточно дорого. Основная статья расходов легла именно на приобретение посадочного материала, потому что это были районированные сорта. По этой причине весь наш ассортимент не любительский, а именно профессиональный. В прошлом году мы поменялись посадочным материалом с фермерами из Абхазии. И теперь нам предстоит работа по районированию их сортов».

Фотография предоставлена Анастасией Ким

В прошлом году удалось получить с участка размером в 30 соток около тонны батата. В этом году семья Анастасии планирует посадить гектар батата. Урожай собирается осенью, Анастасия говорит, что в прошлом году батат раскупили за месяц-полтора, причем продавали его сами, — через свои соцсети и через несколько небольших магазинов. Особенно много заказов было с севера республики. В основном батат покупают люди, придерживающиеся здорового питания, и что важно, он подходит людям с диабетом. Килограмм батата в прошлом сезоне стоил 2300-2500 тенге.

«Многие спрашивают, почему батат такой дорогой, вот, к примеру, в Египте он стоит совсем недорого, но там есть возможность выращивать батат круглый год, а мы собираем урожай только один раз».

Кроме реализации батата, фермеры продают еще и посадочный материал для самостоятельного выращивания. Для этого они закладывают клубни на проращивание в январе-феврале, с использованием специального теплового режима. Анастасия отмечает, что выращивать батат не так сложно, но есть много нюансов именно в нашем регионе: «Да, батат растет как картошка, но это разные культуры, требующие разной агротехники. Есть отличия и по сбору батата и по его хранению. Чтобы отправить его на хранение, батат нужно специально подготовить и тогда он может храниться от 6 месяцев и выше».

При этом она не думает, что батат сможет заменить картофель в Казахстане: из-за агротехники по цене он всегда будет дороже картофеля. «Если не учитывать цену, то думаю, что многие люди были бы готовы отказаться от картофеля в пользу батата», — уверена Анастасия.

Дать фермерам технологическую карту

Занимаются бататом и алматинские ученые. В этом году Институт биологии и биотехнологии растений впервые высаживает батат на полях под Алматы.

Директор института, профессор Кабыл Жамбакин рассказывает, что «заразился» сладким картофелем еще в 2013 году, а через год из Кореи ему передали растения в пробирках и в 2015 году в институте начали размножать батат.

Конечная цель — выращивать батат в Казахстане в промышленных масштабах, потому что это диетический продукт, подходящий больным диабетом.

В институте есть около 15 сортов батата, четыре из них — основные, для промышленного производства. Эти сорта разные по качеству и урожайности. Сажают картофель в мае, образование клубней начинается в августе-сентябре, и к концу сентября происходит уборка.

Институт начал выращивать батат на небольших участках еще в 2016 году, в этом году ученые будут изучать какие агротехнические мероприятия нужно проводить, чтобы была большая урожайность в промышленных масштабах, чтобы фермерам дать технологию возделывания: «До этого времени мы размножали сладкий картофель для научных исследований, манипулировали с ним с точки зрения генной инженерии, смотрели как его можно выращивать, какие условия нужны. Сейчас уже нужно высадить на поле, чтобы дать фермеру технологическую карту», — говорит директор.

Он показывает лабораторию, в которой получают безвирусный материал: «Берутся верхние клетки стебля, самая верхушка, это меристема — это как стволовые клетки у человека, из меристемы потом может получиться целое растение. Меристемы свободны от вирусов, это самое главное. На поле, конечно, нет таких условий, если мы там высадим стерильное растение, то оно будет свободно от вирусов первое время, но потом, конечно, оно потихоньку будет заражаться. У батата в Казахстане пока еще нет вирусов, поскольку он в промышленном масштабе не выращивается. Конечно, они появятся спустя какое-то время, и к этому нужно быть готовым».

Ученые работают и над тем, чтобы сделать батат устойчивым к стрессам:

«Есть гены, устойчивые к холоду, воде, и их можно вставить в клетки. Сейчас мы готовим эту конструкцию, конструкция — это сам ген, потом есть последовательности ДНК, которые запускают этот ген, и потом выключают вставку. Эту всю процедуру надо сделать и тогда мы изучим этот ген, будет ли он способен придавать устойчивость к стрессам, будет ли он работать в сладком картофеле».

По словам Кабыла Жамбакина, фермеры интересуются бататом, но обширной рекламы этой культуры в Казахстане нет, и многие просто не знают о его существовании и пользе.

Эксперимент со спаржей

Арсен Рысдаулетов координирует проект по выращиванию спаржи и других культур на участке Казахского Национального Аграрного Исследовательского Университета, находящемся под Алматы, в Талгарском районе. Партнёром выступил голландский кластер Dutch Fruit Solutions Kazakhstan — это государственно-частное партнерство, в которое входят 14 голландских компаний — они предоставляют различные виды технологий, начиная от посадочного материала и заканчивая оборудованием по капельному орошению. Казахстанский университет приобрел у голландцев экспериментальный участок под ключ. В Казахстан приезжал специалист из Нидерландов, который изучал особенности участка, характеристики и потом разработал чертежи, по которым был высажен сад. Здесь 8 видов культур: яблоня, груша, черешня, слива, голубика, красная смородина, земляника и спаржа. Арсен Рысдаулетов координирует проект со стороны Dutch Fruit Solutions Kazakhstan.

Мягко говоря, спаржа не самое популярное растение в Казахстане. Более того, долгие годы за спаржу у нас принимали соевый продукт, с которым настоящая спаржа не имеет ничего общего. «В Казахстане спаржа никогда не была популярной, это всегда был импортный продукт. На данный момент я знаю, что есть три проекта по спарже в Алматинской области, в том числе наш экспериментальный участок», — рассказывает Арсен.

Несколько лет назад он пытался вырастить спаржу из семян, но из этого ничего не вышло. В 2020 году на экспериментальном участке университета спаржу сразу высадили корневищами, привезенными из Нидерландов.

Урожай спаржи получают только с апреля и по конец мая, при этом она растет быстро. Арсен говорит, что этот год урожайный: в день с 10 соток собирают около 20-25 кг. Он отмечает, что это неплохо, учитывая наши климатические особенности: «В Алматинской области климат прогревается очень рано, но через какое-то время приходят возвратные заморозки, а это влияет на спаржу: она замедляется в росте. Спарже нужно больше солнца, причем не жаркое солнце, а умеренное, и умеренное количество влаги. Если не происходит сильных климатических перепадов, то можно получать постоянный урожай. Я разговаривал с голландскими коллегами насчет теплицы, они пришли к мнению, что это не рентабельно».

Весь полученный урожай продают через онлайн-супермаркет Arbuz.kz: Арсен параллельно работает там директором по развитию фермерского направления: «Я веду несколько проектов, и когда один из них закончился, то я думал, как дальше использовать свои знания. А мне ребята из «Арбуза» давно нравятся, и я подумал, раз они такие технологичные и инновационные, то может у нас получится какая-то хорошая история. Предложил свои услуги, как мы могли бы поработать, в итоге нашли общий язык. Я развиваю контрактное фермерство и самих фермеров. И, конечно же я туда включил все проекты, которые я знаю в Алматинской области и других областях. Пригласил всех принять участие в нашем эксперименте. И туда же включил проект демонстрационного участка, в частности, спаржу».

Спаржа удобна для перевозки и хранения: когда ее срезают, она не теряет своей формы, а в холодильнике может легко храниться 20 дней. Деньги от спаржи поступают в университет – у него заключен договор с «Арбузом».

Но мало вырастить продукт, надо его еще и продать. Пришлось заняться маркетингом для того, чтобы популяризировать потребление спаржи среди алматинцев: «Мы вложили много сил и средств в маркетинговую часть: сняли несколько роликов про спаржу, устроили фотосеты, сделали промоушн. Разработали особенную упаковку, хорошо разрекламировали продукт. Это все сработало, если раньше у нас импортная спаржа стоила от 2000 до 3500 тенге, то мы снизили цену на сезонную спаржу до 1000-1200 тенге (спаржа продается пучком по 150 грамм – прим. В.). Те потребители, кто раньше не мог позволить себе спаржу, начали ее покупать, в частности, на сайте «Арбуза» продажи спаржи увеличились в 15 раз. Спаржа стала одним из трендовых продуктов сезона, появился небольшой ажиотаж в обществе. Те два фермера, которые спаржу выращивают, мне кажется, тоже попали под этот тренд. Это был комплексный подход, и я думаю, мы сделали очень большую хорошую работу. В следующем году я уже хотел бы расширить географию потребления спаржи и попробовать ее продавать в столичном филиале Арбуза».

К концу мая местные производители перестанут поставлять спаржу — до следующей весны, и потребителям придется покупать импортную продукцию. Арсен считает, что есть заметные различия между отечественной спаржей и привозной: климатические особенности всегда сказываются на растениях. По его мнению, наша спаржа более насыщена по вкусовым качествам.

Волшебный пендель от пандемии

Фермер Санжар Абдихалык (ТОО Portabella) выращивает зелень в формате «молодой зелени» — сбор ведется с 7 по 12 день после посадки — в зависимости от культуры.

Раньше молодую зелень называли «микрозеленью», однако, по мнению Санжара, у этой приставки есть какой-то несерьезный оттенок, как будто это что-то ненастоящее, а ведь это полноценная, очень вкусная и полезная продукция.

До этого Санжар выращивал грибы, но пандемия всё изменила: весной 2020 года из-за карантина ему пришлось практически выкинуть несколько тонн вешенок. Этот продукт оказался неподходящим для непредсказуемого пандемийного времени: «В условиях постоянных карантинов грибы очень сложно выращивать. У них цикл 4 месяца. Когда в конце января стало понятно, что будет пандемия, я уже ничего не мог сделать, — всё было посажено и затормозить этот процесс практически невозможно. Грибы — это немобильное производство. А при выращивании зелени я могу уменьшить риски, могу управлять температурой, другими факторами. Её можно сажать поступенчато, а грибами вы должны сразу всю теплицу засадить, в противном случае это очень дорого. К тому времени (пандемии – прим. В) я уже строил теплицы для зелени, думал, что это будет взаимосвязанный комплекс. Но из-за локдауна пришлось потихоньку сворачивать производство грибов и начать форсировать выращивание зелени. Можно сказать, что пандемия дала мне волшебный пендель, заставила двигаться быстрее. Поскольку я уже работал с ресторанами, они ждали мою зелень».

Сейчас Санжар выращивает несколько видов зелени, но основные: молодая зелень кудрявого горошка и гелиант — молодая зелень подсолнечника. С запуска зеленного проекта уже прошло полтора года и сейчас он поставляет их в 15 алматинских ресторанов. В этом году продукция Portabella появилась в интернет-магазине «Арбуз» и супермаркете «Колибри». Скоро она появится и в нескольких сетевых супермаркетах.

Для ресторанов Санжар фасует зелень по одному килограмму, для розничных клиентов — по 100 и по 300 граммов. При хранении в холодильнике срок ее годности— 10 дней.

Основной целью для фермера было отработать процесс так, чтобы молодая зелень была доступна постоянно и по доступной цене. У Санжара ушел целый год на то, чтобы отработать технологию и чтобы добиться этого. Пришлось учиться на своих ошибках, потому что в Казахстане нет консультантов, которые придут и научат.

Сейчас Санжар отрабатывает выращивание новых видов зелени — их в его планах 10-15. По его мнению, практически любой овощ в формате молодой зелени будет вкусен. При этом рынок этой зелени сейчас только начал развиваться: «Когда шеф-повара узнают о новом дешевом, универсальном продукте, они начинают творить, начинает работать фантазия, и в каждом ресторане придумывают что-то новое».

Бизнесмен полагает, что молодая зелень — это общий тренд, связанный с тем, что люди сейчас хотят переходить на более здоровое питание, но при этом важно, чтобы такая еда была доступна. Санжар скептически относится к маркетингу, считая, что продукт найдет свою нишу, если он хороший и есть соответствие цены и качества.

Санжар обращает внимание на то, что зелень в его теплицах выращивается без использования агрохимических удобрений и ядохимикатов. Про ядохимикаты можно не спрашивать, а на вопрос чем опасны агрохимические удобрения, Санжар отвечает вот так: «Для роста растений и набора массы продукта в первую очередь нужен азот. В естественном виде в почве его недостаточно для получения большого урожая. При выращивании на гидропонике (на воде) — его нужно добавлять обязательно, так как в воде его нет вообще, а без азота растение не вырастет. Печально известная «селитра» — это и есть азотное удобрение. В овощах и фруктах азот находится в виде его солей — нитратов. Вот почему всегда проблема с зеленными овощами, ягодами, арбузами. Очень часто мы сталкиваемся с превышением концентраций солей азота (нитратов), потому что очень сложно дать растениями достаточно азота в виде удобрений и при этом не превысить допустимые концентрации нитратов в готовом продукте. А превышение нитратов в продукции ведет к множеству долгосрочных проблем со здоровьем у человека. Очень сложно сегодня найти на рынке продукцию, где при выращивании не использовались бы агрохимические удобрения, ведь их использование позволяет получить более крупные урожаи. И вот такой важный момент. Зачем нужна молодая зелень, когда мы можем купить в том же магазине или на базаре зелень взрослую, которую собирают стандартно примерно через месяц после посадки семян? Молодая зелень стала настолько популярна, потому что она значительно полезнее взрослого растения. Максимальные концентрации полезных веществ, витаминов, хлорофилла, других биологически активных компонентов в растении наступают примерно с 5 по 10 день с момента прорастания семечка. После этого концентрации этих полезных веществ начинают падать с каждым днем. Я собираю зелень на том этапе, когда польза от нее на пике».

Санжар долго не выходил в розницу из-за проблем с упаковкой: «Для меня важна экологичность. Вот вы купили в супермаркете 50 грамм зелени, а сколько там пластика в упаковке? И представляете, сколько упаковки нужно для того, чтобы расфасовать один килограмм зелени? Представляете, какие грузовики нужны, чтобы привести даже те же 100 кг в город? Насколько это лишняя трата ресурсов. Мне это претило, я не хотел в этом формате работать. Но все изменилось, когда пришла идея упаковывать зелень в многоразовую упаковку. Конечно, это тоже трата ресурсов, но меньшая. Но сейчас идет война, и я не знаю, будут ли завтра эти пакеты. Пакеты произведены в Китае, а дистрибуционный центр в России. При этом в Казахстане слишком маленький рынок, чтобы везти сюда из Китая».