2432
22 февраля 2019
Текст — Марьям Зиаи, фотографии - Данияр Мусиров

Три нон-фикшн книги, которые стоит читать в марте

Про депрессию, искусство для детей и взрослых

Три нон-фикшн книги, которые стоит читать в марте

Новый автор Vласти Марьям Зиаи рассказывает о «Терапии настроения» Дэвида Бернса, «Истории картин для детей» Дэвида Хокни и Мартина Гейфорда и «Искусстве как недоразумение» Мишеля Тевоза.

«Терапия настроения» Дэвида Бернса

Автор: психолог, доктор медицинских наук, лектор и один из основоположников когнитивной терапии.

Вкратце: Начать следует с того, что, несмотря на длинное вступление, в котором доказывается эффективность подхода, зовущегося когнитивной терапией, мы с автором солидарны в одном: если ваша депрессия уже вошла в этап «без пяти минут виселица», пожалуйста, не надейтесь на одни только книги, кем бы они ни были написаны, и обратитесь к живому местному профессионалу. Хоть девизом книги Бернса и является фраза «Клинически доказанный способ победить депрессию без таблеток», и да, действительно, в ней дается немало полезных советов, упражнений и таблиц, автор не отрицает, что при тяжелой степени депрессии посещение специалиста первостепенно и необходимо.

Признаюсь, что, начиная чтение, я скептически пролистывала страницы, имея предубеждения в отношении типичной литературы по саморазвитию. Но, во-первых, оказалось, что это далеко не типичная литература по саморазвитию, а во-вторых, несмотря на первое впечатление (очевидные советы, легкие задания), автор действительно знает, о чем говорит. Постепенно выяснилось (и это меня особенно подкупило), что мы с ним мыслим в одном направлении: я, изучая дискурс, пришла к выводу, что язык общества во многом определяет сознание, а основная идея Бернса состоит в том, что мысли и отношение к ситуации оказывают большое влияние на чувства и поведение.

В «Терапии настроения» более 500 страниц, «вода» в ней практически отсутствует (что при таком объеме удивительно), поэтому велика вероятность, что вы отыщете разбор (а разборы каждой возможной ситуации, начиная с мелкой критики в ваш адрес и заканчивая смертью близкого человека, даются весьма подробные) собственной боли. К тому же, автор все-таки не совсем исключает медикаментозное лечение и в конце книги дает отличный ликбез по приему антидепрессантов.

В итоге я бы сказала так: если у вас есть возможность ходить на терапию – ходите на терапию и параллельно тесно общайтесь с этой книгой, причем месяца два минимум – так лечение будет максимально эффективным, в качестве дополнения и закрепления она пригодится. Если возможности ходить к терапевту у вас нет, опять же, попробуйте пару-другую месяцев внимательно читать и, по мере возможностей, выполнять все задания.

Цитата: «В чем разница между «здоровой грустью» и депрессией? Отличие очень простое. Грусть — это нормальная эмоция, созданная реалистичными представлениями, которые неискаженным образом отражают негативное событие, связанное с потерей или разочарованием. Депрессия — это болезнь, причиной которой всегда являются искажения. Например, когда умирает любимый человек, вы обоснованно думаете: «Я потерял его (или ее), и мне будет не хватать общения и любви, которую мы дарили друг другу». Чувства, которые создает такая мысль, нежны, оправданны и даже желательны. Такие эмоции делают нас более человечными и добавляют глубины и смысла нашей жизни. Таким образом, потеря многое нам дает. Но вы, напротив, можете сказать себе: «Я больше никогда не буду счастлив, потому что он (или она) умер(ла). Это несправедливо!» Эти мысли вызовут у вас чувство жалости к себе и безнадежности. Поскольку эти эмоции основаны исключительно на искажении, они будут разрушать вас».

Издательство «Альпина Паблишер», 2019

«История картин для детей» Дэвида Хокни и Мартина Гейфорда

Авторы: художник и искусствовед.

Вкратце: Проясним сразу. Да, книга написана легко и понятно, так, чтобы любой ребенок среднего школьного возраста в меру своего словарного запаса смог понять, о чем в ней рассказывается. Но смотря фактам в глаза: мое испытание этой книги на девятилетней сестре (без предвзятости, но и без осуждения: она самая обычная среднестатистическая школьница, которая любит не только смотреть раздражающие каналы на Ютубе, играть в кислотные игры, но и, к моему удивлению, заниматься английским в «Дуо») успехом не кончилось. Да и что скрывать? Мне самой такая книга стала бы интересна только в 18-20 лет. Поэтому если вы не семья художников или филологов, с раннего детства прививающих детям любовь к высокому и прекрасному, навряд ли «Историю картин» будут внимательно читать раньше 14-15 лет.

Но есть и хорошие новости: многое из написанного, несмотря на кажущуюся всем известность имен и фактов, может открыть что-то новое и интересное. Конечно, если вы уже не художни_ца или искусствовед_ка, прошедш_ая это все на втором курсе художки, но простой смертный, как, например, я, который любит узнавать новое. Кроме того, рассказывая об историях картин, фотографий и кино, авторы аккуратно «подсовывают» читателю полезные для размышления мысли, как то: «Зеркала очень могущественны, ведь они способны создавать картины. Поднесите к зеркалу свой рисунок – он будет выглядеть иначе. А реальный мир выглядит в зеркале подобно картине. Леонардо да Винчи советовал художникам оценивать свои работы по их зеркальному отражению. Полезно смотреть на вещи с другой точки зрения».

И наконец читателя, наверное, обрадует объем: всего 100 с лишним страниц, управиться можно за вечер-другой (а уже потом пересказывать самое интересное ближним детям всех возрастов).

Цитата: «Верим ли мы картинам? Этот вопрос встаёт снова и снова. Зрителям хочется точно знать, писал ли Караваджо святых с простых людей. Первых фотографов, которые вносили изменения в свои снимки, обвиняли в мошенничестве. Сегодня поддельные фотографии политических событий и знаменитостей встречаются в интернете сплошь и рядом. Но многие люди продолжают принимать их за чистую монету. Возможно, в одних фотографиях больше правды, чем в других, но полностью правдивыми они не бывают. Это невозможно. Фотографов-журналистов всё ещё преследуют за фотомонтаж. Газетного фотографа воспринимают как машину, беспристрастно фиксирующую то, что она видит. Но мы ведь и сами порой не верим своим глазам, не так ли? Тем более нет никаких причин верить фотографии больше, чем картине».

Издательство Ad Marginem, 2019. Перевод Алексея Шестакова

«Искусство как недоразумение» Мишеля Тевоза

Автор: швейцарский психолог искусства и хранитель одной из крупнейших коллекций ар-брют.

Вкратце: Еще одна книга про искусство, но уже не детская. Эту я оставила на конец статьи как десерт. На самом деле могу признаться, что влюбилась в нее как в нечто совершенно особенное, не читанное мной прежде, и теперь не могу подобрать верных слов, чтобы ее описать – наверное, таковой целью задавался автор, написавший книгу в формате эссе о том, что «история искусства двух последних веков – это череда ошибок и недоразумений, а художники –провокаторы и разрушители норм». Даже выбрать одну цитату для этой статьи представляется мне теперь невероятно трудным. Если вы, как и я, думали, что все, что исследователи могли сказать об искусстве и литературе модерна и постмодерна, они уже сказали – позвольте возразить! Это тот самый случай, когда оказываешься счастлив ошибаться.

При этом, полагаю, необходимо предупредить: если читателю, как и мне, прежде не приходилось иметь дел с такими терминами, как «полиморфные антропологические предрасположенности», «грамматология» и «ламелла», вероятно, что чтение книги (всего в 150 страниц!) не дастся легко. В первую очередь, интересна она будет, конечно, филологам, искусствоведам, психологам и прочему гуманитарному люду по зову профессии (или сердца). Но такая почти изнурительная тренировка мозга ведь и к лучшему во времена массового упрощения и разжевывания. С ней ни в коем случае нельзя торопиться, но надо жить, вдумываться, вчитываться и перечитывать. Кстати, иначе, скорее всего, и не выйдет. И все же поверьте, за этот труд вы обязательно будете вознаграждены (и, возможно, даже простите мне весь этот восторженный пафос).

Цитата: «Разумеется, нужно сперва условиться о том, что мы понимаем под уродством; было бы слишком просто считать этот вопрос решенным, сославшись на субъективную оценку. О вкусах не спорят? Или все же бывают объективно хороший и плохой вкус, как того хотелось бы авторитетам в этом вопросе, притом никогда не ошибающимся? Но они лишь переходят от относительности эстетического суждения в целом к элитарной субъективности и усугубляют эту пристрастность, навязывая ее тем, кто считается невеждами. На хороший вкус (и, с еще большей категоричностью, на «вкус») полагаются так, как будто речь идет о врожденном даре или благодати, недоступных простым смертным. Почему же в сфере искусства до сих пор раздаются хлесткие оценочные суждения вроде «это гениально!» или «какая бездарность!», которые за всю историю привели к такому количеству недоразумений и необходимости такого количества реабилитаций? Что бы мы сказали о физике, который перестал бы изучать водород лишь потому, что он ему не нравится? Ни в одной научной дисциплине нет места для интуитивного оценочного суждения, сравнимого с тем, что эстетика называет «хорошим вкусом». Об одном этом уже стоит задуматься».

Издательство Ивана Лимбаха, 2018. Перевод Ивана Оносова

Рекомендовано для вас