1256
20 ноября 2018
Текст — Баглан Кудайберлиев

Фильм недели: «Река»

Состоялась казахстанская премьера нового фильма Эмира Байгазина

Фильм недели: «Река»

В рамках конкурсной программы четырнадцатого международного кинофестиваля Шакена Айманова отечественным кинозрителям показали фильм Эмира Байгазина «Река», получивший в этом году приз за лучшую режиссуру секции «Горизонты» Венецианского кинофестиваля.

Жанр: драма

Хронометраж: 113 минут

Режиссер: Эмир Байгазин

Актеры: Жалгас Кланов, Багдаулет Сагындыков, Жасулан Усербаев, Руслан Усербаев, Эрик Тазабеков, Куандык Кыстыкбаев

Фильмом «Река» режиссер Эмир Байгазин завершил свою так называемую трилогию об Аслане, который фигурировал в его предыдущих двух работах – «Уроки гармонии» (2013 г.) и «Раненый ангел» (2016 г.). Не только этот юноша объединяет три картины, но еще и множество других кинематографических, культурологических и сугубо режиссерских элементов, которые невидимой нитью скользят сквозь художественные образы, сценарные находки и концептуальные, мировоззренческие решения автора. Триптих в виде фильмов можно связывать и интерпретировать разными путями и уровнями понимания. Как с помощью содержания, так и с помощью формы. Байгазина волнуют несколько тем, мыслей, которые потом воплощают в его фильмах быт и бытие. «Река», как фильм, завершающий определенный жизненный этап автора и кинематографическое течение времени внутри этих фильмов, проводит финальную линию и подводит итоги некоторых идей и сюжетов.

Например, тема сотворения мира. В «Уроках гармонии» метафорически только-только зарождался мир, с его хаосом, бурлением жизни и смерти, страстью и созиданием – грех познавался впервые и люди исследовали окружение; в «Раненом ангеле» мир уже погружался не только в грех, но и в полное отсутствие гармонии, пришел кризис, настало физическое уничтожение и метафизический апокалипсис. В «Реке» же мы видим мир после апокалипсиса, когда ничего не осталось и выжившие люди заново пытаются познать мир. Главные герои – пять братьев: старший из них 13-летний Аслан (его исполняет Жалгас Кланов). Он со своими братьями и родителями живет в одиноком доме, вблизи которого на многие километры ничего нет. Они занимаются домашним хозяйством, строят, чистят, кормят скот, готовятся к зиме. Для автора и, соответственно, для зрителя, в мире кроме них никого нет. Они – символическая модель человечества, служат не только обычными людьми, но и знаками. И сквозь призму их действий и переживаний мы видим историю в виде притчи, которая аллегорическим путем повествует о человеческом грехопадении. Повторяя участь людей всего мира, они сначала занимаются земледелием, через некоторое время к ним приезжает родственник из города. Так появляется цивилизация. Вслед за этим и все присущие цивилизации элементы: деньги, частная собственность, алчность, эгоизм и, как венец всех человеческих драм, – грех. Всплывают темные стороны всех братьев: ложь, похоть, гнев, зависть. Роковые обстоятельства складываются так, что братья познают и саму смерть.

Отличительная черта режиссуры Байгазина в том, что он обособляет обыденные вещи и поэтизирует их, помещает в абсолютное время, в контекст мировой символики и культуры. С виду обычная драматическая ситуация превращается в притчу о человеческой жизни, судьбе. Повторяет он этот прием и с помощью формы. В киноленте есть только одна семья, один дом и одна река. Река играет важную роль в символической системе координат, по сути являясь еще одним героем. Словно океан в фильме Андрея Тарковского «Солярис», он манит, соблазняет, вдохновляет, гипнотизирует не только героев, но и нас, зрителей. Во второй половине фильма река превращается в темный источник сил и уже пугает, отвращает и становится наваждением. Река в фильме как Зона в «Сталкере» того же Тарковского, как дерево в «Любовном настроении» Вонга Кар-Вая – она исполняет сокровенные желания и воплощает в жизнь любые мечты. Обособляет Байгазин и казахский язык, делая его не средством коммуникации, но элементом мышления и человеческого характера, преобразуя его в тропинку между реальностью и вымыслом. Тему постапокалиптического мира автор передает всеми средствами – опустошено не только внутреннее пространство фильма, но и оголены художественные средства картины: сведены к минимуму диалоги, музыка используется только в двух моментах, нет актерской игры, отсутствует драматургия в классическом понимании, камера статична, словно она застыла в миг вселенской катастрофы. Тема и концепция воплощаются со всех концов, ведь Байгазин в этом фильме был автором сценария, режиссером, оператором, продюсером и монтажером.

Еще одна отличительная черта режиссуры автора в том, что свои фильмы он погружает в общечеловеческую культурную среду, вставляя в ткань сюжета христианские образы, мотивы, оставляя отсылки к европейским произведениям искусства. Тут и история Каина и Авеля, и притча о блудном сыне и так далее. Отсылки к библейским историям сближают его с фильмами Андрея Звягинцева. Но не только это – многие элементы также схожи: строгий и угрюмый отец, как в фильме «Возвращение», ненависть детей к своему отцу, роль воды в истории, один из героев тонет. В плане изображения фильм похож на «Изгнание» – удивительно красивые виды казахстанских степей, словно ожившие полотна американского художника Эндрю Уайета. Как оператор Байгазин любит снимать фотографично, выхватывая один миг жизни в виде одного кадра, любой из которых можно взять и вставить в рамку. Всю трилогию об Аслане можно сравнить с трилогией о Сноупсах Уильяма Фолкнера: если «Уроки гармонии» – роман «Поселок», а «Раненый ангел» – «Город», то «Река» – «Особняк». Географически и социально Байгазин повторяет коллизии романов великого американского писателя.

Трилогия завершилась. Эмир Байгазин идет вперед и, как он сказал в одном из своих интервью, истории об Аслане – «это первая из его трилогий». Вслед за ним и мы, зрители, идем дальше. А герои из его первых трех картин навечно останутся в своих опустошенных, одиноких и странных мирах, вновь и вновь познавая жизнь и смерть.

Рекомендовано для вас