Мария Левина

Свет, камера, затор

Сумели ли стриминговые сервисы подвинуть несокрушимых киногигантов?

Свет, камера, затор

Посещаемость кинотеатров снизилась до 19-летнего минимума, а доходы колеблются чуть выше 10 миллиардов долларов – те же деньги, которые могут пройти через Amazon, Facebook или Apple за один день.

Голливуд VS стриминговые сервисы

Стивен Спилберг давно борется с выдвижением на «Оскар» фильмов стриминг-сервисов. Его главный аргумент – символический прокат таких фильмов в ограниченном количестве кинотеатров несколько дней (необходимое условие для выдвижения), с последующим доступом онлайн для подписчиков в формате 24/7. На их продвижение тратится гораздо больше средств: сообщают, что на продвижение «Ромы» было потрачено $50 миллионов, тогда как на «Зеленую книгу» – $5 миллионов. По мнению Спилберга, это приводит к недобросовестной конкуренции, поэтому эти фильмы нужно номинировать на телевизионную премию «Эмми», но никак не на «Оскар».

Другие режиссеры, очевидно, настроены не настолько критично к стриминговым платформам. «Ирландец» Мартина Скорсезе с Робертом Де Ниро и Аль Пачино вышел благодаря покровительству Netflix. Режиссер уровня Скорсезе не связал бы себя с Netflix, если бы считал, что это подрывает или удешевляет опыт просмотра кино. Сервис выиграл культурную войну прошлым летом после того, как Каннский кинофестиваль отказался принимать его ленты. Тогда он просто отвез в Венецию и представил сенсационно хорошие картины, такие как «Рома» Альфонсо Куарона, «Баллада Бастера Скраггса» братьев Коэн и восстановленная версия незавершенного фильма Орсона Уэллса «Другая сторона ветра».

Кадр из фильма «Рома» Альфонсо Куарона

По данным Vanity Fair, посещаемость кинотеатров снизилась до 19-летнего минимума, а доходы колеблются чуть выше 10 миллиардов долларов – те же деньги, которые могут пройти через Amazon, Facebook или Apple за один день. DreamWorks Animation была продана Comcast за относительно скромные $3,8 млрд. Недавно Paramount была оценена в 10 миллиардов долларов – примерно по той же цене, что Самнер Редстоун приобрел ее более 20 лет назад в войне с Барри Диллером. С 2007 по 2011 год общая прибыль пяти крупнейших киностудий-Twentieth Century Fox, Warner Bros., Paramount Pictures, Universal Pictures и Disney упала на 40 процентов. Студии теперь составляют менее 10% прибыли своих материнских компаний. К 2020 году, по некоторым прогнозам, эта доля упадет примерно до 5 процентов (но Disney, отчасти благодаря «Звездным войнам» и другим успешным франшизам, вероятно, выделится из их числа).

Тогда как в исследовании говорится о том, что внедрение Netflix на различных европейских рынках в период с 2012 по 2014 год положительно повлияло на продажи билетов в кино, и, таким образом, противостоит общей негативной тенденции спроса на кино в большинстве европейских стран. Из-за Netflix продажи билетов на душу населения увеличивается до 14,7% или в среднем с 2,24 до 2,5 посещений в год с конца 2015 года, что стало особенно заметно с 2016 по 2017 годы. Это неожиданно, учитывая, что сервис не позиционировал (по крайней мере, изначально) свой потоковый сервис как конкурента кинотеатрам, но это объясняется теорией спроса. Netflix на самом деле «дополняет» опыт походов кино. Во-первых, потребители могут выбрать, что и когда смотреть, что похоже на выбор фильма в театре. Во-вторых, в начале своего пути сервис предлагал к просмотру относительно старые фильмы. Так, его молодая аудитория, которая посмотрит старые «Звездные войны» (или «Люди Икс» и т.д.), может захотеть посмотреть и последние фильмы франшиз, которые в настоящее время показывают в кинотеатрах. Начиная с 2016 года компания начала выпускать фильмы и сериалы собственного производства. С быстро растущим рынком и привлечением новых поставщиков потокового вещания, производящих собственный контент, индустрия кинотеатров столкнулась с прямой конкуренцией и вполне может увидеть снижение продаж. Несколько лет назад новые технологии вроде 3D были надеждой, способной привлечь зрителей, но в ближайшие годы индустрия кинотеатров должна задуматься, как предложить то, что предлагает Netflix и его аналоги (например, построение сюжета в зависимости от выбора зрителя).

Мораль истории понятна (и вовсе не шокирует) – киноманы любят фильмы. Они будут ходить в кинотеатры или оставаться смотреть кино дома: все зависит от того, где покажут хорошее кино.

Фильмы VS ремейки фильмов

Первый сиквел Голливуда, «Падение нации», вышел 103 года назад, но студии начали относиться к сиквелам всерьез с тех пор, как «Крестный отец-2» взял Оскар за лучший фильм в 1974 году, а «Звёздные войны. Эпизод V: Империя наносит ответный удар» собрали 538 млн. долларов по всему миру в 1980 году.

Интересно, что четверть крупных сиквелов, вышедших в 2016, сняли в течение десятилетия с премьеры первых частей. Количество таких «запоздалых сиквелов» растет с каждым годом, говоря о том, что киностудии либо изо всех сил пытаются найти оригинальные идеи, либо все больше видят в сиквелах прибыльные проекты.

Сейчас Голливуд взял курс на монетизацию ностальгии по детству. За последнее десятилетие было снято множество перезагрузок, еще больше таких съемок – в процессе. Ремейки классики Диснея оказались успешны – например, «Книга джунглей» и «Красавица и чудовище». Объясняется выбор переснимать старые фильмы тем, что, с точки зрения производства, гораздо безопаснее снимать «Гарри Поттера», выходившего миллионными тиражами и имеющего такую огромную фанбазу всех возрастов, чем неизвестную историю. Важно отметить, что хотя сиквелы обычно зарабатывают меньше, чем их предшественники, они все равно зарабатывают намного больше, чем средний фильм.

Американские колумнисты-кинообозреватели пишут, например, о своем недовольстве таким положением на протяжении последних лет: усилия, направленные на выжимание каждого доллара из бренда, становятся абсурдными до такой степени, что Голливуд теперь делает фильмы о тетрисе и эмодзи. Никто не станет финансировать оригинальные и креативные фильмы, если они будут знать, что могут заработать больше денег на другом, «брендовом» фильме. Другие приводят причины, почему многие ремейки проваливаются в прокате, и среди таких причин – режиссеру нечего добавить к уже сказанному, он слишком предан оригиналу, а то и вообще оригинал был продуктом своего времени или слишком хорош, чтобы пытаться с таким конкурировать.

А что же Казахстан?

С Казахстаном ситуация не так однозначна. Известно, что число посетителей кинотеатров в Казахстане в 2018 году достигло 17,8 млн человек, что превысило показатель 2014 года почти в 1,4 раза, согласно данным «Курсива» со ссылкой на КС МНЭ РК. Но отсутствуют какие-либо исследования, находящиеся в открытых данных, и практически все, чем мы можем довольствоваться, – это рейтинг фильмов по кассовым сборам (неполный, поскольку, например, сеть Kinopark не предоставляет подобные данные) на Ticketon. В нем даже фильмы, проваливающиеся в мировом прокате, неделями занимают первые места по кассе. Этому тоже находится немало объяснений, таких как ограниченный выбор фильмов в прокате, ограниченный выбор прочих развлечений по городу (небольшое количество выставок, музеев и развлекательных мероприятий; чем меньше город, тем меньше и развлечений), цены на билеты, которые ниже, чем ежемесячная подписка на стриминговые сервисы, и так далее.

Во-вторых, по непосредственно стриминговым сервисам, по которым также отсутствует статистика, имеется немало других нюансов. Цена подписки действительно одна из наиболее высоких, и местный зритель с его средним доходом, не привыкший еще платить за кино, музыку и книги, но привыкший к «пиратским» методам, выберет, очевидно, не сервис, в котором также ограничено количество фильмов с переводом на русский (хотя бы в форме субтитров) и вообще ограничено количество доступных для просмотра казахстанцам фильмов. По данным на 2016 год, такого контента примерно в 8 раз меньше, чем в Штатах.

Рекомендовано для вас