2567
29 апреля 2022
Баглан Кудайберлиев, специально для Vласти

«На старте»

В прокате стартует фильм о братьях, связавших жизнь со спортивным бегом

«На старте»

Производство: Казахстан

Год выпуска: 2022

Жанр: спортивная драма

Хронометраж: 95 минут

Режиссер: Ернар Нургалиев

Актеры: Жандос Айбасов, Ербол Семкулов, Ерик Жолжаксынов, Карина Кудекова

Стоимость билета: от 800 до 2200 тенге

Фильм «На старте» («Alga») развертывает историю двух братьев: Аскар (Жандос Айбасов) и Бекзат (Ербол Семкулов) Омаровы – сироты, занимающиеся грабежом ради выживания, однажды встречаются с тренером по легкой атлетике (Ерик Жолжаксынов) и, – чтобы колесо их судьбы не увязло в тропах тюрьмы, но катилось дальше по колее свободы, соглашаются профессионально заниматься спортивным бегом, взбираясь вверх и покоряя все новые вершины физики и духа.

Бег в кино – больше, чем бег. Фигура гордо бегущего человека сквозь горестные воспоминания, проблемы жизни и грядущие беды – маяк метафоры и силуэт символа. Перемещение героя в материальном пространстве почти всегда отсылает к тем мыслям, которые авторы пытаются обдумать сквозь абстрактное пространство экрана. Нить дороги, проходящая в спортивных драмах про марафон, соревнование, спринт и так далее, ведет к той воздушной линии света, которая озаряет кинотеатр и головы зрителей, пришедших лицезреть судьбу человека. Так Ариадна подводных умыслов указывает на истинные идеи. Герои в картинах убегают физически и метафизически – от времени и места, конфликтов и ссор, общества и людей, жизни и смерти. Движение вперед – это движение ввысь: полет тем и схем; основа и повод, чтобы отрефлексировать и показать прочие части участи, видение вопроса. Сочинитель лавирует между троянским конем и дарами данайцев: «Одиночество бегуна на длинные дистанции» Ричардсона – критика современного общества, «Огненные колесницы» Хадсона – мировоззренческий конфликт, «Несломленный» Джоли – стойкость воли, «Форрест Гамп» Земекиса (часть беговой дорожки сюжета) – неостановимость жизни.

«На старте» Нургалиева – про взаимоотношения братьев. Бродячий мотив в строительных лесах нашего, такого же родного, как и главные герои друг другу, современного кинематографа – несущаяся двойка, обремененная тяготами невыносимой легкости казахстанского бытия. Скованные одной кровью и связанные одной болью, Омаровы живут без отца, надеясь только друг на друга – ведь больше у них никого нет. С появлением тренера и его дочки Малики (Карина Кудекова), в которую влюбляются все фигуры картины, квантовым образом одиночество усиливается – появляется фантом отца, отнятого судьбой и вновь подаренного авторами уже в виде Ерика Жолжаксынова. Но эрзац-родитель не до конца выполняет функции центрального древа и духовная, психологическая связь братьев подвергается проверкам драматургии. И не выдерживает: они ссорятся, мирятся, пытаются жить дальше – но порок сердца превращается в порог линии Бекзата – он умирает. Объяснимый фабульный ход – ведь сюжет должен бежать вперед: остановка в пустыне истории в случае кино – смерть зрителя. Структура фильма разрывается между спортивной, любовной и семейной драмой. В итоге, не выбирая до конца ничего, история избирает компромиссный вариант – Жандоса Айбасова. Аскару приходится завершать недоделанные сюжетные линии и свести все нити в единый клубок финальных титров – построить отношения с героиней (любовная часть), победить в главном марафоне (спортивная часть), и, тем самым, отомстить за брата (семейная часть). Изначальная суперпозиция экспозиции упрощается в конце до одного героя – драматургия Шредингера. Повествование с течением хронометража выдыхается и решает хотя бы дойти до финиша.

Аскар и Бекзат – tabula rasa, чистое лицо новоявленной молодежи независимого отечества, – не обремененная никакой культурой и отягощенная лишь грамматикой казахского языка. Двое в фильме почти не разговаривают – и если нарушают тишину, то только нечленораздельным мычанием, односоставными предложениями и простыми вербальными конструкциями. Им не надо коммуницировать: связь между ними – доречевая, древняя, архаическая и спускающаяся вглубь человечества. Отсюда и неспособность общаться с другими – в отличие от брата, чужому человеку надо внятно и четко передавать свою мысль или чувство. Иначе – конфликт. Ссоры же между ними самими – рябь на поверхности крепкой органической связанности. Скрепа между ними – квантовая запутанность: когда Бекзат умирает во время марафона, Аскар чувствует это. Они существуют вне формальных установок между людьми: не признают закон (Аскар все время ворует), не разделяют нормы этикета (дерясь при людях), не подчиняются этике. Жизнь героев – выживание волчат в степи людей. Как у Сулейменова: «Шел человек. / Шел степью, долго, долго. / Куда? Зачем? / Нам это не узнать. / В густой лощине он увидел волка, / Верней, волчицу, / А, точнее, мать…». Герои пытаются изменить течение своего бытия, «повернуть в другое русло» – но невозможно дважды войти в одну и ту же реку самости. Аскар – пегий пес, бегущий по лезвию, которое в конце концов разрубает его пополам. Точнее отнимает его вторую, родную половину – Бекзата. И показ таких людей – одиноких, молчаливых, заброшенных – показателен: вот они – герои нашего времени, высвеченные в анфас – лицом к зрителю: без внятного прошлого (без отца, матери, семьи, предыстории), без поддержки (запечатанные лишь кровными узами), без видимого будущего. Впереди – лишь вдаль уходящая дорога.

Как известно, от правды не убежишь. Но можно ли добежать до истины? Особенно в степях нашей ментальности, где дорога – не узкое направление, но сплошное поле: никаких границ и правил. Набоков в своих лекциях говорил, что в русском языке есть два понятия, которые почти невозможно перевести – это «правда» и «истина». Человек как велосипед: либо надо менять себя – улучшать, совершенствоваться, становиться более гуманным и ехать вперед, либо – стать заложником архаики и «свалиться» в животное. Бекзат в фильме перекрывает движение памятью, оборачиваясь заложником духов романтического прошлого – и возвращается в лоно ушедших родителей. Аскар же преодолевает себя и отправляется – хоть и в туманное, – но будущее. Все мы когда-нибудь завершим свой путь: где старт – там и финиш. Главное понимать, ради чего мы бежали.