«Ты пассажир, которому не рады»

Репортаж о том, как в Алматы люди с особыми потребностями провели мониторинг общественного транспорта, и почувствовали себя в метро «особо важными» гостями. А вот в автобусах и троллейбусах так не повезло.

Жанара Каримова
  • Просмотров: 3572
  • Опубликовано:

Во вторник, 20 февраля, группа людей с особыми потребностями провела мониторинг общественного транспорта. Инициатором выступил председатель комиссии по правам людей с ограниченными возможностями им. Иманалиева Вениамин Алаев. В инициативную группу вошли слабослышащие, глухонемые, слабовидящие, слепые и один человек на инвалидной коляске.

«Наша цель – это бегущие строки, аудио объявления на остановках и в автобусах, троллейбусах, и ускорение посадки в метро», - рассказал Алаев, пока участники мониторинга собирались и ждали остальных представителей прессы. К нам также присоединилась группа молодых ребят – волонтеров.

«Люди с особыми потребностями могут передвигаться самостоятельно, но когда человеку трудно, например, подняться по пандусу, у него есть индивидуальный помощник, который его должен подстраховать. У каждого пользователя коляски есть индивидуальный помощник, у каждого слабослышащего и не слышащего есть всего 30  часов сурдоперевода. Но сегодня наша тема – транспорт, где однозначно нет сурдопереводчика и необходима бегущая строка», - рассказал Вениамин.

До начала мониторинга каждая группа определяла важные для себя пункты, например, объявление номера автобуса на остановке. «Вениамин, это же сплошь и рядом, я сейчас ехал на общественном транспорте и никто не объявлял остановки», - пожаловался один незрячий.

«Для чего нужен текущий мониторинг? Чтобы мы на очередном совещании мы разговаривали предметно. Правозащитник Фархат Юсупжанов еще в июне прошлого года поднимал вопрос на координационном совете по улучшению качества жизни инвалидов и аким дал задание до сентября все это сделать. Мы будем говорить о фактах — 20 февраля, во время проведения мониторинга, мы не увидели элементов доступности информации для нас», - ответил Вениамин. 

Дождавшись волонтеров и представителей прессы, большой компанией — примерно из 20 человек, из которых около 10 были с особыми потребностями, мы прошли по улице Гоголя до станции метро «Жибек Жолы». Никто не решился спуститься в подземный пешеходный переход, все перешли дорогу по велодорожке. Подземные переходы, как и надземные, больная тема не только для людей с особыми потребностями. 

Но сегодня мы проверяем общественный транспорт Алматы. Первый на очереди – метрополитен. Участнице мониторинга на инвалидной коляске Марии Тарасовой нужно было позвонить диспетчерам через телефон у входа в метро, чтобы ей помогли спуститься до платформы. Спустя пару минут к нам вышли сотрудники метрополитена, но не для того чтобы помочь Марии, а получить документы, разрешающие проводить фото и видео съемку. Вениамин Алаев заблаговременно получил разрешение от управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог Алматы, но метрополитен для чистоты эксперимента не предупреждали. 

Спустя несколько минут вышел сотрудник, сопровождающий людей с особыми потребностями на станции «Жибек Жолы». По словам Вениамина, по регламенту сопровождать колясочника до поезда должен один человек, который уточняет маршрут и передает его коллегам на нужной станции. Но нас от самого входа до конечного пункта сопровождало более 5 сотрудников метрополитена. Чтобы спуститься по эскалатору, необходимо воспользоваться специальной тележкой для колясочников. Для Марии включили резервный эскалатор.

Спуск до станции «Жибек Жолы» занял около 30 минут. Пока Мария спускалась по автоматическому пандусу, остальная группа была предоставлена сама себе. Многие с интересом наблюдали за работой пандусов, отмечая, что никогда не видели их в действии. Уже ближе к платформе мы заметили, как сотрудник полиции под руку вел двух незрячих участников мониторинга. Он уточнил их конечный пункт назначения и посадил в приехавший поезд.

Так наша группа разделилась на две части, остальные же ждали, когда Мария спустится до платформы.  Все это время Мария напоминала звезду Голливуда, ее окружали операторы с камерами, работники метрополитена интересовались все ли в порядке, еще с десяток человек просто наблюдали. 

В вагоне Марию сопровождал электромеханик по инвалидным устройствам и зачем-то пресс-секретарь. На станции «Театр имени Мухтара Ауэзова» нас уже ждали несколько сотрудников. В 10:38 утра мы вышли из поезда. На каждом подъеме автоматический пандус уже был заранее приготовлен, а у эскалатора ее ожидала тележка. На этот раз резервный эскалатор не заработал и Марию поднимали с помощью обычного эскалатора. В 10:55, спустя час, мы, наконец, поднялись на площадь перед театром имени Аузова, у памятника писателю нас ожидала уехавшая ранее группа слабовидящих членов команды.

Вениамин поинтересовался у Марии, испытала ли она какие-либо проблемы в общественном транспорте. «Проблема в том, что я не могу обходиться самостоятельно. Также подъемники на эскалаторах достаточно жесткие. Плюс очень много времени занимает весь путь. Передвигаться, допустим, на работу будет не очень удобно. Возможно, стоит пересмотреть систему подъемников, чтобы это были лифты или что-то более ускоренное. И конечно, важна возможность передвигаться самостоятельно без группы поддержки. Хорошо почувствовать себя VIP персоной, но хотелось бы равных возможностей. Такое внимание вызывает дискомфорт. Хорошо, что нас замечают, но излишнее внимание напоминает тебе о том, что ты не можешь самостоятельно с чем-то справиться. Это большой минус. Я несколько лет назад пользовалась метро, внимания было столько же и даже больше, хотя камер вокруг не было. Еще часто просят: «Имя и фамилию скажите, мы вас будем записывать, а вы звоните, когда будете приезжать». Извините, но я не хочу, чтобы меня опять делегация встречала, я хочу, как любой обычный человек, доехать до необходимого места и все. Обычно я передвигаюсь на инва-такси, как и любая служба такси, они также имеют ограничения. Людей много, машин мало. Общественный транспорт стараюсь все-таки избегать. Мы также проводили рейды, тогда автобусы и троллейбусы просто сломя голову проезжали мимо. Когда пытались откинуть пандусы, они все были заржавевшие. А водители и кондукторы вообще не знали как ими пользоваться. После такого зрелища не хочется пользоваться общественным транспортом. Знаете... как правильно сказать? Ты такой пассажир, которому не рады», — рассказывает Мария.

«Я была в Эстонии, у них приспособленные автобусы, мало того, что они низкопольные, у них и пандус опускался до пола. Можно самостоятельно заехать, выехать. Нет никаких служб или сопровождающих, - продолжает Мария Тарасова. – Я работаю информационным менеджером ассоциации женщин с инвалидностью «Шырак». Каждый день с понедельника по пятницу езжу на работу».

И пока я не готова променять такси на общественный транспорт.

По словам начальника службы движения метрополитена, в месяц услугами метро пользуются около 15 колясочников. Время ожидания помощника зависит от глубины станции и колеблется от 2 до 7 минут. 

Мы продолжаем нашу проверку общественного транспорта и решаем разделиться на три группы. Мария в сопровождении волонтера должна добраться до перекрестка Розыбакиева-Абая. Водитель автобуса №34 не стал дожидаться, пока Мария спустится с остановки и уехал. Водителя следующего автобуса №65 сразу же ошарашили участники мониторинга: «Инвалид пытается подняться, помогите». С вопросом: «А я что должен сделать?», водитель вышел на улицу, но Марии и волонтеру уже помог кондуктор. 

Громкий старт обновлённого маршрута №65 произошел осенью 2017 года, после многочисленных жалоб автобусы были заменены. Градоначальник осмотрел новые автобусы, но отсутствие пандусов, похоже, не заметил. Как и места для колясочников — вместо них там сделали сиденья для пожилых людей. Марии пришлось «встать» рядом, сзади коляску придерживал волонтер. Плюсом данного маршрута стал кондуктор, который озвучивал остановки, и работающие кнопки «стоп», которые необходимы глухонемым людям, чтобы обозначить свой выход на остановке. 

Спуститься на остановку Марии также помог кондуктор, пожелав счастливого пути. Следом за нами на троллейбусе приехала группа слабовидящих и слепых людей. Им повезло меньше, из-за отсутствия кондуктора, озвучивающего остановки, им пришлось продираться через людей к водителю автобуса.

«Мы приехали на троллейбусе №25 от станции метро «театр имени Ауэзова» до остановки на Абая-Розыбакиева. Автоматического объявления остановок не было, как и кондуктора, - рассказывает Ильяс Фаткулин. — Когда троллейбус подъезжал, я не знал по какому маршруту он следует. На остановках не хватает информационного табло, дающего информацию о том, когда и какой маршрут приедет. Внутри салона мне пришлось пробираться до водителя. Хорошо, что это не утро и не вечер, иначе там была бы толпа. Я попросил водителя, и он объявил нужную мне остановку. Но очень часто водители забывают это сделать. Мне приходится пользоваться общественным транспортом, но сейчас, к сожалению, для меня это больная тема. Я каждый день пользуюсь автобусом, один раз в неделю троллейбусом и примерно один раз в месяц метро. Нигде кроме метро не объявляют остановки, приходится просить или ориентироваться по памяти. Бывает, что есть сопровождающие, тогда удобнее и легче. Но бывает, что приходится ездить самому и это весьма затруднительно. Я был в Турции и примерно знаю, как устроена правильно работающая система общественного транспорта. Также по стримам других незрячих, которые выкладывают видео и подкасты, я знаю как обстоят дела в развитых странах. Я работаю в общественном объединении по вопросам инвалидов, занимаюсь несколькими видами спорта, общественными делами. Это мой третий мониторинг общественного транспорта. Я не раз обращался в компании, такие как Green Bus, с просьбой поставить терминалы, которые озвучивали бы остановки. Также обращался в транспортный холдинг. Каждая организация скидывает этот вопрос на другую, и так круг замыкается все безрезультатно. В акимат обращался, обещания были, но.… Вот, если я не ошибаюсь, аким города в прошлом году дал указ до августа или сентября 2017 года адаптировать общественный транспорт для людей с особыми потребностями. Но, к сожалению, ситуация по сей день остается на ужасном уровне. Тут у нас акимат пытается пересадить людей на общественный транспорт, но он у нас не пригоден ни для людей с особыми потребностями, ни даже для обычных людей. Он неудобен, не всегда доступен и опасен». 

Третья группа приехала на автобусе. Как рассказала сурдопереводчик, инвалидам по слуху очень важно, чтобы на всех видах транспорта была бегущая строка. «Очень важно, чтобы на поручнях были кнопки. Не на всех автобусах они есть, из-за этого, особенно в заполненных автобусах, водитель спрашивает: «Есть на выход?» и если никого нет, он проезжает остановку. Глухой человек вынужден нажимать на кнопку, а если ее нет, он пропускает остановку. Также инвалиды по слуху не имеют никаких льгот на проезд, хотя из-за языкового барьера им часто не удается устроиться на работу. Для них проезд на общественном транспорте очень дорогой. Особенно когда мать сидит дома, возит детей в школу или садик, а отцу семейства нужно прокормить семью. Это большая проблема, хотелось бы, чтобы на нее тоже обратили внимание», - рассказывает переводчик.

По словам Вениамина Алаева, эксперимент не провалился и это самое главное: 

«Мониторинги проводятся уже много лет, есть и исследование уже на эту тему. Но важно, чтобы подобные мониторинги проходили на постоянной основе не только по транспорту, чтобы видеть динамику изменений. Мы с каждым днем должны жить лучше, не отталкиваться назад. Мы хотим помочь государству, чтобы эффективность использования общественного транспорта была еще выше. Вывод первый – транспорт имеется. И метро оснащено подъемниками, и на автобусах есть пандусы, не у всех, но есть. Другой вопрос – как используется это оборудование, насколько эффективно и насколько правильно налажен процесс. Также если утром пользуешься автобусом, он переполнен, однозначно пользователь с коляской не сможет туда протиснуться. Этот вопрос тоже хочется поднять. По итогам мониторинга мы передадим рекомендации управлению пассажирского транспорта, проведем совещание и в очередной раз поднимем вопросы доступности транспорта. Так или иначе, у нас есть еще один инструмент – координационный совет по улучшению качества жизни инвалидов Алматы», - резюмирует он.