101232
22 октября 2018

Туда и обратно. Как казахский язык переводили на кириллицу

Vласть изучила процесс перехода на новый алфавит в конце 30-х годов

Туда и обратно. Как казахский язык переводили на кириллицу

Казахстан перешел с арабской письменности на латиницу в 1929 году, а спустя 10 лет пришлось переносить язык на кириллицу. Рассказываем как это произошло, как создавался новый алфавит, о чем спорили лингвисты и как срывались сроки выхода новых учебников.

После революции и Гражданской войны латинизация языков казалась логическим продолжением перехода на новый календарь и систему мер и весов. Новая страна-новые люди-новый язык. В 20-е годы по всем нерусскоязычным республикам Союза прокатилась волна языковой реформы, инициаторами которой выступали Анатолий Луначарский, отвечавший за просвещение и Владимир Ленин. Самым первым перенесли на латиницу азербайджанский язык — в 1922 году. В Казахстане латинский алфавит объявили государственным 1 января 1929 года – уже после Туркмении и Узбекистана, которые сделали это на год раньше. Обсуждение в республике шло долгое – не все были согласны с реформой, например, против латинизации выступал Ахмет Байтурсынов, считавший, что латинские буквы не подходят для казахской фонетики – ученый был сторонником арабской графики.

В том же 1929 году Народный комиссариат просвещения РСФСР начал работать над латинизацией русского языка – большевики не взяли эту идею с потолка, мысль о такой реформе высказывалась еще в XIX веке. К 1930 году лингвисты разработали три варианта русского языка на латинице, но в том же году Политбюро во главе со Сталиным велело прекратить работу над этой реформой. А спустя еще шесть лет началась кириллизация языков, переведенных на латиницу. Часть историков связывают языковые реформы с коренизацией — кампании советской власти, призванной сгладить противоречия между центральной властью и населением национальных республик.

Доводы «за»

26 февраля 1939 года Абусагит и Нугман Жиренчины из Общества изучения Казахстана, которое базировалось на пересечении нынешних улиц Назарбаева и Кабанбай батыра, написали письмо на 11 страницах секретарю ЦК КП(б) К Николаю Скворцову, где размышляли об актуальности перехода казахской письменности на русский алфавит.

По их мнению, за несколько столетий своего существования арабская письменность дала очень незначительный процент грамотности, и то это было знатное господствующее население, подавляющее большинство же оставалось безграмотным (здесь, конечно, можно поспорить о том, что дело вовсе не в алфавите). «Казахи, узбеки, киргизы и другие не имели своего алфавита. Арабский алфавит был насильно перенесен арабскими колонизаторами, которые усиленно насаждали магометанскую религию в Средней Азии и в этих целях они были заинтересованы не в ликвидации неграмотности этих народов, а в их духовном, политическом закабалении». Авторы в духе того времени подводят к мысли, что советская власть не только освободила угнетенный народ, но и способствовала культурно-экономическому развитию, что случилось благодаря переходу национальных республик к новому латинскому алфавиту – «старый арабский алфавит не обеспечил культурный размах Советской национальной республики», - констатируют братья. Они соглашаются с тем, что латинский алфавит «избавил наши народности от путанного и сложного арабского алфавита и сыграл важную роль в борьбе с различными религиозными и исламистскими предрассудками» и помог освоению языка.

Говоря же о доводах перехода с латиницы на кириллицу, они указывают на то, что развитие экономики и культуры требуют быстрейшего развития грамотности — развитие культуры должно поспевать за развитием социалистической экономики:

Можем ли мы сейчас твердо сказать, что латинский алфавит полностью обеспечит быстрый рост социалистической экономики и культурного требования населения национальных республик? Не можем».

И объясняют почему:

«Несмотря на свою положительную роль в первоначальном периоде, латинский алфавит требовал целого ряда реформ и изменений в грамматике казахского, узбекского, туркменского и др. языков. Даже в настоящий период в Казахстане грамматика казахского языка находится в стадии изменений и переделок».

Существуют две версии латинского казахского: один был принят в 1929 году и использовался 9 лет, второй – в 1938 году, в нем появились три новые буквы, и были изменены правила орфографии. Эта «версия» алфавита продержалась до 1941 года.

Казахский латинизированный алфавит и казахский арабский алфавит

Жиренчины на примерах объясняют, чем им не нравится казахский-латинский (эти же доводы потом приводят и другие специалисты):


«Неслучайно, что интернациональные русские термины до последнего времени извращались. До сих пор извращаются за отсутствием букв «Ю», «Э», «Щ», «Ц», «Ч» и других, например, «Совет» писалось «Собет», «социализм» и сейчас пишется «Сотсиализм», «Клара Цеткин» - «Клара Сеткин», «Заем» - «Зайом», «политбюро» - «политбиуро», «Чехов» - «Шехов», «Чайник» - «Шайник». Таких фактов очень много, что совершенно извращает смысл самих слов, а также дает неправильное название…Например, взять хотя бы одно слово «революция» - до сих пор пишется «револиутсия». Только в одном слове три ошибки. Все это говорит о том, что латинский алфавит не обеспечивает культурную потребность национальных республик. В Казахстане до сих пор не разработана научная терминология казахского языка и не имеется толкового словаря русско-казахского языка, благодаря чего продолжается путаница в терминологии».

Дальше Абусагит и Нугман Жиренчины пишут, что «общность интересов и неотъемлемая дружба народов СССР с великим русским народом заставляет нас учиться у великого русского народа их науке, культуре, их искусству, их опыту социалистического строительства. …Наши интересы общие. Мы спаяны в единую семью социализма. Русская культура, русский язык стал интернациональным, передовым, любимым языком народов СССР. Русский язык одновременно есть – язык мирового прогрессивного человечества, язык единый – общегосударственный. ….Латинский алфавит не в состоянии обеспечить дальнейшее и теснейшее развитие культуры и экономики народов СССР».

Еще авторы пишут о том, что переход на русский язык облегчит образовательный процесс — освободит детей от изучения двух алфавитов.

Другой лингвист и автор одного из вариантов нового алфавита пишет: «Сама система орфографии и множество ее правил усугубляли разнобой в начертании терминов. Так, например, при передаче русского звука «ц» в казахской письменности мы вынуждены были придумать два правила: «ц» в позиции после согласных и в начале слова передается через s – silindr – цилиндр, принцип – prinsip, тогда как после гласных – через ts – социализм – sotsializm». («Записка о некоторых русских звуках-буквах», Архив президента РК).

Варианты нового алфавита

Кириллизация казахского языка не была новым явлением — еще Ибрай Алтынсарин в XIX веке разработал алфавит из 25 букв для «русско-туземных школ», его называли «Миссионерской кириллицей» и он был в ходу до революции.

Впервые во всеказахстанском масштабе о языковой реформе написали на страницах газеты «Социалистик Казахстан» 6 мая 1939 года.

После этого создали Республиканский оргкомитет по новому алфавиту в составе 7 членов под председательством секретаря ЦК КП (б) Казахстана тов. Кулитова. 9 августа 1939 года в газете «Социалистик Казахстан» был опубликован первый проект нового казахского алфавита. С этого момента началось обсуждение. 20 октября 1939 года оргкомитет предварительно одобрил проект нового алфавита в составе 38 букв, из которых 30 русских. В редакцию газеты и в Казахский филиал Академии наук поступало много писем и замечаний от рабочих, крестьян и т.д. 13 декабря 1939 года на заседании оргкомитета проект нового алфавита снова обсуждался и в него внесли некоторые изменения – получилось 40 букв - все 32 буквы русского алфавита.

Судя по документам, самое оживленное обсуждение перехода на новый алфавит пришлось именно на 1939-1940 годы. В Архиве президента Республики Казахстан хранится «Переписка с научно-исследовательскими организациями КССР о переводе казахской письменности на русский алфавит» (Фонд №708, единица хранения 1099).

Там есть проект нового алфавита, составленного Нугманом Жиренчиным. Он указывает на то, что «чисто на казахском языке из русских букв не пишутся: В, Й, Ф, Х, У, Ч, Ш, Ъ, Ы, Ь, Э, Ю, Я» и замечает, что эти буквы очень нужны».Он предлагает алфавит из 42 букв. На обратной стороне листа карандашом написано: «Дело не одного дня, это дело тысячелетий». Неизвестно, написал ли эту философскую мысль сам Нугман или кто-то другой. Думается, что оказавшись сейчас в Казахстане, автор этих строк ничуть бы не удивился новой реформе языка.

Проект алфавита казахского языка на кириллице, предложенный Нугманом Жиренчиным.

16 марта 1939 года в кабинете секретаря ЦК КП(б) Дауленова прошло совещание языковедов и литературоведов-казахов. Там были преподаватели, издатели и писатели: Муканов, Мусрепов, Тажибаев, Жароков, Ауэзов, Беккожин, Токмагамбетов. Собравшимся прямо сообщили, что уже 29 народностей перешли на русский алфавит: мол, поторапливайтесь, нечего отставать.

В апреле 1940 года доцента кафедры казахского языка при Казгоспединституте им. Абая С. Кенесбаева и завкафедрой казахского языка М. Балакаева отправили на 4 дня в Ташкент на республиканское совещание по новому узбекскому алфавиту – перенимать опыт. Перед этим совещанием в Узбекистане провели пробные диктанты среди школьников и студентов, они проходили почти по всем вариантам алфавита. После обсуждения был «выбран наиболее унифицированный и более рациональный вариант». «Новый узбекский алфавит принят в составе 37 букв, из коих 6 выражают специфические его звуки», - пишут в своем отчете Кенесбаев и Балакаев. Передача двух звуков – h и ө в виде «х» и «у» вызвала горячие споры и со стороны полиграфической техники, и со сторон проведения принципа унификации алфавитов.

Кенесбаев и Балакаев пишут, что должна быть максимальная унификация казахской письменности с письменностями других братских республик. Из нового алфавита они предлагали исключить буквы: «щ», «ч», «ъ», и «э». «Дело в том, что слова с этими буквами в казахском литературном языке встречаются весьма мало, а с твердым знаком – только единицы. Кенесбаев и Балакаев отмечают, что эти буквы «являются лишь балластом, занимая лишнее место в клавиатуре машины, отнимая лишнее время при обучении населения грамоте, не говоря уже о крупной материальной трате, связанной с ними. Буква «ч» может быть без всякого затруднения выключена из состава нашего алфавита еще потому что звука «ч» в казахском литературном произношении вовсе не имеется.

Слова русского происхождения «Чапаев», «чайник», «чай» казахами произносятся и беспрепятственно могут быть произносимы в виде: «Шапаев», «шай», «шайнек».

Лингвисты были на перепутье: или создавать алфавит казахского языка полностью на основе русского алфавита и закрыть глаза на звуки, характерные для казахской фонетики или позволить себе вольность и внести новые буквы, характерные для казахского языка. Это был очень важный и опасный политический вопрос. И это не 20-е годы, когда еще не так рискованны ошибки. В «Записке о некоторых русских звуках-буквах», автор с укоризной пишет: «Некоторые товарищи из национальных республик не хотели принять буквы, выражающие характерные для русского языка звуки (п, ч, щ, ю, я, ъ, ь, э). Такое настроение имело место и у нас, в Казахстане. Нужно сказать, что все эти товарищи глубоко ошибаются. Сторонники этого рода мнения говорят, что эти звуки трудно поддаются произношению и орфографированию, что они в казахском языке вовсе не имеются. Они подходят к вопросу односторонне и неправильно, так как эти звуки казахами вполне произносимы и они фактически бытуются в казахском языке. Практика показала, что они вполне усвояемы казахским населением».

10 ноября 1940 года на пятой сессии Верховного Совета КазССР утвердили вариант алфавита, созданного лингвистом Сарсеном Аманжоловым. В нем была 41 буква. Самому Сарсену Аманжолову на тот момент было 37 лет, он происходил из аула Егинсу Семипалатинской области, учился в Ташкенте, а с 1932 года был доцентом пединститута им. Абая.

Алфавит потом менялся несколько раз: в 1951 году букву Ӯ заменили на букву Ұ, а в 1957 также ввели букву Ё. До 1957 года специфические казахские буквы располагались в конце алфавита после русских.

Внедрение нового алфавита

Новый алфавит был утверждён, осталось дело за его внедрением. Поскольку новый алфавит предполагает новые шрифты, начальник управления по делам печати Киселев пишет письмо в Центральный комитет КП(б)К и Совету народных комиссаров о том, что на приобретение шрифтов нового алфавита и матриц к линотипам требуется 915,5 т. рублей: «Потребность в шрифтах нового алфавита для типографий республики определяется в количестве 148,4 тонн. Речь идет о газетах на казахском языке, бланков, счетов, чеков и проч». Киселев просит Совет народных комиссаров КазССР выдать деньги и дать распоряжение ОГИЗу и Главполиграфмашу на срочное изготовление шрифтов и матриц. Судя по документам, общая стоимость внедрения нового алфавита не изучалась.

В республике утвердили план мероприятий по переходу на новый казахский алфавит по системе Наркомпроса КазССР:

1. Преподавание во всех начальных школах (1-4 класс) переводится на новый алфавит с 1 сентября 1941 года. В соответствии с этим все учебники начальной школы издаются на новом алфавите в 1941 г, при этом все рукописи этих учебников должны быть подготовлены к печати к началу февраля 1941 года.

Подлежит изданию на новом алфавите всего 25 названий учебников по начальной школе. Тираж – 1 млн. 945 тысяч.

2. Преподавание казахского языка в 5 классах русских школ (первый год обучения) переводится на новый алфавит с 1 сентября 1941 года, для чего учебник по казахскому языку для 5 классов русских школ должен быть подготовлен на новом алфавите не позднее февраля 1941 года.

3. Преподавание в школах неграмотных и малограмотных переводится на новый алфавит с 15 марта 1941 года, для чего обеспечить сдачу в печать учебников для указанных школ в начале декабря 1940 года – с тем, чтобы учебники вышли из печати не позднее 15 февраля 1941 года.

4. Обучение в неполных средних и средних школах и других учебных заведениях переводится на новый алфавит с 1 сентября 1942 года. Учебники для них должны быть подготовлены в декабре 1941 г.

Фото Центрального государственного архива кинофотодокументов РК

Тут стоить вспомнить о борьбе с безграмотностью. Соответствующий декрет был подписан еще в 1919 году. И через полтора-два года в Казахстане уже организовали 2,5 тысячи образовательных пунктов. К концу 1928 года было лишь 25% грамотных, среди казахов - около 10%. В 1921 году возникла организация Казграмчека, которая обучала грамоте взрослых. В 1930 году в Казахстане ввели обязательное всеобщее начальное образование, в 1931 году - обязательное всеобщее семилетнее образование, а также обучение неграмотного населения в возрасте от 15 до 50 лет. В 1939 г. грамотность населения была уже 65%, а среди казахов — 40%.

Теперь же всех грамотных подлежало переучить на новый алфавит. Было много проблем и со школами, партами, и с доступностью учебников и тетрадей. В записке в комиссию партийного контроля при ЦК ВКП (б) К рассказывается о том, как в 1937 году в Алма-Ате в первые два дня торговли только по одной системе госкульторга было продано 86 тыс. тетрадей, что составляет лимит 19-дневной торговли. Магазин лбслужил 28 тысяч человек, но очереди не уменьшались, а увеличивались, мешая уличному движению. В магазинах Горторга выбили двери, витрины, разбили прилавки. «Наблюдение показало, что многие дети ухитрялись попадать во все магазины по несколько раз, набирали по 50-60 тетрадей и на улице перепродавали их за 50 копеек». Дети собирались около магазинов с 6 утра, к 12 часам дня часть улицы Горького (Жибек Жолы) и Карла Маркса (Кунаева) представляла сплошной муравейник, наряды милиции не справлялись. После этого решили установить киоски при школах. Но купить тетради и чернильницы все равно было невозможно. В Риддере, Семипалатинске, Чимкенте, Уральске и других городах было еще хуже.

В ноябре 1940 года при Совнаркоме организовали правительственную комиссию под руководством Нуртаса Ундасынова. Был разработан план: с 15 по 30 января 1941 года обучить новому алфавиту служащих государственных учреждений и общественных организаций. С 15 марта 1941 года приступить к массовому обучению новому алфавиту казахских рабочих и колхозников, грамотных на старом алфавите. С 1 декабря 1940 до 8 января 1941 года обучить всех учителей (казахов) школ всех типов.

Больше всего проблем возникло с взрослым населением – достучаться до него было не просто. К ноябрю 1941 года из всего учтенного контингента грамотных на старом алфавите 392286 человек (без ЗКО), охвачено обучением по республике 301304 человека или 76,8%.

Уже к ноябрю 1941 года стало ясно, что выдержать сроки внедрения нового алфавита не получается. На тот момент в Казахстане было 18 267 учителей-казахов, около 4 тысяч из них так и не прошли курсы изучения нового алфавита.

«Сроки перевода делопроизводства госучреждений и общественных организаций с февраля 1941 года на новый алфавит сорваны. Машинопись на казахском языке по новому алфавиту задерживается из-за изготовления шрифтов для машинописи», — констатируют в ЦК Кп (б)К, добавляя, что областное руководство никак не следит за внедрением нового алфавита.

Внутренний формуляр ЦК Кп(б)К сообщает, что только к концу января 1941 года типографии республиканских и областных газет получили 36 из 40 тонн шрифта. Наркомпрос и Казгосиздат задержали сдачу в производство учебников для школ грамоты и малограмотных. Учебник для школ вышел 18 апреля 1941 года вместо 1 января 1941.

«Наркомпрос и областные отделы народного образования исключительно неповоротливо и медлительно развертывают работу по переходу на новый алфавит», считают в ЦК. Переход на новый алфавит, продолжение борьбы с безграмотностью пришлись на начало военного времени. С 1941 по 1946 года численность учащихся сократилась на 30%, учителей — на 14%.

Но все же в январе 1942 года человек, отвечавший за переход на новую письменность – Нуртас Ундасынов, написал в своем отчете: «Завершена огромной культурной и политической важности работа – перевод казахской письменности с латинского на новый алфавит, вполне соответствующий структуре и фактическому составу своего языка в данный исторический период. Он получил удобопонятную, легкую орфографию».

«У нас нет ни малейшего сомнения в том, что приняв за основу нашего нового алфавита русский, мы совершили большое революционное дело, за которое наши потомки принесут нам большую благодарность».

Наш новый алфавит (41 буквы, 33 из русского алфавита, 9 для обозначения специфических звуков казахского языка), дает нам полную возможность написать любые слова коренного казахского языка, все без исключения заимствованные слова и научно-технические термины, вошедшие в наш язык через русский. На этом алфавите мы можем также написать любые слова арабского и персидского языков, бытующих в нашем языке. Это является главным достоинством нашего алфавита».

Интересно, что по некоторым данным считается, что именно Нуртас Ундасынов, сделавший потрясающую карьеру – он родился в ауле, который теперь носит его имя, и дошел до должности председателя Президиума Верховного Совета Казахской ССР, рекомендовал своему ученику Динмухамеду Кунаеву обратить внимание на молодого коммуниста из города Темиртау Нурсултана Назарбаева. По иронии судьбы спустя много лет Назарбаев начнет перевод казахского языка обратно – на латиницу.

Абусагит Жиренчин, с которого начался наш рассказ, в 1942 году стал директором Центрального музея Казахстана, был одним из первых исследователей творчества Абая, но в начале 50-х годов попал в опалу, которая, впрочем, не продлилась слишком долго — времена уже были не такие людоедские.

Но вернемся в 40-е: в Казахстане прошла еще одна языковая реформа. В 1947 году в КазССР решили перевести уйгурскую письменность с латинского на русский алфавит. Для этого был издан Указ президиума Верховного Совета КазССР. Обозначили и сроки перевода: начальные школы – с 1 декабря 1947 года, семилетние и средние школы – с 1 сентября 1948 года. Редакциям газет велели перейти на новую письменность в августе 1947. Но загвоздка заключалась в том, что в стране специалистов по уйгурскому языку было всего три человека. Сроки оказались нереальными и были перенесены на 1948 год. Орфографию уйгурского языка поручили разрабатывать Министерству просвещения и Академии наук КазССР.

Источники:

Архив президента РК, Фонд №141, Фонд 708, 1940 год. Материалы о переводе казахской письменности на новый алфавит. Докладная записка и переписка о переводе казахской письменности на новый алфавит. 13 апреля-16 сентября 1940 года.