1678
6 ноября 2018

Раскрепощение женщин Востока

Как в советском Казахстане боролись с калымом, многоженством и паранджой

Раскрепощение женщин Востока

Фотографии и видео из Центрального государственного архива кинофотодокументов и звукозаписей РК

В Архиве президента Казахстана хранятся несколько папок, в которых собраны документы, касающиеся раскрепощения женщин. Напечатанные или написанные от руки на прозрачной бумаге, на обратной стороне обоев, то на арабской вязи, то на латинице, они рассказывают важную историю борьбы за свои права, за то, чтобы уметь читать и писать, за независимость, а порой и за жизнь.

Положение женщин

Казахская женщина самая угнетенная из угнетенных

Перед тем, как раскрепощать женщину Востока, ее следовало изучить. Обследование хозяйств кочевников и полукочевников в Уральской губернии Казахстана показало, что на женщину приходится от 60% до 80% всех трудовых процессов в хозяйстве. «Женщина-кочевница делает молочные продукты, готовит масло, сыр, кумыс, обрабатывает шерсть, овец, изготавливает войлок, прядет, ткет, вяжет, выделывает кожу, шьет обувь и платье, готовит пищу и т.д. За мужчиной остается только пасти скот и сбывать продукцию хозяйства», — заключают исследователи.

Перевозка юрты во время кочевки, 1910-1912 годы.

Заведующая губотделом работниц и крестьянок Челымбекова в объемном докладе о калыме и многоженстве писала, что «восточная женщина помимо угнетения в обществе, угнетаема и в своей семье» и объясняла как и почему: «Женщина была вещью, которую можно было покупать, продавать и передавать по родственной линии. Калым и многоженство явились результатом экономического уклада жизни, результатом остатков патриархально-родового быта. Женщина является орудием в руках родов с одной стороны для установления родственной связи менее знатных с более знатными родами и с другой стороны дает возможность имущим родам закрепить путем родственной связи свое влияние на бедноту. Религия узаконила калым и многоженство в так называемом «шариате». Царский суд женщину не защищал, а наоборот, являлся орудием, чтобы сохранить все существующие обычаи, обезличивающие женщину и глубже укоренить их в сознании масс. Мужчине шариат разрешал иметь несколько жен, давал право разводиться с женами когда ему угодно. Две женщины-свидетельницы приравнивались к одному мужчине-свидетелю. Женщина-наследница получала свою долю в размере восьмой части, получаемого наследником имущества. Участвовать в общественной жизни она не имела права. В своей семье она должна беспрекословно подчиняться мужу, следовать за ним. Ей не разрешалось жить самостоятельной жизнью, паспорт ей не выдавался, а если и выдавался, то только с разрешения мужа».

Подготовка шерсти для изготовления кошмы с узорами, 1912 год

20-е годы нового, XX века, Гражданская война только закончилась, и настало время новых надежд, новой жизни, в построении которой большая роль отводилась женщине. Коммунисты быстро поняли, что раз в кочевом хозяйстве главная женщина, то и оседлость нужно внедрять через нее. Основной довод был в том, что оседлое хозяйство вести легче, чем кочевое. В документах пишется, что, к примеру, при оседлой жизни легче охранять скот и разводить огород.

Большевики считали, что освободить женщину может только она сама. Для этого ей надо дать образование и улучшить быт, а там она, став сознательным элементом, уже вольется в строительство коммунизма.

В своем докладе «Итоги и перспективы борьбы с калымом и многожёнством». Р. Брухман пишет, что «в октябре 1920 года Первый всеказахский съезд советов осознал, что казахская женщина самая угнетенная из угнетенных. Калым и многоженство – варварский способ порабощения и обезличивания женщины Востока».

2 января 1922 года Правительство КАССР издало декрет о том, что калым и многоженство социально-опасные и уголовно-наказуемые явления. Спустя два года этот декрет принял форму законодательного акта и дополнил главу Уголовного кодекса РСФСР «о преступлениях, составляющих пережитки родового быта» четырьмя статьями, карающими калым, многоженство, принуждение женщины выходить замуж помимо ее воли и вступление в брак с малолетними. Однако на деле это ничего не значило, потому что чаще всего в судах, в милиции и даже в партии были люди, для которых это все не было «пережитком прошлого» и тем более – преступлением. Это был обычай, это то, что делали их отцы и деды, а до них – их отцы.

«Калым и многоженство – варварский способ порабощения и обезличивания женщины Востока».

Доение овцы, автор фото неизвестен

«В деятельности низовых судебно-следственных органов и органов дознания отмечено немало случаев прямого содействия и соучастия в бытовых преступлениях. Зафиксировано немало случаев привлечения к ответственности в судебном и партийном порядке членов аульных и партийных и комсомольских ячеек за взятие калыма, за многоженство», - пишет Брухман, приводя цифры. Дел по бытовым преступлениям: в 1924-25 годах – 367, в 1925-26 – 1296, в 1926-27 – 1907. Из 1907 судебных бытовых дел рассмотрено лишь 611 или 33%. Число прекращенных дел в суде – 49%. Всего за год осуждено 650 человек, оправдано 204. Многие дела лежат без движения. Похоже, что судебную волокиту тоже можно приравнять к традициям.

Чаще всего по бытовым преступлениям выносится условное наказание. Когда же судья приговаривает к принудительным работам, то на деле осужденный просто возвращается в свой аул и ничего не делает. Калым и многоженство стали уходить в подполье или принимать совершенно неуловимую форму. Челымбекова в докладе пишет: «Калым передаётся деньгами в виде подарка или ложной долговой расписки векселя. Будучи в открытой форме, многоженство юридически оформляется в ЗАГСе путём развода с первой женой, но фактически он продолжает жить с ней. Сама казахская женщина не осознала своего правового положения и не отстаивает своих прав, редко доводя до сведения суда случаи бытовых преступлений».

Войти
У вас уже есть аккаунт? Войдите
Рекомендовано для вас