1526
26 октября 2018
Текст Тамары Вааль. Фото Данияра Мусирова, Владимира Третьякова, Романа Екимова

Развитие регионов: людей нужно просто загрузить работой

Как развить города и села в Казахстане обсудили эксперты

Развитие регионов: людей нужно просто загрузить работой

Нужно ли Казахстану переселять людей из депрессивных районов и как развивать бизнес в регионах. Интернет-журнал Vласть совместно с группой компаний «Верный Капитал» провели экспертную дискуссию, посвященную экономическому развитию регионов в Казахстане.

«Процесс урбанизации не остановить», с этих слов начал встречу ди⁠ректор Центра прикладных исследований TALAP Рахим Ошакбаев. Он напомнил, что в своем последнем послании президент поручил правительству разработать два «знаковых» документа - до 1 сентября 2019 года разработать прогнозную схему территориального развития страны до 2030 года. А для реализации практических мер разработать прагматичную программу развития регионов до 2025 года с указанием конкретных мероприятий. Ключевой посыл этих документов – это не инфраструктура к людям, а люди к инфраструктуре. Все это, полагает Ошакбаев, будет стимулировать трудовую внутреннюю миграцию, но для этого необходимо разработать систему региональных стандартов для различных населенных пунктов, а строительство синхронизировать с планами по развитию населенных пунктов.

«Исходя из стратегических документов у нас в Казахстане выделяется четыре категории населенных пунктов – это города первого уровня, четыре агломерации, города второго уровня, и города третьего уровня – 69 моно и малогородов. Также сельские населенные пункты. Базово мы видим, что, согласно статистике, урбанизация растет. Сейчас она составляет 57,4%.... Но если говорить не с юридических и правовых категорий, а с точки зрения экономических категорий, то, возможно, уровень урбанизации у нас в стране еще достаточно низок – не 57%, а только 44%», - отметил Ошакбаев.

Нельзя забывать и о том, что главной проблемой моногородов являются градообразующие предприятия. Точнее, как они себя чувствуют. Например, в городе Аркалыке запасов бокситов, которые нужны градообразующему предприятию, осталось всего на 2-3 года, что будет дальше, «не совсем понятно».

Что у нас не так с региональным развитием? Свою точку зрения по этому поводу высказал заместитель председателя правления Института экономических исследований Бауыржан Муканов. По его словам, в новых документах произойдет актуализация и, в первую очередь, акцент будет сделан на точках роста и обеспечении базового качества уровня жизни населения. К разработке новых документов привлечены два аналитических агентства, и работа практически завешена. Как оказалось, пока без привлечения более широкого круга экспертов и гражданского общества.

Старший партнер Центра стратегических инициатив Олжас Худайбергенов уверен, что все, что происходит в регионах – должно быть компетенцией акимов. Однако на местах сталкиваются сразу с тремя проблемами. Первая и самая серьезная - проблема со стратегическим документами. Документы принимаются – программа развития территорий, прогнозная схема, стратегия развития самих регионов, но без какого-либо финансирования.

«Это вообще проблема всех стратегических документов на всех уровнях. Они утверждаются, там есть хорошие красивые намерения, идеи, формулировки. Но все утверждается без финансирования», - подчеркнул Худайбергенов.

В итоге, только бюджет программы, которая рассчитана на пять лет, утверждается на протяжении 1-2 лет. Соответственно, на реализацию остается всего три года. Решение может быть одно, уверен эксперт, – утверждение стратегических документов должно происходить сразу с утверждением бюджета.

Вторая проблема связана с тем, что акиматам просто спускают готовые программы, что не дает им «собственного пространства». В итоге, акимы вынуждены заниматься исключительно отчетами. Ну и последнее - низкая оплата труда на местах и, как следствие, отсутствие квалифицированных кадров.

«На самом деле акиматам эта стратегия развития особо и не нужна. И программа развития территорий – это вообще ненужный документ. Акиматам, когда спускаются от министерства мероприятия и инициативы, нужно четкое финансирование. И когда все это есть, тогда акимат это исполняет. А когда инициатива спускается, а финансирование – подождите, но при этом отчетность по инициативе уже начинается с первых месяцев, в итоге начинается рисование показателей, искажение статистики. Это проблема не только акиматов, это проблема всей системы госуправления», - считает Худайбергенов.

Генеральный директор компании RG Gold Серик Сыздыков считает, что ускорить развитие регионов может активность местного бизнеса и местных исполнительных органов. И в этом отношении определенные шаги делаются, полагает он, - разработаны программы по микрокредитованию, по отраслевому кредитованию и так далее. Однако, основная проблема заключается в том, что нет развития малого и среднего бизнеса. И если в городах, где есть градообразующие предприятия есть еще хоть какие-то подвижки, то в сельских, аульных округах предпринимательство находится «на достаточно зачаточном уровне». Поэтому, если хоть один из 20 выпускников местных школ останется и начнет строить свой малый бизнес, только с этого начнутся определенные подвижки, верит Сыздыков.

Но тут возникает вопрос – а где взять деньги. По словам Худайбергенова, если крупный бизнес приходит, что называется «из центра» и может решить возникающие вопросы на уровне правительства и министерств, то у МСБ есть два источника финансирования – через банки второго уровня, либо по госпрограммам. Вот только у банков проблема с нехваткой ликвидности, и чрезмерно жесткое регулирование в части залогового обеспечения, а через госпрограммы объем финансирования недостаточный и едва покрывает 2-3% от общей потребности. Кроме того, государство требует успеха от предпринимателей в 100% случаях, а такого не бывает. «Система должна предполагать, что будут риски, будут неудачи. У нас система изначально репрессивная, она требует стопроцентной отдачи изначально во всех случаях. Потом все это превращается в постоянное выяснение причин и так далее», - подчеркивает Худайбергенов.

На сегодняшний день активность бизнеса в Казахстане по сравнению с мировыми показателями, очень низкая – всего 22,6% в размере ВВП по сравнению с 50-60% в развитых странах, говорит Муканов. И если считать сельские населенные пункты, которых у нас 6 545, то средним потенциалом обладают 74%, а высоким – около 15%.

Улица в Сатпаеве, Карагандинская область, 2015 год

Вопрос перспективности того или иного населенного пункта зависит от того, как на него посмотреть, считает Худайбергенов. Сегодня население Казахстана составляет чуть больше 18 млн. человек. Но, если смотреть на перспективу, оно вырастет, и если к 2050 году нас будет 50 миллионов человек, то «вероятнее всего мы вернемся в те же населенные пункты, которые сейчас считаем неперспективными». То есть, маленькие населенные пункты начнут оживать. Да и переселять сегодня людей из неперспективных городов в перспективные – не решение проблемы, потому что вопрос трудоустройства таким образом не решится. Опять же, все замыкается на вопросе создания МСБ на местах.

«Решение этой проблемы я вижу через изменение налогового законодательства, которое создаст для бизнеса комфортные условия. У нас в последние годы налоги от сельчан составляют примерно 1%. Так давайте дадим им единый аграрный налог – 1% от выручки и все. Все остальные налоги уберем. Если там еще некоторые механизмы можно сделать дополнительные, скажем, оплата налогов стоит не на сельчанине, а на том, кто покупает у него продукцию. И такие механизмы позволят резко вывести сектор из тени. И тогда сектор станет прозрачным для инвесторов, для банков, понятным клиентам, и туда пойдут инвестиции», - уверен Худайбергенов.

Хватит ли Казахстану смелости на каком-то этапе перестать субсидировать экономически неперспективные населенные пункты и стимулировать дальнейшую урбанизацию? Серик Сыздыков считает, что вопрос в том, как должна проходить урбанизация - естественным путем или через стимулирование. Вместе с тем села «имеют право на жизнь», даже если там останется жить один человек. Хотя возможно, если регион абсолютно бесперспективный, то наверно этого делать стоит. Однако правительству нельзя публиковать список бесперспективных сел, также уверен он, потому что, по большей части, процесс все же будет проходить естественным путем.

«Дело государства – ненасильственным путем стимулировать процессы переселения: выдавая субсидии желающим переехать для приобретения жилья, предоставляя возможности для трудоустройства. При этом, до того момента, пока в каком-то населенном пункте живет хотя бы один человек, он должен быть обеспечен элементарными удобствами, такими как свет, вода и прочее, потому что это наши люди, наши жители», - подчеркнул он.

Еще одна проблема – проблема моногородов, которых в Казахстане определено 27 с численностью населения 1,4 млн. человек. И здесь спикеры снова вернулись к вопросам финансирования и выполнения целевых индикаторов, которых более 100, часть из которых местному исполнительному органу решить непосильно. Индикаторы должны быть разделены на национальный, региональный масштабы и на качество жизни, уверен Муканов. И, в этой связи, необходимо выявить те показатели, которые будут задействованы либо охватывать те проблемы, которые указываются в моногородах и малых городах.

«По нашему исследованию мы выявили пять моногородом и пять малых городов на основе 38 показателей на предмет их кризисности, депрессивности. Таким образом, эти меры в прогнозной схеме и программе развития регионов, надеюсь, будут иметь определенное отражение, выявления депрессивным малых и моногородов, где будут иметь определенные точечные поддержки», - рассказал он.

Развивать моногорода необходимо, в том числе, производством товаров. Ведь Казахстан импортирует потребительские товары на сумму $20 млрд, а это огромный рынок и потенциал. И здесь возникает проблема в системе управления экономикой. Ведь в той же Канаде и Австралии тоже есть моно и малые города, просто «они правильно все это организовали».

Развитию моно и малых городов государство может помочь созданием там современных предприятий. Дать бизнесу возможность развиваться, но освободить его от налогов на 10 лет, говорит Сыздыков. Все просто – нужно заинтересовать инвесторов экономически, чтобы они пришли в депрессивные города и начали там работать.

«Очень много вещей, где можно людей загрузить конкретной работой. И это просто не делается. Поэтому, как только это все будет делаться, вопрос сразу исчезнет», - подвел итоги Худайбергенов.

Рекомендовано для вас