2528
12 июля 2019
Ольга Логинова, фотографии Данияра Мусирова

Казахстан без лица

Что происходит в сфере казахстанского туризма?

Казахстан без лица

Несмотря на богатый туристический потенциал, Казахстан пока не стал популярным направлением для иностранных туристов, да и сами казахстанцы предпочитают заграницу поездкам по достопримечательностям страны. Как отметили спикеры встречи Expert Update «Сфера туризма в Казахстане: что происходит?», одна из причин сложившейся ситуации кроется в том, что на рынке до сих пор нет четкого понимания – что же такое казахстанский туризм?

Казахстан занимает 81 место из 136 стран в глобальном рейтинге туризма ВЭФ (Всемирного экономического форума). По словам Тимура Дуйсенгалиева, заместителя председателя правления в АО Национальная компания Kazakh Tourism, этот рейтинг учитывает такие факторы, как развитость инфраструктуры, открытость, состояние кадров в индустрии туризма, привлекательность национальных парков и культурного наследия страны.

«Есть достаточно большая линейка вопросов, которые мы должны устранить с точки зрения инфраструктурных вещей. Решить вопрос той же открытости – это системный вопрос, это мы будем работать с МИДом. Решить вопрос инфраструктуры – это дороги, канализация, туалеты. Это вопросы мягкой инфраструктуры, то есть, вопросы стандартов, образования, качества услуг в туризме», – говорит эксперт. Также, по его мнению, помимо этих объективных критериев сложившуюся ситуацию описывают и субъективные факторы: «То есть, насколько сами участники отрасли готовы участвовать в этом процессе, чтобы добиться каких-то конкретных результатов. И в этом отношении до недавнего времени у нас единого системного подхода к развитию туристской отрасли практически не существовало».

Тимур Дуйсенгалиев

Также не существовало и системного подхода к позиционированию на международном рынке: в аудитории возникли вопросы о том, почему на международных выставках Казахстан представляют три разные организации – Astana Convention Bureau, Visit Almaty и Kazakh Tourism, однако посылы их маркетинговых кампаний часто не согласованы, а стенды находятся в разных углах выставочного пространства. По словам Тимура Дуйсенгалиева, такая проблема действительно существует сегодня, и в компании приглашают профессионалов, желающих подключиться, внести свои предложения через проектный офис. Также, по словам Дуйсенгалиева, планируется пересмотреть перечень стран, куда для участия в международных выставках приглашается Казахстан.

Эксперты поделились мнениями о том, каким образом Казахстану стоит позиционироваться на международном рынке в качестве туристического направления. По мнению Рашиды Шайкеновой, директора Казахстанской туристской ассоциации, до сих пор казахстанский туризм фокусировался в основном на «продаже природы», и определенного культурного и исторического содержания у въездных туров не существовало. «Абсолютно очевидно – мы проигрываем потому, что очень сложно определить: а что такое казахстанский туризм? – считает Шайкенова. – Мы говорим как замечательно все в Узбекистане, как классно все в Кыргызстане, но там абсолютно однозначно идет четкое и ясное понимание – это Кыргызстан, а это Узбекистан. И что-то абсолютно безликое – Казахстан». По мнению эксперта, стране стоит вернуться к истокам номадизма и использовать свое историческое прошлое в международном позиционировании.

Рашида Шайкенова

Олжас Шинтаев, эксперт по внутреннему туризму и до недавнего времени – руководитель управления туризма и внешних связей Туркестанской области, считает, что сейчас именно Туркестан раскрывает всю суть Казахстана. Тем не менее, по мнению эксперта, этот регион пока все же не является самодостаточным направлением, и для его полноценного развития пока необходимо сотрудничество с соседними странами.

«Конечно, Туркестан один как город имеет интерес для туристов, но в любом случае в процессе получается так, что нам нужно связывать его с Узбекистаном. Есть такой классический туристический маршрут, называется „Туркестан“, он даже в зарубежных странах продается, и большинство из них приезжает к нам по зиярату (паломничество по святым местам – V)», – рассказал Шинтаев. По его словам, на данный момент ведутся переговоры с индонезийскими туроператорами о запуске таких туристических маршрутов, включающих, помимо Туркестана, Ташкент, Самарканд и Бухару.

Как отметила Рашида Шайкенова, сам рынок, возможно, еще не готов к наплыву иностранных туристов. По ее мнению, развитию рынка могла бы способствовать его либерализация: «Я в последнее время наблюдаю эту тенденцию: мы все хотим государственно зарегулировать. Мы хотим все законы прописать, все уставы, мы хотим, чтобы нами все время кто-то руководил. И вот сейчас идет новый законопроект о туризме. То есть, внесены были изменения. На моей истории, это самый сложный законопроект с точки зрения административных барьеров. Там хотят все ограничивать: туроператорам вот это можно, а вот это нельзя».

«Есть опыт многих стран, и есть рядом опыт Киргизии, в которой ни один вид туризма не лицензируется, при этом 5% ВВП. А у нас даже одного нет процента».

Тимур Дуйсенгалиев с ней не согласился и рассказал, напротив, о пользе принятой в мае госпрограммы по развитию туристской отрасли до 2025 года. По словам эксперта, она включает в себя критерии международного рейтинга ВЭФ и должна поспособствовать тому, чтобы Казахстан все же занял в нем более высокую позицию. Бюджет на реализацию программы составляет более 1 триллиона тенге. Около 450 миллиардов будут включать бюджетные средства, оставшаяся же сумма, как ожидается, будет исходить от частных инвесторов. По словам Дуйсенгалиева, для ее реализации был создан проектный офис, представляющий вертикаль от премьер-министра до местных исполнительных властей в регионах. Эта структура, считает эксперт, позволит решать вопросы на местах в режиме ручного управления.

Объем программы и довольно громоздкая структура проектного офиса, тем не менее, вызвали вопросы у Ерлана Оспанова, CEO Verny Capital. Так, по мнению бизнесмена, подобное смешение оперативного и проектного управления неэффективно для бизнеса, где решения должны приниматься быстро, не дожидаясь совещания министров. Оспанов также задал вопрос о том, каковы конкретные приоритеты госпрограммы и с чего ее начнут реализовывать.

«Мы выбрали сейчас четыре приоритета, – ответил Тимур Дуйсенгалиев. – Первый приоритет – это Алматинский регион, озеро Алаколь с обеих сторон. Второй – это Алматинский горный кластер. Третье – это Щучинско-Боровская зона. Четвертое – это Туркестан и Мангыстау. В Мангыстау сегодня зашел инвестор, группа Sembol начинает строить большой курортный отель».

О развитии горного кластера в аудитории тоже возникли вопросы. «Мы понимаем, что горный кластер, о котором сейчас говорится, в Алматинской области – это прежде всего горнолыжные курорты. То есть, это дорогостоящие, это сложные очень проекты», – отметила активист экологического общества «Зеленое спасение» Светлана Спатарь. Она также поинтересовалась, по какой причине в приоритет не попадает экотуризм, набирающий популярность в мире.

Тимур Дуйсенгалиев в ответ пообещал, что сначала в любом случае проведут глубокую ревизию разработанных ранее планов и заново оценят, какие зоны можно развивать, а какие – не стоит. «Второй вопрос – мы принципиально настроены на то, чтобы не допустить никаких шагов, пока не будет хороший полноценный расчет рекреационной нагрузки. Вот это два основополагающих момента – первый, определить, где можно заниматься туризмом, второй момент – в каком объеме там можно заниматься туризмом», – ответил он на вопрос экоактивиста. Дуйсенгалиев все же считает, что горный кластер нужно развивать.

«Есть проекты, которые требуют создания определенной инфраструктуры. И это требование не только казахстанское, это требование мировое. Но единственное, здесь мы готовы с вами сотрудничать, если вы считаете, что необходима дополнительная экспертиза к тому, как и что можно сделать – давайте обсуждать. Просто чтобы не было такого безусловного подхода – раз это горы, раз национальный парк, вообще ничего нельзя делать. В мире это делается, и мы должны следовать и позитивному, и негативному опыту», – также ответил он. Строительство курорта в урочище Кок-Жайляу, тем не менее, по словам Дуйсенгалиева, Национальная компания Kazakh Tourism не поддерживает.

Рекомендовано для вас