4191
25 ноября 2019
Текст Султана Байжуминова, фото Марии Гордеевой и AFP

После нефти

Чему Казахстан может научить опыт диверсификации экономики Саудовской Аравии или Южной Кореи

После нефти

Султан Байжуминов, специально для Vласти

Типичные стереотипы про Казахстан - это фильм про Бората, огромная территория и конечно же нефть. Последний стереотип таковым можно назвать только условно. Нефть за годы независимости превратилась для страны в ключевую статью дохода бюджета и поставила серьезный вопрос о том, что будет с экономикой без нее. Согласно данным Global Fire Power за 2018 год, запасы Казахстана составляют порядка 30 млрд. баррелей или 4,2 млрд. тонн нефти. При добыче нефти в 90 млн. тонн в год в ближайшее пять лет, а затем планирующемся росте добычи до 100 млн. тонн в год к 2024 году, через 41-42 года запасы нефти Казахстана полностью истощатся. Как Казахстану диверсифицировать экономику, чтобы снять зависимость от нефти еще до этого времени?

Без нефти

В Саудовской Аравии в 2016 году принц Мухаммед бен Салман представил план развития под названием «Видение-2030», задачей которого является диверсификация экономики и уменьшение зависимости от нефти ввиду опасений о скором исчерпании ее источников. В стране запасы нефти кончатся предположительно в течение 70 лет (на 30 лет позже, чем в Казахстане). Основным пунктом плана развития является продвижение независимых от нефти двигателей роста экономики таких как туризм, производство и возобновляемые источники энергии, а также продвижение предпринимательства. Большую роль, согласно плану, играет малый и средний бизнес: в течение следующих 10 лет предполагается увеличить долю его участия в ВВП страны с 20% до 35%.

В сентябре этого года Саудовская Аравия открылась для туристов. К 2030 году страна предполагает увеличить количество туристов до 100 млн. человек в год, что привлечет дополнительные инвестиции и создаст порядка 1 млн. рабочих мест.

В марте прошлого года в королевстве был объявлен проект по инвестированию $200 млрд. в возобновляемые источники электроэнергии. Солнечные панели, согласно плану, должны были расположиться на километры вдоль пустынь, это должно было стать крупнейшим в истории проектом в сфере возобновляемых источников электроэнергии, однако уже к октябрю проект был отменен. Вместо этого была увеличена добыча нефти и возобновилось лоббирование смягчения условий международных соглашений об уменьшении выбросов углекислого газа.

Также стоит отметить выход национальной компании Saudi Aramco на IPO. На недавней конференции компания заявила о надежде продать 1,5% долю на первичном публичном предложении, однако частным инвесторам будет предложено до 0,5%. Saudi Aramco считается самой прибыльной компанией в мире и IPO компании, предположительно, войдет в историю как самое дорогое в истории. Деньги, вырученные на IPO, пойдут на диверсификацию экономики.

В Казахстане доля малого и среднего бизнеса составляет 27,8% от ВВП и предполагается, что к 2025 году будет составлять 30-35%. В большинстве развитых стран доля малого и среднего бизнеса составляет более 50% от ВВП.

Согласно данным из отчета о конкурентоспособности туризма и путешествий Всемирного экономического форума за 2017 год, индустрия туризма генерирует около $3,08 млрд. в год или составляет 1,6% от ВВП страны. К 2025 году в стране предполагается увеличить долю туризма от ВВП минимум до 8%.

В части возобновляемых источников энергии (ВИЭ) Казахстан планирует получать 50% электроэнергии от ВИЭ к 2050 году. Однако, на данный момент доля ВИЭ от генерируемого объёма электроэнергии составляет 1,3%, к 2020 году ее надеются увеличить до 3%.

Как запустить диверсификацию?

В своих работах о диверсификации экономики, Раба Арезки, главный экономист по Среднему Востоку и Северной Африки из Всемирного банка, говорил о том, что исторически диверсификация экономики для достижения независимости от нефти являлась особенно сложной для стран с ее чрезмерным изобилием и также о частой тенденции стран в своей стратегии ставить целью определенные показатели или же указывать конечный результат, который должен быть достигнут, что может быть ошибкой. Вместо этого экономист предполагает, что лучше будет сосредоточиться на самом процессе диверсификации или же трансформации экономики. Фокусирование на трансформации включает в себя подход к доминирующему (нефтяному) сектору, как он может перетекать или же способствовать развитию секторов за его пределами. Важным аспектом является развитие технологий и инноваций. В пример экономист приводит IPO Saudi Aramco и наследие Рокфеллера – компанию Exxon (ныне ExxonMobil), которая вместо концентрации на нефти, стала компанией со сбалансированным производством энергии не только из своих нефтяных активов.

Ученые из Массачусетского технологического института (Massachusetts Institute of Technology) задались схожим вопросом – как правильнее или эффективнее всего диверсифицировать экономику? Они пришли к выводу, что большинство стран стремится к развитию своего производства в сферах, схожих с уже развитыми. Например, если основным экспортом страны является замороженная рыба, легче всего будет развить экспорт свежей рыбы или иной продукции, связанной с рыбной отраслью. В данной ситуации создание разнообразия экспорта, хоть и схожего, тоже можно назвать диверсификацией. На начальных стадиях, при неразвитой экономике, стране стоит сфокусироваться на производстве продукции, схожей с уже развитыми производством или же продолжить развитие уже производимой продукции, ввиду рисков возможной нехватки ресурсов для увеличения сложности и разнообразия портфеля продуктов. Однако, по мере развития экономики дальнейшая концентрация на производстве в одной области не является оптимальным вариантом. При достижении достаточного развития или же среднего уровня, лучшим вариантом считается принятие рисков и наладка производства, не связанного с нынешним.

Хорошим примером успешно диверсифицированной экономики может послужить Южная Корея. Еще в 1970 году основным производством страны был текстиль. Однако, уже тогда страна начала свой путь к диверсификации и сейчас доминирующим производством в Южной Корее является электроника и техника. Ввиду тогда еще низкого уровня жизни и маленького заработка у населения, развитие экономики путем производства на внутренний рынок не выглядело многообещающе. Основное производство было нацелено на экспорт, а вырученные деньги тратились на оборудование и образование. Также одним из основных пунктов в развитии страны было привлечение инвестиций, для этого государство предоставляло льготы для иностранных инвесторов и жестко следило за тем, чтобы средства были потрачены на целевое назначение, коррупция жестко наказывалась. На сегодняшний день Южная Корея наряду с такими странами как США, Германия или Китай, имеет хорошо диверсифицированную экономику с высоким уровнем сложности и разнообразия портфеля продуктов.

У Казахстана, богатого ресурсами, но имеющего развивающуюся экономику, есть возможность инвестировать в образование, технологии и инфраструктуру, чтобы развиваться дальше, что государство, согласно отчетам, уже делает. Так стоит ли Казахстану рискнуть и начать развивать отрасли, совершенно не связанные с сырьевым сектором? Вполне вероятно, что этот путь для страны окажется ключевым и тогда мобильный телефон казахстанского производства, электроника или что-то другое, никогда не производившееся в стране, вполне может стать реальностью.

Рекомендовано для вас