Мария Левина, фото Айсулу Тойшибековой

Великая китайская депрессия

Экономика Китая переживает первый за десятилетия спад

Великая китайская депрессия

Китай стал первой страной, столкнувшейся с вирусом COVID-19 в своем промышленном центре – Ухани. И он же первым решил, что лучшим способом борьбы с распространением вируса станет массовая изоляция. Официальные данные китайского правительства свидетельствуют, что это позволило сдержать вспышку. По мере распространения вируса по всему миру, правительства других стран позаимствовали тактику, призвав ко всеобщей изоляции или вводя карантин. Но ограничения имеют свою цену, и с их последствиями Китаю, как и остальному миру, вероятно, придется бороться дольше, чем с заболеванием. Первые последствия уже видны – экономика Китая впервые за десятилетия сократилась, а прогнозы ее восстановления пока крайне противоречивы.

Глубина падения

ВВП Китая сократился на 6,8% в первом квартале, в течение которого закрылось около 460 000 китайских фирм, сообщило Национальное бюро статистики Китая (NBS). Это первое квартальное снижение по крайней мере с 1992 года, когда начали вести статистику. Падение, вероятно, продолжится и во втором квартале: «Это худший результат из всех, что мы когда-либо регистрировали», – прокомментировал Шехзад Кази, управляющий директор China Beige Book (CBB). Консалтинговая компания опросила более 3300 китайских компаний, чтобы оценить состояние второй по величине экономики в мире, и в первые три месяца 2020 года все основные показатели - от выручки до прибыли - оказались в зоне спада, чего также не наблюдалось за десять лет отслеживания.

Но некоторые аналитики все же сходятся во мнении, что цифра в 6,8% является чрезвычайно оптимистичной. Для сравнения JP Morgan прогнозирует, что экономика США сократится на 40% во втором квартале этого года.

Производственная отрасль Китая была главным катализатором роста экономики на протяжении многих лет. В 2018 году она принесла $4 трлн и составила 30% от общего объема экономического производства страны. Однако из-за коронавирусного кризиса и снижения экспорта по всем мировым цепочкам поставок производственный сектор Китая столкнулся с огромными экономическими потерями.

Но самым пострадавшим от кризиса в Китае стал малый и средний бизнес. В Китае вклад МСБ составляет более 60% ВВП (в США, к примеру, он равен 43%). Положение компаний усугубляется тем, что они обычно финансируются не крупными банками, а теневой банковской системой, которая не получает помощи от центрального правительства. «Все эти [малые] предприятия будут серьезно затронуты, – говорит Джеймс Нолт, специалист по Азии в Институте мировой политики. – Я не знаю, уделят ли китайские власти этому сектору особое внимание».

Торговая война

Дональд Трамп неоднократно пытался переложить вину за распространение вируса на Китай. Пекин неоднократно отвергал обвинения США. Растущий антагонизм теперь грозит отменить перемирие в торговой войне между странами. Американские фондовые индексы, а за ними и мировые уже снижаются из-за опасений, что две крупнейшие экономики могут возобновить торговую войну, а многие финансовые рынки во всем мире будут временно закрыты.

При этом на фоне колоссального падения американской экономики, резкого роста безработицы, Трампу сейчас как никогда выгодно сделать Китай ключевым виновником ситуации. В преддверии ноябрьских президентских выборов это серьезно повышает шансы Трампа на успех.

Сейчас республиканцы во главе с Трампом, как подтверждают источники, одержимы идеей «наказать» Китай. Одна из идей заключается в ограничении или отмене суверенного иммунитета, который обычно предоставляется другим правительствам. Это позволит возбуждать частные и публичные – например, со стороны государств – судебные процессы. К этому, например, призывает обозреватель Washington Post Марк Тиссен: «Кто-то должен заплатить за этот беспрецедентный ущерб. Этим кем-то должно быть правительство Китая».

Профессор Йельской юридической школы Э. Дональд Эллиот утверждает, что поведение Китая требовало «решительного ответа, чтобы предотвратить рецидивы в будущем... Первым шагом должно быть требование к Китаю заплатить за вред, который он причинил».

Но все эти эмоциональные схемы отмщения – плохая основа для государственной политики. Ни одна из перечисленных идей объективно не является хорошим способом «наказать» правительство Китая. Некоторые из них просто неэффективны, другие привели бы к дорогостоящему ответному удару для самих Соединенных Штатов, поскольку развязали бы руки другим странам подавать ответные иски.

Что будет с китайской экономикой?

Аналитическая фирма IHS Markit считает, что рушащийся мировой спрос на китайский экспорт и нежелание Пекина предоставить стимулирующий пакет предвещают стране тяжелые времена. Стимулирующие программы сегодня составляют около 3% ВВП Китая по сравнению с 12% в 2009 году, когда крупные инфраструктурные проекты поддерживали рост экономики на волне мирового финансового кризиса. Этот рост расходов ранее привел к тому, что отношение долга Китая к ВВП превысило 300%. «Если потребуется возобновить [сдерживающие] ограничения, то нельзя исключать двойной рецессии», – говорится в прогнозе.

Одна из надежд на ускорение восстановления экономики Китая связана с ростом товарооборота в жилищном секторе, сообщают отраслевые эксперты и инсайдеры издания Global Times. Ссылаясь на данные Пекинской муниципальной комиссии по жилищному строительству и развитию городов и сельских районов, газета China Securities Journal (CSJ) сообщила, что в прошлом месяце в городе было продано 11 973 квартиры по сравнению с 8 554 в январе. В первые три дня майских праздников в Пекине была продана 1 131 квартира через ведущее жилищное агентство Lianjia – это на 231,7% больше, чем в прошлом году, а число клиентов, посещающих торговые точки агентства, превысило четверть от общего числа в апреле, сообщает CSJ. Ся Си, агент по продаже жилья в Lianjia, рассказал The Global Times, что он определенно наблюдает увеличение числа клиентов. В течение 10 дней он подписал два контракта, что обычно занимает почти месяц. Увеличение товарооборота также полезно для других отраслей: менеджер по фамилии Ху в ремонтной компании сообщил The Global Times, что заказы выросли более чем на 100% по сравнению с двумя предыдущими месяцами. «Поскольку все больше людей покупают дома, спрос на ремонт также вырос», – сказал Ху.

Энди Ротман, инвестиционный стратег из Matthews Asia, утверждает, что мартовские данные из Китая, которые показывают более медленное снижение розничных продаж, потребления электроэнергии и инвестиций в основной капитал, а также резкий рост продаж автомобилей по сравнению с январем и февралем, сигнализируют о том, что Китай уже «находится на пути к восстановлению». Еще один признак хороших перспектив Китая: французский люксовый гигант LVMH сообщает, что продажи в магазинах Louis Vuitton материкового Китая за последние три недели подскочили на 50% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Даже без сокращения бюджета Китай остается «лучшим потребительским кейсом в мире», по словам Ротмана, и, вероятно, останется привлекательным для транснациональных корпораций и глобальных инвесторов.

Тем не менее, не стоит забывать, что Китай, крупнейший экспортер, нуждается в остальном мире для собственного экономического восстановления. Чтобы полностью восстановить свою экономику, Китай должен увидеть улучшение экономики стран, куда он экспортирует свои товары – особенно его пяти ведущих направлений: США, Гонконг, Япония, Южная Корея и Вьетнам. Все они пока далеки от восстановления.

Кроме того, пандемия уже побудила многие компании перенести производственные базы в другие страны, чтобы уменьшить зависимость от Китая. Япония выделила $2,2 млрд, чтобы помочь своим производителям выйти из Китая. Японский автопроизводитель Mazda быстро перенес часть своего производства из китайского Цзянсу в мексиканский Гуанахуато. Хотя затраты на процесс были высоки, этот шаг, как ожидается, окажется выгодным в долгосрочной перспективе. Microsoft и Google нацелились на рынки Таиланда и Вьетнама для производства своих новых телефонов, компьютеров и прочих электронных устройств.

Одним из последствий пандемии, помимо мировой рецессии и экономических шоков, могут стать новые возможности для развивающихся стран и прежде всего – в юго-восточной Азии. Но и им и Китаю и остальному миру предстоит долгий путь к восстановлению своей экономики, на котором пока слишком много неопределенности, связанной с ожиданием второй волны коронавируса, результатов новой торговой войны и прочего. Одно ясно точно – быстрого восстановления мировой экономики не произойдет.

Рекомендовано для вас