9762
10 декабря 2020
Дмитрий Мазоренко, фото Жанары Каримовой

Как коронавирус ухудшает ситуацию с бедностью?

И как усиливающийся из-за пандемии кризис стирает результаты многолетней борьбы с этой социальной проблемой

Как коронавирус ухудшает ситуацию с бедностью?

С начала 2000-х годов финансовые конгломераты и институты развития в своих докладах регулярно говорят о росте благосостояния людей по всему миру. Однако распространение коронавируса, усугубившее накопленные проблемы в мировой экономике, нивелировало существенную часть этих достижений. Из-за методологических изъянов нынешние оценки богатства домохозяйств и неравенства в доходах людей по-прежнему отражают сложившуюся ситуацию лишь частично. Но даже их результаты свидетельствуют о начале серьезных социальных потрясений, с которыми сталкивается мир.

Согласно последнему исследованию глобального богатства Credit Suisse, совокупное состояние домохозяйств во всех странах за последние 19 лет выросло почти в 3,4 раза до $399,2 трлн., увеличиваясь в среднем на 4,9% в год. Впрочем, динамику этого показателя сложно назвать равномерной из-за финансового кризиса 2008 года, в результате которого мировое богатство упало на 7,5%. И хотя с запуском программ стимулирования рост возобновился, последствия тех потрясений ударили по дальнейшему повышению благополучия домохозяйств.

Этот ущерб оказался существенным в условиях пандемии. Credit Suisse оценивает богатство домохозяйств на основе изменения стоимости активов, в частности недвижимости и индексов фондового рынка, а также малых и средних предприятий, вычитая из этого долговую нагрузку. И на эту стоимость окажут негативное влияние сокращение ВВП и более низкие перспективы роста в краткосрочном периоде. Наиболее пострадавшими оказались Италия, Британия и Франция, чьи экономики просядут на 9%. Следом за ними идут Германия, Россия и США, ВВП которых может сжаться на 5-6%. В разных частях Европы и Латинской Америки страны потеряют от 3 до 6%, а наименее пострадавшими окажутся государства Азиатско-Тихоокеанского региона, более слаженно и оперативно отреагировавшие на коронавирус. И Китай, который первым ввел карантин и адаптировался к его ограничениям, благодаря чему компенсировал 34% спад экономики в начале года его 55% подъемом.

Что касается индексов фондовых рынков, то после просадки более чем на 30% в середине февраля, уже в конце марта они приобрели уверенность, когда преуспевающие страны развернули большие стимулирующие пакеты. В результате рынки отыграли 20% потерь. Но говорить об этом факторе уместно только в отношении домохозяйств со средним достатком и выше. Другие же слои столкнулись с безработицей. Наиболее высокий уровень был зафиксирован в Греции (17%) и Испании (16%). Схожие показатели наблюдались в Латинской Америке, Турции и Филиппинах. В США они оказались чуть ниже – 11%, а во Франции и Италии – 8 и 9%. В сентябре Всемирная организация труда называла более детальные цифры безработицы: за полгода планета осталась без 500 млн. рабочих мест, при этом аналитики допускали, что к концу года она может вырасти еще.

На этом фоне аналитики Credit Suisse зафиксировали падение благосостояния домохозяйств по всему миру на $17,5 трлн. (4,4%) в первом квартале этого года. Примерно две трети этого снижения связано с обесцениванием национальных валют относительно доллара США. Наибольший ущерб фиксировали домохозяйства Бразилии (-24,4%), Южной Африки (-21,8%) и Мексики (-14,2%), Норвегии (-11,5%), России (-10,7%), Украины (-9%) и Чили (-8%). А наиболее уязвимыми группами оказались женщины, молодые люди и представители расовых и этнических меньшинств, поскольку их стартовые и карьерные возможности резко отличаются от других слоев населения. Но наблюдались и географические диспропорции: если граждане преуспевающих стран были вынуждены отказаться от лишних трат, то менее благополучная часть мира тратила свои сбережения или беднела.

За весь 2020 год потери могут составить $27,9 трлн. при 7% сжатии глобального ВВП, и оказаться даже выше. У экономистов по-прежнему нет единого мнения о том, как будут чувствовать себя даже крупнейшие экономики. Непредсказуемым образом могут вести себя и фондовые рынки, а обменные курсы – реагировать на общую нервозность. Еще большая неизвестность связана с кредитной задолженностью домохозяйств: она может как сократиться из-за изменение потребительских привычек, так и возрасти, если домохозяйства начнут занимать деньги на ежедневные расходы.

Интересным образом будет вести себя глубина разрыва между зажиточными и бедными домохозяйствами. По итогам 2019 года географически богатство было распределено в пользу Северной Америки – она концентрировала 55% его объемов при том, что ее взрослое население составляет 17% от мирового. Но куда более заметна разница в уровне благосостояния внутри стран. На 10% наиболее обеспеченных жителей планеты приходится 55-75% богатства, тогда как 54% других групп взрослого населения владеет всего 2% благ. Пособия в странах с высоким уровнем дохода немного сглаживали эти диспропорции, но безработица и падение экономики в остальной части мира будут усиливать расслоение. Различия в доходах между странами также могут возрастать по ходу распространения коронавируса в бедных странах, чьи правительства ограничены в ресурсах для смягчения ситуации. На этот разрыв продолжит влиять и сокращение денежных переводов от членов семей, работающих за границей. Но если финансовые рынки возобновят падение, благосостояние обеспеченных групп сократится. Впрочем, неравенство между странами будет нарастать по мере увеличения внешних долгов бедных стран.

И тем не менее, Credit Suisse дает весьма условное представление о неравенстве между различными срезами общества. Институт выделяет конкретные группы людей в качестве пострадавших, но его анализ касается в основном домохозяйств, то есть семей, состоящих по меньшей мере из двух человек. Тогда как многие одинокие люди, не владеющие никакими активами, остаются непредставленными в подсчетах исследователей. Другой нюанс состоит в том, что их возможности для оценки реальных состояний обеспеченной прослойки остаются ограниченными, поскольку они чаще всего не афишируют собственность, которая зарегистрирована на других людей или в офшорных зонах.

Но некоторые стороны динамики неравенства в этом году помогает увидеть свежий доклад о наименее развитых странах Конференции ООН по торговле и развитию ЮНКТАД. Его основной вывод состоит в том, что за этот год мир растеряет весь потенциал снижения бедности в неблагополучных регионах, достигнутый за прошедшие 19 лет. Из-за пандемии доля населения наименее благополучных государств, живущая в условиях крайней нищеты (менее $1,9 в день), возрастет на 3% до 32 млн человек. В результате доход на душу населения снизится на 2,6% сразу в 43 из 47 этих стран. Для них это наихудшие экономические итоги за последние 30 лет. Но худшее следствие состоит в том, что прежние формы бедности деградируют в хроническую нищету. И хотя постсоветские страны не входят в эту группу (вместе с Афганистаном, Непалом и Бангладеш ее составляют государства Африки и Юго-Восточной Азии), мы имеем достаточно обширный пласт людей, чьи доходы сравнимы с жителями наиболее пострадавших государств.

Если же говорить об общемировой бедности (при которой расходы каждого человека составляют $1,9 в день), то Всемирный банк ожидает ее возрастания на 80-115 млн. человек с примерно 700 млн. на конец 2019 года. Тогда как в 2021 году ее уровень может дойти до 850 млн. человек. Однако не так давно в ООН критиковали утвержденный ВБ норматив ежедневных расходов в $1,9. Один из экспертов организации Филип Энистон заявлял, что эта величина оказывается даже ниже национального порога бедности − в США количество бедных людей составляет 12,7%, тогда как по методике ВБ оно не превышает 1,2%. И если поднять планку расходов хотя бы до $5,5 в день, то за чертой бедности окажется уже порядка половины населения земли (3,5-3,8 млрд человек).

Важно еще и то, что рецессия в мировой экономике ударила по бедным странам сильнее изменения внутреннего спроса. Это привело к резкому падению экспорта их товаров и услуг, снизило цены на них и обернулось сокращением притока капитала. Дефицит товарной торговли в их странах по итогам года превысит $91 млрд., хотя он и без того составлял рекордные $86 млрд в 2019 году. Дополнительный эффект оказала остановка туризма. Как итог, к нерешенным проблемам кризиса 2008 года добавятся новые. ЮНКТАД обращает внимание на то, что проблемы этих стран обусловлены даже не последними двумя кризисами, а ходом развития истории как таковой. И пока планета не решится на структурную перестройку экономических и политических отношений, мы будем видеть нарастание бедности в одних регионах, и относительно устойчивое положение другой. Пока же действия богатых стран ограничились заморозкой выплат менее благополучных по внешнему долгу, объем которого на конец 2019 года составлял 192% к их совокупному ВВП и грозил им дефолтами.