3796
20 апреля 2021
Алмас Кайсар, фото с сайта ru.sputnik.kz

​Как Казахстан может изменить подход к трудоустройству молодежи?

Почему альтернативу стоит искать в решении структурных проблем рынка труда

​Как Казахстан может изменить подход к трудоустройству молодежи?

В последние 20 лет Казахстан пытался решить проблемы молодежной безработицы с помощью программ повышения квалификации, льготного кредитования и временного трудоустройства молодых людей на сезонные и инфраструктурные работы. Однако эти программы не позволяют снизить безработицу и улучшить условия труда для молодежи, а направлены на неустойчивое улучшение целевых индикаторов. Vласть уже писала о том, что показатель молодежной безработицы в Казахстане серьезно занижен, и в будущем можно ожидать лишь его увеличения.

Более действенным выходом из ситуации может стать проект гарантии занятости, который вместе с другими учеными предлагает экономистка Павлина Чернева. Согласно нему, государство должно стать работодателем последней инстанции, чтобы стремиться к максимальной занятости населения и комплексно регулировать рынок труда, поддерживая регулярный рост зарплат и улучшение условий на рабочих местах.

Согласно проекту государственной молодежной политики «Казахстан 2020: Путь в будущее», граждане моложе 30 лет являются «важнейшим конкурентным потенциалом Казахстана». Помимо правовых и культурных аспектов, эта программа обращает внимание на необходимость социально-экономического развития и профессионального роста молодых людей. Документ предусматривает несколько направленных на это мер: реализацию проектов дуальной системы профобразования, открытие профессиональных лицеев, улучшение материально-технической базы университетов и разработке систему покровительства вузам со стороны крупных компаний, гарантирующую трудоустройство выпускников.

Внутри программы есть раздел, посвященный проблемам рынка труда и увеличения занятости молодежи. В нем государство декларирует намерение разработать стимулы для того, чтобы предприятия чаще нанимали молодых специалистов и создавали под них рабочие места. Вместе с тем оно обязуется содействовать повышению образованности и квалификации молодых людей, а также создавать сбалансированный рынок труда с наличием социальных лифтов внутри различных специальностей.

До проекта молодежной политики «Казахстан 2020: Путь в будущее» в стране действовала программа «Молодежь Казахстана» от 2001 года, а также проекты молодежной политики на 2003-2004 и 2005-2007 годы. Каждый из этих документов был призван улучшить ситуацию с трудоустройством молодежи. Однако специальной программы, направленной на решение проблемы безработицы среди молодежи так и не было выработано. Созданные для этого механизмы встроены в общие программы занятости. Сегодня в стране реализуется госпрограмма развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017-2021 годы «Еңбек», а также Дорожная карта занятости 2020-2021.

Доля безработной молодежи, охваченной мероприятиями программ занятости на 2020 год из 880 тыс. обратившихся – 59,5% (около 356,4 тыс. человек). При этом средняя заработная плата трудоустроенных составляет 89,6 тыс. тенге.

Программы по содействию занятости зачастую сводятся к краткосрочным образовательным курсам по заявкам работодателей, а также обучению техническим навыкам и основам предпринимательства. По данным Минтруда и соцзащиты, обучение основам предпринимательства прошли 100 тыс. человек, а гранты на реализацию бизнес идей получили 23,8 тыс. человек. Вместе с тем начинающим молодым предпринимателям выдали 200 единиц грантов в рамках «Дорожной карты бизнеса - 2020». Программы содействия занятости включают в себя 6-12 месячные работы по благоустройству окружающей среды, ремонту инфраструктуры и строительству.

В рамках программы «Енбек» ставятся такие целевые индикаторы: уровень безработицы не будет превышать 4,8%, доля трудовых ресурсов с основным, средним, общим и начальным образованием в составе рабочей силы составит не более 20%, а доля непродуктивно занятых не превысит 10,2%

Несмотря на достижение этих целевых индикаторов ряд исследователей сомневается в эффективности этих программ, критикуя и качество их исполнения. Маншук Каримова в исследовании «Насколько эффективно государство трудоустроит и переобучит население?» констатирует, что по итогам госаудита в работе Минтруда и соцзащиты выявлены финансовые нарушения на сумму 21,5 млрд тенге, процедурные нарушения — на 33 млрд тенге, факты неэффективного планирования и использования бюджетных средств — на 60 млрд тенге. Большинство хищений – это незаконное присвоение государственных субсидий, нецелевое использование микрокредитов и фиктивное трудоустройство. Кроме того, в исследовании центров занятости населения социолог Анна Альшанская отмечает, что молодежь в столице главными минусами этих учреждений называла отсутствие реальной помощи в трудоустройстве и предложение низкого уровня предполагаемой оплаты труда.

Фото пресс-службы акимата Алматы

Также молодежь направляют на социальные работы, на которых государство субсидирует 35% от установленного для них размера заработной платы, а также летние работы «Жасыл ел» с зарплатами от 30 тыс. до 150 тыс. тенге. Наряду с этим в стране реализуется программа «Первое рабочее место», где работодатель трудоустраивает работника на постоянную работу сроком до 24 месяцев, при этом первый год полностью субсидируется местным центром занятости. В 2020 году в ней участвовала 1000 человек. Кроме того, по программе «Контракт поколений» в 2020 году было трудоустроено 500 молодых людей, которые заменили ушедших на пенсию специалистов. Помимо всех этих мер на практику в 2020 году было отправлено 34,6 тыс. молодых людей.

В прошлом материале Vласть объясняла, что низкий процент регистрации безработных в государственных центрах занятости свидетельствует о большом количестве незафиксированных безработных. Помимо этого, программы предлагают вакансии, которые не помогают безработным найти постоянную работу с хорошими условиями труда. Кроме того, основные причины миграции молодежи могут быть связаны с системной бедностью существенного числа казахстанских домохозяйств, материальным кризисом в семьях и дефицитом рабочих мест на рынке труда. Принимая это во внимание, можно сделать вывод, что политика государства не способствует росту занятости молодежи.

Казахстану предстоит столкнуться с обострением этой проблемы, учитывая изменение структуры экономики и приход новых поколений на рынок труда. Но власти из года в год воспроизводят одни и те же программы занятости, основной инструментарий которых − гранты, кредиты, образовательные курсы, субсидирование зарплатных ставок и создание временных рабочих мест с низкими зарплатами. Они помогают трудоустроиться относительно небольшой части молодежи и во многом направлены лишь на то, чтобы выполнить целевые индикаторы.

Так как молодые люди по-прежнему сталкиваются с низкими зарплатными ставками и отсутствием рабочих мест с достойными условиями труда необходимо подумать об альтернативах нынешней политики занятости молодежи. Однако она должна быть ориентирована не только на безработную молодежь, а на всю безработную часть граждан. Низкое трудоустройство молодежи – не самостоятельная проблема, а часть структурной проблемы рынка труда, которая должна решаться комплексно.

Новый вариант политики мы можем найти в работах американского экономиста Хаймана Мински и его последовательницы Павлины Черневой, выпустившей в 2020 году книгу «Case for а Job Guarantee». Их программа «Работодатель последней инстанции» – в которой правительство на регулярной основе производит найм всех безработных – строится на понимании того, что безработица − денежное явление, а ее уровень прямо зависит от размера государственных расходов. Чем больше государство тратит на гарантированные рабочие места, тем ниже безработица. При этом экономисты настаивают на том, что частный сектор, ориентированный на прибыль, не в состоянии обеспечить полную занятость в силу желания сэкономить на оплате труда, для чего нередко используются различные механизмы дискриминации соискателей. По мнению экономистов, государство – единственная инстанция, которая может очистить решение о найме от принципа максимизации прибыли, рассматривая его в качестве естественного права человека на труд и достойные условия жизни.

фото с сайта kapital.kz

Согласно программе гарантии занятости, правительство должно нанимать работников на местном, областном и страновом уровнях. На каждой ступени государство обеспечивает широкий спектр мероприятий. Местные сообщества будут самостоятельно формировать план работ, выполняя работы по озеленению населенного пункта, социальной заботе, строительству, ремонту инфраструктуры, модернизации образовательных учреждений и многие другие. Организация рабочих мест самими гражданами с учетом потребностей жителей также поможет решить проблему низкой информированности и вовлечения безработных. На более высоких уровнях в такой форме могут реализовываться масштабные макроэкономические проекты, начиная от строительства высокоскоростных железных дорог или мощностей альтернативной энергетики.

В своей книге Чернева представила черновик программы гарантии занятости для США. В случае запуска, она могла бы обеспечить гражданам работу с минимальной годовой заработной платой в размере $24,6 тыс. и минимальной почасовой оплатой в размере $11,83. На данный момент минимальная зарплата в Америке составляет $7,25 в час. Рабочие будут иметь возможность продвигаться по программе, поднимаясь с минимальной заработной платы до расчетной средней заработной платы в $32,5 тыс. в год. Приоритет в такой программе должен отдаваться малообеспеченным семьям и молодежи.

С помощью программы гарантии занятости государственный сектор сможет составить конкуренцию частному сектору. Работники смогут выбирать между гарантированной государством работой за высокую зарплату и частными предложениями работодателей, которые будут вынуждены предлагать еще большую ставку, чтобы заинтересовать людей. Это, по мнению авторов программы, увеличит зарплаты, улучшит условия работы и расширит права людей без прямого вмешательства государства в рынок труда.

Экономист Филип Харви оценил косвенный эффект создания рабочих мест после введения программы гарантии занятости.

Под каждое рабочее место, непосредственно созданное государством, частный сектор создаст 0,26 сопутствующих рабочих мест.

Это объясняется тем, что такие работы поднимут материальное положение домохозяйств − они начнут наращивать свое потребление, увеличивая тем самым доходы бизнеса. Бизнес, почувствовав усиление спроса, начнет нанимать больше людей и увеличивать объемы производство.

Хотя расходы на реализацию программы могут показаться высокими, впоследствии они будут компенсированы значительной экономией средств на программах содействия занятости. Большинство из них можно будет полностью закрыть. Кроме того, эти вложения окупятся за счет более устойчивого состояния экономики, которое станет возможным благодаря постоянной готовности государства обеспечить работой высвободившиеся кадры. Не говоря уже о том, что результатом внедрения программы может стать увеличение налоговых поступлений, особенно на местном уровне.

Наиболее близкий опыт программе гарантии занятости − план Jefes, который был запущен в Аргентине после финансового кризиса 2001 года. В рамках него безработным гражданам предлагались различные рабочие места, создание которых финансировалось из федерального бюджета. Каждому участнику предлагали работу в общественных инициативах независимо от того, каким опытом, образованием и навыками обладал человек. В частности, Jefes позволила найти работу многим женщинам – к 2005 году на них приходилось 3/4 всех трудоустроившихся. Она позволила женщинам ощутить себя более самостоятельными и значимыми в жизни общества, не ограничивая свое существование ролью родителя и домашней прислуги.

Фото с сайта use.metropolis.org

Важно и то, что программа Jefes помогала формализовать множество самозанятых людей – в Казахстане это треть всей трудоустроенной молодежи. Jefes также установил минимальный уровень заработной платы для тех работников, которые перешли с государственного рабочего места на работу в частном секторе. Почти 93% рабочим, нанятым в частные фирмы, была предложена заработная плата выше той, которую предлагало им государство.

Программа Jefes была прекращена в 2009 году, но на пике она гарантировала рабочие места примерно 2 млн. человек. По ее итогам экономисты Эмануэла Галассо и Мартин Раваллион зафиксировали снижение уровня безработицы на 2,5%. Кроме того, их оценка показала, что в отсутствие программы 26% участников были бы безработными, а активность на рынке труда еще 23% была бы минимальной.

Похожие программы для молодежного сегмента рабочей силы были организованы в США в 1978-80 годах. Они гарантировали занятость 76 тыс. молодым людям. За короткий период программа резко сократила безработицу молодых групп граждан и позволило участникам в течение 13 месяцев найти следующую работу в частном секторе. Она также позволила снизить количество арестов молодых людей – на 15% и число случаев их заключения в тюрьму – на 25%, повысив при этом доходы их семей.

Учитывая нынешние проблемы Казахстана, пересекающиеся с проблемами, поставленными перед аргентинской и американской программами, проект гарантии занятости мог бы существенно улучшить ситуацию. Она могла бы помочь не только достижению полной занятости среди молодежи, но также большему трудоустройству всех слоев граждан, и вместе с тем – повышения зарплат и социальной защищенности людей в целом.