2609
12 ноября 2021
Алмас Кайсар, фото cnbc.com

Пора преодолеть инфляцию?

Как инфляция стала главной экономической проблемой для государств и почему отношение к ней снова меняется

Пора преодолеть инфляцию?

Сдерживание инфляции становилось главной целью денежно-кредитной политики центральных банков по всему миру начиная с 1970-х годов. В то время западные государства решили отказаться от социально ориентированного курса, направленного на регулирование цен, повышение доходов граждан и максимальную занятость. Вместо этого они взялись дерегулировать экономические отношения, позволяя компаниям снижать зарплаты и поддерживать «естественный уровень безработицы». Любой факт вторжения государства в экономику с тех пор стал считаться попыткой разогнать инфляцию. Но сегодня политика в отношении инфляции проходит очередную трансформацию, при которой государство пытается стать активным участником экономических процессов.

В 2021 году инфляция бьет рекорды почти во всем мире. ОЭСР в сентябре прогнозировал, что по итогам года глобальный уровень инфляции достигнет 4,5%, а через год опустится до 3,5%. Международный валютный фонд объясняет в своем обзоре резкий скачок инфляции восстановлением спроса после ограничительных мер 2020 года, хотя уровень занятости во многих странах все еще не достиг докарантинных значений. Еще одной причиной называют увеличение спроса после государственных вливаний в корпоративный сектор и роста заработных плат, преимущественно среди населения западных стран.

С ноября 2020 года цены на нефть выросли в два раза, эксперты ОЭСР также ожидают 60% роста цен на нефть и 30% удорожания других сырьевых товаров. Также, по данным ООН, мировые цены на продукты питания показывают максимальное значение за прошедшее десятилетие, а инфляция непродовольственных товаров по странам ОЭСР достигла высшей точки со времен 1980 х годов. Эксперты отмечают, что больший урон понесли страны с развивающейся экономикой, где инфляция распространилась на жилье и продукты питания, в особенности по местам с низкой продовольственной безопасностью, что ударило по самым бедным слоям населения. Они прогнозируют стабилизацию цен к 2022 году, когда страны оправятся от пандемического шока.

Для решения проблемы инфляции центральные банки по всему миру нередко прибегают к повышению процентных ставок, считая, что ее причиной является объем денежной массы в обращении. Согласно анализу финансовой организации Bank for International Settlements, ключевую ставку в этом году подняли уже 13 из 38 отслеживаемых центробанков.

Повышая ставки, они изымают деньги из экономики и снижают деловую активность, что приводит к росту безработицы. Резкий рост безработицы чреват ослаблением переговорной силы наемных работников: они начинают мириться с малопривлекательными условиями труда в страхе потерять даже такую работу. Все это обусловлен тем, что аналитики видят в росте заработных плат основной драйвер инфляции.

Забастовка работников в Нью-Йорке, требующих повышения минимального уровня оплаты труда, фото wikipedia.org

Историк Тим Баркер называет такой тип политики неолиберальным. Сторонники этой идеологии полагают, что экономика всегда стремится к сбалансированному состоянию, самостоятельно достигая полной занятости и роста. Государству же необходимо только создать всю необходимую инфраструктуру для рынков и бизнеса.

Эта стратегия стала ответом на стагфляцию, происходившую в западных экономиках в 1970-х годах, когда рост заработных плат и качества жизни опережал рост производительности предприятий. Однако, согласно анализу экономистов Лорен Мелодиа и Д. Мейсона, издержки этой политики − длительные рецессии, снижение зарплат, безработица и неравенство − оказались довольно высоки.

Как возникала проблема инфляции?

Появление этой проблемы можно отследить на примере США, стратегию которых затем стали перенимать страны по всему миру. Впервые инфляция стала серьезной проблемой для правительства Америки в конце 1930-х годов. Тогда из-за военных долгов, государственных расходов и обвала международного финансового рынка после Второй мировой войны, инфляция в стране достигала 14,6%. В это же время продолжался интенсивный рост экономики и доходов, несмотря на рекордный уровень дефицита федерального бюджета. ВВП в 1942 году составил 18,9% − это самое высокого значение за всю историю США.

Баркер связывает это с централизованным управлением экономикой, контролем над заработными платами и ценами, которые обеспечивала администрация Франклина Рузвельта, тогдашнего президента США и автора политики «Нового курса». В 1941 году американское правительство создало Управление по ценовому администрированию, задача которого заключалась в сдерживании инфляции. Оно контролировало стоимость сырьевых материалов, таких как сталь и алюминий, которые и стали причиной инфляционного цикла. Затем власти приняли план из семи пунктов в отношении инфляции. В итоге в 1939-1943 годы индекс потребительских цен вырос примерно на 24%, а за 1943-45 годы только на 4%.

Цены в 1930-40-х годах, помимо государственной политики, также стали объектом коллективного вмешательства рабочих и профсоюзов, чья переговорная сила и права были усилены политикой «Нового курса». В 1945-1946 годах, к примеру, профсоюз автомобильной промышленности «UAW» в США требовал от «General Motors» повысить зарплаты рабочим, без повышения стоимости отпускаемых автомобилей.

Забастовка членов профсоюза автомобильной промышленности UAW, фото autoblog.com

После окончания войны рост индекса потребительских цен в годовом исчислении составил 16,6%. Цены начали стабилизироваться к 50-м годам, когда администрация президента Гарри Трумэна ввела программу Fair Deal. Благодаря этому была установлена система контроля за ценами и зарплатами, наряду с расширением социальных благ и программ занятости для широких слоев населения.

В 1950 году Белый дом еще раз замораживает цены в период корейской войны, которая также требовала огромных госрасходов, достигнувших к тому моменту пиковые 25% от ВВП. В итоге ежегодный показатель инфляции упал до 2% к 1952 году.

Это позволило нарастить государственные расходы по социальным статьям и смягчить денежно-кредитную политику, переориентировав ее на социальные нужды. Эта политика принесла миру примерно двадцать лет беспрецедентной глобальной ценовой стабильности и роста благосостояния. Доля национального дохода, приходящаяся на 1% наиболее богатых упала с довоенных 16% до 8% к концу Второй мировой войны и держалась на этом уровне почти три десятилетия. Реальные доходы домохозяйств выросли на 90% за 1947-1975 годы, а безработица сохранялась в пределах 2-6%.

Инфляция как краеугольная проблема

Эта стабильность была разрушена из-за упразднения Бреттон-Вудской системы, фиксировавшей стоимость золота и привязанный к нему курс доллара, и нефтяного шока 1973 года. Тогда мир западную часть мира поразила стагфляция − рост цен при падающих темпах роста ВВП. Экономика США оказалась в рецессии, а инфляция потребительских товаров к 1980 году поднялась до 13,5%.

Как объясняет Баркер, в то время Федеральная резервная система видела в высоких расходах на рабочую силу ключевую причину галопирующей инфляции. Такого уровня удалось достичь благодаря сильным переговорным позициям рабочих. Низкий уровень безработицы в США был гарантией того, что бастующие не смогут быть быстро заменены новыми работниками. Однако до 1965 года рост зарплат сочетался со стабильными ценами − инфляция держалась у отметки в 1%.

Но к 1966 году инфляция достигла 2,8% и продолжала ускоряться. Центробанк США называл сложившуюся ситуацию инфляционной спиралью: предприятия повышали цену на свою продукцию, чтобы остановить падение прибыли из-за увеличения фонда оплаты труда. В то же время популярной становилась теория, согласно которой рост инфляции связан с объемом денежной массы в обращении.

Жесткая денежно-кредитная политика начала агрессивно использоваться вместе с приходом Пола Волкера на пост председателя ФРС в 1979 году, который увеличил базовую ставку с 11,2% до 20%. В паре с Рональдом Рейганом, президентом США в 1981-1989 годы, Волкер также смог снизить частоту забастовок и уменьшить плотность присутствия профсоюзов в отдельных производственных отраслях с 20,6% до 9,1% уже к 2000 году.

40-й Президент США Рональд Рейган и бывший глава Федрезерва США Пол Волкер, фото bbc.com

Политика Волкера привела к снижению инфляции в США с 11,22% в 1979 году до 3,66% к 1987 году. В то же время действия Волкера спровоцировали рост безработицы и глубокую рецессию, увеличив безработицу до рекордных в послевоенное время 11%. В период 1980-1983 годов было уничтожено производственных активов на сумму около $6 млрд. За 1979-1983 года было потеряно 2,4 млн. рабочих мест в обрабатывающей промышленности, а к концу 1980-х − более 250 тыс. рабочих мест в сталелитейной промышленности.

Как результат, 1% самых богатых граждан США, владевший около 8,5% национального дохода в 1976 году, к 2014 довел эту долю до 20%. Зарплаты рабочих начали стагнировать, и этот процесс длился вплоть до начала 2010-х годов. В период 1979-2008 годов 100% роста доходов в стране пришлось только на 10% самых богатых американцев.

Впоследствии большинство стран переняли неолиберальный подход к монетарной политике. Любое серьезное вливание государственных средств для социальных нужд стало восприниматься как инфляционный триггер. Даже Европейский Центральный Банк, централизовав денежно-кредитную политику европейских стран, установил границу коридора инфляции в 2%. Превышение этой отметки или выход дефицита бюджета за границу 3% ВВП считается опасным, из-за чего национальные правительства принуждаются к мерам жесткой экономии.

Идея таргетирования инфляции была доминирующей, однако в кризисы менялась на противоположную в целях спасения национальных экономик. Когда в 2008 году весь мир поразил Мировой финансовый кризис, ФРС снизило ставку до 0,15%, а администрация президента Барака Обамы приняла пакет мер по стимулированию экономики в размере около $830 млрд. В итоге дефицит бюджета достиг $1,4 трлн в 2009 году, состав 9,8% от ВВП.

По данным Управления конгресса США по бюджету, экономика страны начала выходить из рецессии в середине 2009 года. В течение следующих 10 лет она продолжала расти, как и число рабочих мест.

44-й президент США Барак Обама и вице-президент Джо Байден, фото americanprogress.org

Однако, как утверждает экономист Чад Стоун, происходившее с экономикой США после 2010 года нельзя назвать восстановлением. Оно было прервано возвратом к мерам жесткой экономии как раз в 2010 году. Фискальное стимулирование оспаривали из-за инфляционных опасений, так как уровень долга превысил значение 90% ВВП. Но с тех пор ставка ФРС, а также ЕЦБ, остается низкой, находясь на уровне 0 - 0,25%, вплоть до нынешних дней. Это позволяет государству финансировать дефицитные расходы за счет госдолга.

Инфляция в разгар кризиса достигала 5,6%, но после стабилизировалась, показывая умеренный рост в период с 2010 по 2020 год. Бизнес элиты тем временем продолжали ужасаться огромными расходами государства, хотя именно они становились их основными бенефициарами. В последующие годы темпы фискального стимулирования были снижены, но вновь ускорились к 2018 году, когда администрация президента Дональда Трампа понизила налоги, что ударило по поступлениям в бюджет страны.

Возвращение государства?

В 2020 году, в разгар пандемии, США столкнулись с одной из самых глубоких рецессий в истории. За короткий период − с января по апрель − было потеряно 22,1 млн. рабочих мест, а уровень безработицы достиг 14,8%. Причиной этого послужило то, что подавляющее большинство рабочих не имело отпусков по болезни. К тому же почти 30 млн. американцев не имели страхового покрытия, а 27 млн. нуждаются в ее расширении.

Но после длительного карантина и массовой вакцинации экономика США стала восстанавливаться, и в августе 2021 года инфляция устремилась к отметке 5,2%. Такой уровень в последний раз был зафиксирован летом 2008 года. По мнению экономистов Мейсона и Мелодиа, все разнообразие причин инфляции прямо связано с оздоровлением экономики после пандемии. Но рынок труда, настаивают они, не имеет отношения к нынешней инфляции. Это подтверждает и сам Пауэлл, говоря, что ФРС поощряет рост зарплат только если он не опережает производительность труда или инфляцию.

46-й президента США Джо Байден во время презентации своей программы «Build Back Better», фото afp.com

В то время как часть стран в ответ на общемировую инфляцию стали повышать процентные ставки и сокращать государственные расходы, администрация нового президента Америки Джозефа Байдена пытается взять курс на полную занятость, вопреки инфляционным страхам. Байден в первый год президентства представил стране свой план «Build Back Better», который предполагает экономическую помощь гражданам в размере $1,9 трлн, инфраструктурный план в $1,2 трлн и план по поддержке семей в размере $1,8 трлн. Это − одна из самых больших инъекций денег в экономику со времен «Нового курса» Рузвельта.

Конгресс США уже утвердил часть плана, касающуюся инфраструктуры, однако остальная часть «Build Back Better» ожидает голосования в Палате представителей, а затем в Сенате. Между конгрессменами идет борьба, так как часть демократов требует уменьшения общей суммы плана до $1-2 трлн. Однако заметно, что Байден пытается переориентировать государство с роли дирижера на рынке, следящего за инфляцией и сохранностью рыночных институтов, к активному участнику экономических отношений, обеспечивающему благосостояние и высокий уровень занятости граждан. Вопрос, однако, заключается в том, насколько долгосрочной будет эта политика после кризиса и станут ли ее перенимать все другие страны.

Преодолевая страхи

Многие эксперты считают экономическую политику инфляционного таргетирования успешной. Они полагают, что несоблюдение «естественного уровня безработицы, не ускоряющего инфляцию» и прямой ценовой контроль со стороны государства чреваты стагфляции в духе 1970-х годов.

Однако экономисты Натан Перри и Натаниэль Кляйн отмечают, что умеренная инфляция была достигнута не с помощью роста безработицы или экономии госрасходов, а через ослабление роли рабочих в распределении доходов, что в итоге свело к минимуму их влияние на инфляцию.

Также и экономистка Стефани Келтон подвергает сомнению эти взгляды. По ее словам, в 2012 году консервативные экономисты предупреждали ФРС о том, что безработица ниже 7% спровоцирует рост инфляции в следующие несколько лет. Но спустя три года безработица снизилась до 5%, а инфляция оказалась ниже значений 2012 года.

Как объясняет экономист Ха Джун Чанг, понимание процесса ценообразования затруднено, поскольку 30-50% международной торговли промышленными товарами представляет собой внутрифирменную торговлю в рамках транснациональных корпораций. В силу этого цены формируются нерыночным образом.

фото cnbc.com

Мейсон и Мелодиа в свою очередь отмечают, что при устойчивом росте экономики дефицит товаров и разрыв цепочек производства действительно могут провоцировать инфляцию. Но это не должно становиться причиной замедления экономики. Вместо этого, они предлагают продолжать стимулировать ее госрасходами, борясь с инфляцией другими способами. По их мнению высокий спрос сам по себе приведет к инвестициям, которые смогут покрыть проблемные места в экономике, но в некоторых секторах потребуется дополнительные меры: стратегические инвестиции в зеленую экономику, инфраструктуру, в создание социальных рабочих мест и т.д.

К тому же, государство должно отслеживать секторальные причины инфляции и не бояться регулировать цены так, как это делали власти США во время Второй мировой войны. Для снижения инфляционного давления со стороны заработных плат они предлагают создавать органы управления с участием государства, фирм и профсоюзов, которые позволят регулировать зарплаты в целых секторах, без необходимости повышать цены на продукцию.

Со своей стороны Келтон предлагает ввести общестрановую гарантию занятости для всех безработных, что в свою очередь создаст рабочие места и поможет преодолеть инфляционную спираль, поскольку государство получит возможность всегда держать их на высоком уровне.

Основной тезис экономистов состоит в том, что более серьезными проблемами являются экономическая стагнация, неравенство и изменение климата, а не инфляция. И именно с ними необходимо бороться.