15232
30 января 2023
фото aikyn.kz

Той как способ выживания в регионах

Как тои становятся неформальной экономической практикой в отсутствие продуманных программ занятости

Той как способ выживания в регионах

Динара Абилденова, Зарина Адамбусинова, специально для Власти

Антропологи Динара Абилденова и Зарина Адамбусинова, изучавшие той-индустрию в малых городах двух областей Казахстана, предостерегают от того, чтобы видеть в ней среду бессмысленного расточительства. В отсутствие адекватных программ занятости и социальной инфраструктуры, торжественные мероприятия становятся одним из немногих способов заработка и вариантов досуга для жителей регионов.

Современное понимание казахского слова той охватывает празднование не только всех важных этапов жизненного цикла человека (рождение ребенка, его первые шаги, поход в школу, свадьбу), но также его возрастные юбилеи и другие разные поводы. Почти наверняка все казахстанцы хотя бы раз были приглашены на той или сами устраивали торжество в честь важного события в жизни семьи. В последнее время тои в Казахстане, особенно свадьбы, подвергаются жесткой общественной критике за свой размах и огромные, порой совсем не по карману, расходы. Пышные свадьбы в кредит, празднества на 100 и более человек в ресторанах-дворцах, лимузины в аренду, развлекательное шоу с элементами “концертности” (например, шашу деньгами с вертолета) и армия операторов и фотографов − примерно таким образом устроен среднестатистический той в стране. Но что за всем этим стоит?

Той - это целая индустрия, с помощью которой обычные люди зарабатывают себе на жизнь: для кого-то той может быть единственным доходом, а для некоторых − возможность генерировать дополнительный заработок. Так или иначе, в регионах страны той-индустрия является частью неформальной/неофициальной экономики. Для написания этой статьи мы посетили населенные пункты двух областей Казахстана: Жетысу (с населением 698,700 человек) и Жамбылской (с населением 1,216,236 человек).

Как известно, в экономике двух областей преобладает аграрный сектор (наряду с химической промышленностью в Жамбылской области), но эта отрасль доступна не всем их жителям. Согласно рейтингу конкурентоспособности регионов Казахстана, составляемому Forbes.kz, в обеих частях страны наблюдается высокая доля самозанятых. Более того, самыми крупными населенными пунктами в этих областях после административных центров (Тараз и Талдыкорган) являются моногорода с частично функционирующей промышленностью и хронической безработицей: Жанатас и Каратау в Жамбылской и Текели в Жетысу. Поэтому для местных безработных и людей с низкими доходами той − это возможность прокормить семью и свести концы с концами в рыночных условиях.

Во время полевых исследований в области Жетысу некоторые тамада боялись давать интервью. Многие думали, что мы из налоговой и проверяем их на предмет своевременной уплаты налогов. В большинстве случаев профессия тамады для местных является второстепенной, а их основной работой, например, может быть позиция на госслужбе или в других госучреждениях. Как правило, многие работающие тамадой чаще всего не регистрируются в качестве индивидуальных предпринимателей. Впрочем, это касается и других местных бизнесменов, которые связаны с той-индустрией.

Примечательно, что в некоторых случаях в Жамбылской области той является неформальной формой кредитования. Одна из наших информанток рассказывала, что если нужно срочно сделать ремонт в доме или решить другие финансовые проблемы домохозяйства, то всегда можно провести той. Другому мужчине нужно было закончить строительство дома, поэтому он тоже решил провести той: “Я сделаю той - отобью [расходы] и еще дом дострою.”

Той на 150-450 гостей (обязательно включая приглашенных из крупных городов), по меркам регионального городка с 25-тысячным населением, обходится организатору примерно в 1-1,5 млн. тенге. При этом большинство местных услуг организатор торжества может заказать в кредит/долг по устной договоренности. После проведения тоя организатор может собрать около 2 млн. тенге, что позволит ему не только сразу расплатиться со всеми долгами и местными бизнесменами той-индустрии, но даже получить небольшую прибыль. Следуя логике “экономики подарков” (по мысли американского антрополога Синтии Вернер), среди местного населения существует правило: нельзя возвращать сумму меньше той, которую тебе когда-то подарили.

фото инстаграм-аккаунта Akmaya Production

В области Жетысу той не всегда приносит организаторам дополнительный доход. В редких случаях собранной суммы хватает лишь на покрытие всех расходов. Однако в обоих регионах, той − это не только долг родителей перед детьми, но и возможность для возвращения своих “подарков”. Одним из важных условий для получения прибыли от тоя или возвращения потраченной суммы являются социальные круги приглашающего и его активное участие (дарение) в других тоях.

Жительница Жанатаса объясняет этот принцип следующим образом: «У нас, у казахов, той – это қазына (сокровище). Раз ты ко многим ходишь, то у тебя твой той оправдается. Всегда. Но, бывают, наверное, люди, которые мало с кем общаются. У нас такого не было. Вот, сколько мы потратили денег, столько и вернули».

Для этого в Жамбылской области во время каждого торжества обычно кто-то из родственников приглашающей стороны фиксирует все денежные поступления и имена гостей в специальной тетрадке. В некоторых случаях имена пишутся на подарочных конвертах. “Подарки” в этом контексте выполняют роль кредитов под нулевые проценты, но с моральным обязательством возвращения. Исключением в такой системе являются денежные подарки между родителями и детьми, где в отношениях между дарителем и получателем чаще всего отсутствует логика списания долга.

Поэтому немаловажно то, что той является формой общения, развлечения и проведения досуга в регионах страны, включая моногорода. «Развлекательных мест и центров, где можно посидеть и потанцевать у нас нет, особенно для молодежи», − утверждает один из информантов Жанатаса. Тогда как во время тоя люди обмениваются новостями, заводят новые знакомства и поддерживают свои неформальные социальные связи как с членами родства и расширенной семьи, так и сообщества.

Если рассмотреть казахстанские тои через концепцию новой институциональной экономики (New Institutional Economics), то мы увидим взаимосвязь формальных и неформальных институтов. Под неформальными (или социальными) институтами в контексте тоя мы можем подразумевать традиции, обычаи, и практики неформальной экономики. Конституцию, контракты, различные формы регулирования со стороны государства можно понимать как формальные институты. Их изменения, связанные с развитием рыночной экономики в 2000-х годах, безусловно нашли свое отражение и на локальном уровне, а именно в модификации неформальных институтов.

К примеру, после первого экономического бума в стране заметным изменением в традиции проведения тоев стало их празднование в ресторанах. Раньше семейные торжества обычно проводились в домашней обстановке, например, в организованных шатрах и палатках во дворах частного дома, в школьных столовых и актовых залах и т.д.

Во время интервью Анель из Жанатаса вспоминала празднование своей свадьбы так: «В ЗАГС мы на жигули приехали, тогда лимузинов не было. Одно-два жигули – и все! Только молодожёны приезжали на машине, остальные гости пешком приходили. Свадьбу во дворе дома отмечали, у нас было три длинных стола».

Новые веяния в экономике страны повлияли как на форму, так и размер подарков, когда “ковры” в буквальном смысле были заменены на приличную сумму в конвертах. Более того, традиция уплаты калыма за невесту, которая ранее уплачивалась исключительно скотом, тоже приобрела денежную форму, а в некоторых случаях калым принимается только в долларах.

Важно отметить, что в каждом регионе страны установлены свои неписаные нормы по размеру калыма и подарков. Например, одна из информанток области Жетысу поделилась с нами: «В нашем регионе калым − это цена одной лошади. Если молодые из одного аула, то калым могут уплатить в форме лошади. Ну, а если сваты издалека, то они обычно платят деньгами. Но мы всегда говорим, что наша ставка равна цене одной лошади». По мнению местных жителей, при инфляции использование такой единицы измерения для выплаты калыма выглядит удобным. С другой стороны, это дает возможность домохозяйству адаптировать цену под свой карман, поскольку стоимость лошадей напрямую зависит от возраста и породы животного. Говоря о суммах денежных подарков в Жамбылской области, это зависит от статуса и степени родства гостя: для близких родственников суммы могут условно варьироваться от 40 тысяч и выше, для дальних − от 20 тысяч, а для коллег и друзей − от 5 тысяч и выше.

Другим большим изменением стала популяризация и проведение проводов невесты, ұзату-той, в форме праздничной церемонии в ресторанах, а в некоторых случаях − в качестве основной свадьбы. К концу развала Советского Союза и на протяжении 1990-х годов было популярным жениться по практике умыкания невесты (алып қашу), и совсем в редких случаях проводы невесты проводились дома у ее родителей. С постепенным улучшением экономической ситуации в стране, для людей стало важным показывать свой социально-экономический статус. Поэтому замужество дочерей через умыкание и без проведения ұзату-той стало восприниматься как явный признак финансовой несостоятельности родителей невесты. Сегодня важность проведения свадьбы через ұзату-той усиленно поддерживается многими родителями и как принцип равенства между будущими родственниками.

Обсуждение феномена современного казахского тоя часто включает в себя и дискуссию о возрождении старых и позабытых казахских традиций. Обычно люди, которые практикуют те или иные ритуалы, склонны интерпретировать их как возвращение к своим истокам. Однако наши наблюдения показывают, что зачастую многие подобные тренды и новшества создаются и даже задаются самими участниками той-индустрии.

Например, сегодня в тойхана во время ұзату, обычно невесту должны забрать до полуночи. Это правило было также установлено владельцами современных тойхана, так как в сезон празднования тоев (лето и осень) ресторан нужно успеть подготовить к следующим торжествам, которые зарезервированы на дневное время, например, детские праздники или поминки. Во время празднования ұзату в одно время был популярен выход невесты под макетом шаңырақ. Сейчас этот ритуал выполняется отдельной группой танцовщиц. Другими похожими примерами являются проводы и традиционная песня невесты сыңсу, которая теперь тоже исполняется профессиональными певицами. Все эти примеры указывают нам на существование и дальнейшую диверсификацию разных видов заработка внутри одной той-индустрии.

Как отдельный феномен той-индустрии следует рассматривать тойхану. Это не просто общепит в классическом понимании, где можно в любое время за едой и музыкой приятно провести время с родными или друзьями. Тойхана − это заведение с фокусом на проведение семейных торжеств “под ключ”, предлагающее огромный спектр услуг и сервисов. Как самый влиятельный актор той-индустрии, тойхана является не только важным работодателем для местного населения, она также может устанавливать “правила” и тренды на проведение местных торжеств, в том числе и на праздничное меню. Например, в некоторых местностях Жамбылской области в обязательное меню той-дастархана входят: бешбармақ, сорпа, қымыз, шұбат, манты, иногда плов, но его чаще всего подают во время поминок. От региона к региону обязательные позиции в той-меню могут варьироваться.

Сегодня тойхану, представленную в различных формах и масштабах, можно встретить в любой местности регионов страны, включая сельские глубинки. В географически изолированном моногороде Жанатас или приграничном селе Кордай, население каждого из которых составляет порядка 25,000 человек, функционируют больше трех крупных тойхана. В районном центре Сарыозек официально зарегистрировано 12 ресторанов, 7 из которых функционируют исключительно как тойхана. В некоторых случаях рестораны для торжеств строятся с нуля, а в других тойхана располагаются в бывших советских административных и публичных зданиях.

фото Назерке Курмангазиновой

К основным акторам той-индустрии также можно отнести тамаду, певцов, музыкантов и танцевальные ансамбли, фотографов и видеографов, парикмахеров-визажистов, швей, и арендаторов лимузинов. При этом каждый вид бизнеса включает в себя широкий спектр дополнительных предложений. Например, швейный бизнес специализируется не только на шитье и прокате женских нарядов для невесты, гостей и танцоров, но также и на создании всего корпуса приданного невесты в форме одеял, подушек, покрывал и многого другого. Услуги фотографа включают не только фото- и видеодокументацию всей праздничной церемонии, в том числе и love story видео, но и дизайн и распечатку уникальных пригласительных, баннеров, шариков с принтами, конвертов для денежных подарков и бумажных коробочек-бонбоньерок для чая, конфет и других подарков для гостей. Аренду лимузинов можно заказать в ближайшем большом городе (Шымкент, Тараз), но в последнее время такая возможность появилась и в малых городах.

Некоторые информанты из Жамбылской области утверждали, что организаторы тоев также стараются отличиться от других и внести что-то новенькое, например, дорогие подарки для всех гостей и за участие в конкурсах, отдельные подарки для пожилых гостей и детей, добавление необычных элементов шоу и wow-эффекта в проведении тоя. Зачастую последние нюансы обычно обсуждаются совместно с владельцами тойханы. В целом, масштаб торжества, разнообразие подарков для гостей и других всех услуг зависит от выбранного пакета, условно обозначенные некоторыми местными бизнесменами как «вип-класс» или «эконом-класс». Более состоятельные домохозяйства проводят тои в административных центрах, Талдыкоргане и Таразе, а самые статусные резиденты областей могут позволить себе той в Алматы или Шымкенте.

В условиях рыночной экономики той начинает восприниматься как практика демонстративного потребления, для которой характерен взаимный обмен подарками и трансформация подарков в денежную форму. Однако в региональном контексте той-индустрия − это не слепая вера в традиции и попытка их возрождения, и тем более не безрассудство, с чем чаще всего современный той ассоциируется. Напротив, на своем примере она показывает то, как жители регионов адаптируются к масштабным трансформациям в экономике. Успешное функционирование той-индустрии говорит нам больше о сложном настоящем, а именно о хронической безработице в регионах, неразвитости инфраструктуры и о том, как обычное местное население пытается выжить в жестких реалиях капитализма, проявляя рациональность и расчет в принятии решений в своей повседневной жизни.

Этот материал написан в рамках большого проекта Власти «Регионы Казахстана». В этом проекте мы рассказываем о различных проявлениях неравенства между областями и крупными городами Казахстана, критически разбираем нынешнюю парадигму развития регионов, и рассказываем истории людей, которые живут в них и пытаются изменить все к лучшему