13982
15 марта 2024
Светлана Ромашкина, Власть, фотография Данияра Мусирова

Четыре года назад началась пандемия. Уроки, которые мы не извлекли

Коронавирус давал нам уникальный шанс развить медицину и науку

Четыре года назад началась пандемия. Уроки, которые мы не извлекли

С начала пандемии, унесшей, по официальным данным, жизни около 7 млн человек во всем мире, прошло четыре года и многие вещи уже забылись, но те два первых года периодической самоизоляции, карантинных мер, создания тестов, вакцины, мутации вируса, преподали нам много уроков, о которых не стоит забывать. Это и ценность живого человеческого общения, и хрупкость здоровья и уязвимость мира не только перед вирусами, но и перед теориями заговоров. Но главное – доступ к информации, которого у нас до сих пор нет в полном объеме.

Начавшееся два года назад полномасштабное вторжение России в Украину словно отодвинуло пандемию на второй план и мы не успели отрефлексировать произошедшее. Но ученые готовятся к будущей возможной пандемии вируса Х и нам есть о чем задуматься.

Пандемию Всемирная организация здравоохранения объявила 11 марта 2020 года, 13 марта по меткому выражению тогдашнего главного санитарного врача Жандарбека Бекшина «коронавирус наконец пришел в Казахстан».

Согласно официальным данным с ресурса coronavirus2020.kz, который уже с полгода не открывается, коронавирусом в Казахстане переболели около полутора миллионов человек (это данные на март 2023 года), умерло 19 071 человек. Ничего неизвестно о других жертвах этого вируса – об избыточной смертности, осложнениях, вызванных ковидом. Мы можем только подозревать, что какое-то количество тромбообразований были связаны с коронавирусом, а у людей с диабетом было больше шансов на тяжелое течение болезни.

Мы не знаем, сколько точно медицинских работников погибло от коронавируса – такая статистика сообщалась только в первые месяцы пандемии.

Мы не знаем как бесконтрольное применение антибиотиков, – а азитромицин и цефтриаксон до сих пор активно применяются даже при простудах, повлияло на антибиотикорезистентность – исследования в этом направлении вроде бы только должны начаться.

С самого старта пандемии со статистикой была чехарда: из нее убирали то бессимптомных заболевших, то с пневмонией, то без пневмонии и т.д, дошло даже до того, что Казахстан попал в международные новости как страна, в которой началась эпидемия непонятной миру пневмонии, потом чиновникам пришлось объясняться, что это была коронавирусная пневмония, просто она не попадала в общую статистику по ковиду.

Как бы это кощунственно ни звучало, эта пандемия дала нам уникальный шанс для масштабных изучений, дала нам шанс увидеть слабые места в здравоохранении и подготовиться к следующим вспышкам. Она позволила нам осознать, насколько широко в стране распространились антиваксерские настроения, об отсутствии доверия к доказательной медицине и вообще насколько бессмысленно и опасно играть со статистикой.

Вы можете бесконечно отчитываться о том, что у вас дети вакцинируются в достаточном объеме, но вспышка кори и коклюша покажет, что происходит на самом деле. И даже если у вас в городе будет всего одна лаборатория по определению коклюша, данные которой поступают в официальную статистику, вирус все равно не обманешь, и врачи поставят правильный диагноз. И даже если вы максимально усложните оформление сигнала о случае кори, это не значит, что корь испарится под бюрократическим прессом.

Будет только один плюс – вы не попадете в международную статистику как лидер по заболеваниям, которые давно были побеждены вакцинацией, но ваши граждане все равно будут болеть и умирать.

Во время пандемии в мире в рекордные сроки были созданы прорывные технологии в производстве вакцин – речь идет в первую очередь об РНК и многовекторных вакцинах. Казахстан тоже отчитался о создании своего препарата – QazVac. Эта инактивированная вакцина сделана по старинке, по технологиям, которые работают уже столетия. Она не была зарегистрирована ВОЗ, и, скорее всего, этого уже и не произойдет, поскольку у нас отсутствует полный цикл производства. В это время в мире активно работают над новыми РНК-вакцинами, это технология будущего и ее нет в Казахстане.

К сожалению, активные вливания в производство вакцин еще не подарили нам хотя бы собственную вакцину от гриппа или ветрянки.

Пандемия научила часть населения ежегодно вакцинироваться от гриппа, обновлять прививку ККП, но Минздрав не может двинуться за рамки существующего календаря вакцинации и тендерных правил и дать людям хотя бы вариативность выбора прививок: мы годами покупаем российский Гриппол, в котором содержится вещество непонятного действия полиоксидоний и даже небывалая вспышка кори и призывы родителей закупать не только вакцину индийского производства, не повлияли на чиновников. Мы можем сколько угодно ругать антиваксеров, но нельзя не признать, что у нас просто нет выбора чем прививаться. И даже за деньги невозможно достать вакцины от ветрянки или вируса папилломы человека (ВПЧ).

Осенью этого года Минздрав предпримет еще одну попытку вакцинировать девочек от ВПЧ, который вызывает рак, и остается только надеяться, что государство не отступит снова перед напором весьма громкого антиваксерского движения.

Пандемия также показала, что государство не заинтересовано в реальной борьбе с дезинформацией. Чиновники могут уверенно требовать с трибун привлечения к ответственности за дезинформацию, но факт остается фактом - ни одно дело за распространение ложной информации, возбужденное против самых активных антиваксеров, не дошло до суда. Более того, создается ощущение, что государство никак не контролирует сферу оказания нетрадиционных услуг: хиджаму и пиявки применяют на детях, диетой пытаются лечить аутизм, а вирусные заболевания – браслетами.

Во время пандемии доказательная медицина как никогда сдала свои позиции, а медики все чаще становятся жертвами насилия: их не так страшно бить, как полицейского, и, чаще всего, все заканчивается примирением сторон.

В пандемию мы все видели в каких нечеловеческих условиях работали медики, сверхнагрузку тогда пытались компенсировать деньгами, но после все снова вернулось на свои места.

Пандемия показала, что важны не только медики, но и ученые, которые будут разрабатывать вакцины, лекарства, новые препараты. Десятилетиями наши “мозги” уезжали в другие страны – так приличная часть героев проекта о казахстанских ученых Gylym Faces живет не в Казахстане и страна сейчас задумалась о возвращении их на родину. Другой вопрос – какие научные перспективы и ресурсы мы можем им предложить.

Есть ли уроки, которые мы выучили во время пандемии?

Не знаю насчет государства, но с 2020 года со мной всегда санитайзер для рук, я не выхожу из дома при признаках простуды и привилась от кори. Этого недостаточно, если придет вирус Х, но это хоть что-то.