15985
21 июля 2023
Паоло Сорбелло, фото cpc.ru

Сможет ли Казахстан транспортировать нефть в обход России?

Эксперты полагают, что альтернативы проходящей через Россию инфраструктуре может и не быть.

Сможет ли Казахстан транспортировать нефть в обход России?

Около 98% казахстанской нефти экспортируется через Россию. И несмотря на многолетние попытки диверсифицировать маршруты транспортировки нефти, географическая зависимость от крупного соседа сохраняется.

Главное из статьи:

  • На протяжении десятилетий Казахстан заявлял, что хочет диверсифицировать маршруты, по которым он экспортирует свою нефть, но так ничего и не сделал.
  • Трубопроводы из Казахстана, проходящие через Россию, находятся под постоянной угрозой санкций со стороны Запада.
  • Для создания жизнеспособных альтернатив потребуются инвестиции и время, но они все равно не дадут результата, сопоставимого с маршрутами через Россию.
  • Даже незначительная информация о продаже нефти по нероссийским маршрутам будет воспринята как успех, главным образом для успокоения западных партнеров.

После начала войны России в Украине правительство Казахстана попыталось стать более автономным и продолжить торговлю с западными потребителями в прежнем режиме. Весной 2022 года правительство решило создать новый "бренд", под которым будет продаваться нефть − Kazakhstan Export Blend Crude Oil (KEBCO).

В последние месяцы правительство радовалось новым соглашениям о поставках своей нефти с Германией и Азербайджаном, скрупулезно подсчитывая и публикуя данные о каждом барреле, экспортированном по новым маршрутам.

С февраля этого года Казахстан экспортировал в Германию по советскому нефтепроводу «Дружба», проходящему через Россию, незначительные объемы нефтяной смеси KEBCO − 290 тыс. тонн. Всего на этот год запланированы поставки 1,2 млн. тонн этой нефти. После получения, нефть направляется на переработку в НПЗ города Шведт, совладельцами которого являются российская «Роснефть», британо-нидерландская Shell и итальянская ENI.

В связи с замораживанием поставок из России, казахстанская нефть стала ключевой для НПЗ Шведта. Стремясь диверсифицировать источники сырья, 11 июля завод обратился к правительству Германии с просьбой выделить 400 млн. евро на модернизацию трубопровода Росток-Шведт, по которому нефть поступает на завод из порта на севере Германии.

После принятия Евросоюзом 11-го пакета санкций против России 23 июня, в союзе истек срок действия временного разрешения на импорт российской нефти в Польшу и Германию по северному участку нефтепровода "Дружба". Как результат, в массивный трубопровод сейчас направляется только казахстанская нефть.

Маршрут через Азербайджан

Одним из потенциальных альтернативных маршрутов транспортировки казахстанской нефти мог бы стать Азербайджан. Но это далеко не всегда жизнеспособный вариант, как показывают анализ данных и заключения экспертов.

Во втором квартале «КазТрансОйл» сообщил об увеличении поставок нефти с крупнейшего в стране месторождения Тенгиз через Каспийское море в Баку и далее по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД). Там нефть перекачивается в порт на юге Турции, где ее забирают трейдеры и отправляют дальше морскими танкерами.

Построенный в 2005 году БТД периодически принимал в свои трубы казахстанскую нефть. В первой половине 2023 года ее поток увеличился на 6,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, сообщила компания. Однако за тот же период вклад Казахстана и Туркменистана в трубопровод увеличился лишь на 3,8%, составив всего 12,5% от общей пропускной способности трубопровода.

По мнению эксперта по нефтяной отрасли, научного сотрудника Университета Сент-Эндрюс Алии Цхай, эти объемы продолжат оставаться незначительными.

«Мы увидим увеличение поставок по БТД и другим существующим маршрутам, но их объем будет практически ничтожным. Это мало что изменит для Европы, если учитывать глубину их энергетического кризиса, и уж точно не приведет к значительному росту доходов Казахстана», − сказала Цхай.

В конце июня Казахстан подписал соглашение с SOCAR, государственной нефтяной компанией Азербайджана, об увеличении квоты на использование трубопровода БТД с нынешних 1,5 млн. тонн в год. При этом правительство не раскрыло размер квоты, выделенной в рамках нового соглашения.

Танкер у берегов Новороссийска. Фото от cpc.ru

Поскольку из Актау в Баку нет прямого нефтепровода, казахстанское сырье могут доставлять через Каспий только танкерами. А флот сейчас не сможет осилить серьезное увеличение объемов поставок.

«Для того чтобы казахстанская нефть могла доставляться через Каспий, необходимо либо увеличить наш танкерный флот, что в краткосрочной перспективе далеко не целесообразно, либо построить новые трубопроводы, что является дорогостоящим инфраструктурным проектом. А иностранные инвесторы, похоже, не хотят заходить в Казахстан с его нынешней политической ситуацией и сложившимся деловым климатом. Кроме того, переговоры и строительство новой инфраструктуры потребуют нескольких лет», − добавила Цхай.

В марте японская компания INPEX отправила по БТД пробную партию нефти в 7 000 тонн с месторождения Кашаган. До сегодняшнего дня она не повторяла этот эксперимент.

Карта трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД). Фото от oilfund.az

Российская нефть по казахстанским трубопроводам

Статистические данные, представленные на июньской конференции Argus Media, посвященной нефтегазовой отрасли Казахстана, показали, что даже при максимальной загрузке существующие альтернативные маршруты позволят Казахстану экспортировать лишь около 20-25 млн. тонн нефти в год. Для сравнения: по российским маршрутам экспортируется около 65 млн. тонн нефти в год.

Кроме того, Россия использует трубопроводную систему Казахстана для экспорта собственной нефти. Нефтепровод Казахстан-Китай, рассчитанный на 20 млн. тонн, в настоящее время используется для перекачки порядка 10 млн. тонн российской нефти с сибирских месторождений.

Россия и Китай заключили долгосрочное соглашение о торговле нефтью, и отсутствие альтернативных маршрутов заставило Россию обратиться к Казахстану за разрешением на транзит нефти по трубопроводной системе «КазТрансОйла». Поэтому в 2022 году в Китай поступило лишь около 1,2 млн. тонн казахстанской нефти.

Нефтепровод Атасу – Алашанькоу (Казахстанско-Китайский Трубопровод). Фото от kcp.kz

Кроме того, «КазТрансОйл» сообщил о возобновлении транзита российской нефти в Узбекистан, хотя его объем будет незначительным − около 350 тыс. тонн в первой половине 2023 года. Компания также договорилась с правительством России о транзите ее нефти в Кыргызстан.

Поскольку Казахстан является ключевым маршрутом для транспортировки российских углеводородов и, наоборот, Россия − для казахстанских, страны по-прежнему будут тесно переплетены друг с другом.

Важнейшим направлением транспортировки казахстанской нефти является Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), который протянут от месторождений на западе Казахстана до российского порта Новороссийск на Черном море. По КТК транспортируется 80% всего объема казахстанского экспорта нефти.

С самого начала войны эксперты отрасли задавались вопросом о том, включат ли западные страны КТК в санкционный список. И если да, то каким образом, ведь по нему транспортируется и российская нефть, которая смешивается в трубопроводе с казахстанской, и отличить их невозможно.

До сих пор трубопроводу удавалось избегать санкций, однако некоторые компании ЕС, такие как Deutsche Bank, постепенно прекращали связи с российским юридическим лицом, владеющим половиной КТК.

Однако в 11-м пакете санкций ЕС постановил, что оборудование для технического обслуживания КТК может продаваться российским клиентам без каких-либо последствий.

Несмотря на относительное спокойствие в сфере регулирования, в 2022 году КТК неоднократно прерывал работу. По официальной версии, в основном это происходило из-за непогоды на морском терминале, но, возможно, и в связи с дипломатическими разногласиями. Любые перебои в поставках нефти через КТК могут нанести ущерб бюджету Казахстана.

Поломки и швы

3 июля в результате аварийной остановки МАЭК в западной части Мангистауской области произошло массовое отключение электроэнергии. Это привело к прерыванию работы Атырауского НПЗ, основным владельцем которого является «Казмунайгаз», а также нескольких трубопроводных перекачивающих станций, эксплуатируемых компаниями «КазТрансОйл» и КТК. 4 июля было зафиксировано суточное падение добычи нефти на 21%.

Компания МАЭК, принадлежащая областному акимату Мангистау, отвечает за тепло- и электроснабжение обширной территории Мангистауской и Атырауской областей. Ее выход из строя заставил правительство усомниться в готовности энергосистемы к чрезвычайным ситуациям.

Каждое нефтедобывающее предприятие и ряд связанных с ним промышленных объектов, за исключением Атырауского НПЗ, имеют собственную инфраструктуру для генерации электроэнергии.

Электричество, вырабатываемое на объектах, связанных с месторождением Кашаган, которые не короткое время были затронуты отключением 3 июля, удалось вернуть в основную сеть, что фактически помогло восстановить энергоснабжение.

Наряду с опасениями по поводу санкций в отношении трубопроводов, проходящих через Россию, а также перебоев с поставками нефти через КТК, неразвитость местной энергетической инфраструктуры может стать еще одним фактором риска для экспорта казахстанской нефти.

«Инфраструктурный кризис в Казахстане, очевидно, является результатом пренебрежительного отношения к объектам критической инфраструктуры на протяжении многих лет», − заявил в интервью Energy Intelligence Бен Годвин, директор по анализу лондонской компании PRISM Political Risk Management. «Причиной этого должна быть коррупция».

Внутри МАЭК. Фото от maek.kz

Мировое признание казахстанской нефти

С августа компания Platts, устанавливающая промышленные стандарты в нефтяной отрасли, проведет новую оценку смеси KEBCO. Это позволит казахстанским экспортерам «получить более справедливые условия оценки, что улучшит их переговорные позиции на мировом рынке», говорится в заявлении лоббистской группы KAZENERGY.

На конференции Argus Media несколько представителей компании прямо указывали на то, что KEBCO, которая торгуется дороже российской нефтяной смеси Urals, фактически не используется трейдерами. При составлении контрактов они по-прежнему ссылаются на другие ценовые ориентиры.

Основу казахстанского экспорта составляют нефть и газ, но в основном нефть. По данным Всемирного банка, за первые четыре месяца этого года углеводороды составили около 75% от общего объема экспорта. И хотя объем продаж нефти увеличился, доходы добывающих компаний оказались ниже, чем за тот же период прошлого года. На это повлияло снижение цен.

Поиск новых маршрутов по итогу может оказать лишь незначительное влияние на финансы нефтегазовых компаний.

Хотя некоторые СМИ утверждают, что экспорт в обход России «активизировался», на самом деле объемы, перекачивающиеся по альтернативным маршрутам, по-прежнему являются каплей в море.

«Альтернативные маршруты всегда обсуждались в рамках концепции правительства по диверсификации транзитных маршрутов. При этом никаких практических и технических шагов сделано не было. Эти планы не привязывались к реальным капитальным вложениям», − сказала Цхай.

«Трубопроводы сделаны не из резины», − резюмировала Цхай, намекая на то, что пропускную способность альтернативных маршрутов нельзя расширить за одну секунду, без вложения значительных инвестиций и длительного строительства.