7919
27 декабря 2018
Текст: Данияр Молдабеков, Фото: Данияр Мусиров и Ольга Логинова

Страннозанятые

С 2019-го для самозанятых вводится единый совокупный платеж. Платить его, однако, необязательно

Страннозанятые

27 декабря президент подписал закон о введении единого совокупного платежа (ЕСП). В министерстве труда и социальной защиты, разработавшем этот закон, утверждают, что ЕСП позволит самозанятым (люди, которые работают сами на себя и оказывают услуги физическим лицам) и неформально занятым (работают на кого-то, но не оформляют трудовые отношения официально) казахстанцам получить доступ к налоговой, пенсионной и медицинской системам. При этом какие-либо санкции в отношении тех, кто не будет платить ЕСП, применять не собираются. Vласть попыталась выяснить: зачем нужен закон, исполнение которого необязательно?

«Если бы я понимала, куда идут мои деньги в Казахстане, я, может быть, и воспользовалась этой возможностью»

Арине Осиновской двадцать шесть лет, и она обошла пешком половину Евразии. В 2017 году, начав со Скандинавии, она прошла по землям России, Украины, Беларуси, Молдовы, Грузии, Узбекистана и Кыргызстана. Страсть к путешествиям не отпускает ее и дома, в Казахстане, где однажды, во время похода в горы, ее укусил клещ. Этот эпизод заставил ее обратиться в одну из алматинских больниц, где она столкнулась с тем, что врачи отказывались ей помочь, ссылаясь на отсутствие у нее прописки.

«Мне пришлось врать, что у меня есть прописка, потому что иначе они не хотели отправлять меня даже на такую важную процедуру, как прививка от клеща. Поэтому, конечно, здорово, когда у тебя есть гарантия, что ты не умрешь из-за того, что тебе не оказали медицинскую помощь своевременно. В данный момент я не чувствую защищенности», - говорит Осиновская, комментируя закон, который взамен на небольшую плату государству (1 МРП для городов республиканского значения, столицы и городов областного значения и 0,5 МРП для жителей других населенных пунктов – V) обещает ей доступ к системе медицинского страхования.

Арина Осиновская

Помимо страсти к путешествиям, Осиновская, анархистка по политическим взглядам, любит свободу. Она успела поменять не одно место работы; лишь однажды девушка оформилась официально. «Официально я оформила трудовые отношения только один раз. Так я работала год, писала тексты для инстраграма. Компания, которая меня наняла, почему-то сильно захотела меня оформить. Я сказала: ну, давайте, попробуем. Пенсионные отчисления мне шли год. Но штука в том, что я не верю в пенсионные отчисления в Казахстане», - говорит Осиновская, ссылаясь на опыт своей матери, которая, как и другие казахстанские пенсионеры, не имеет возможности забрать все свои накопления разом, а вынуждена получать часть от них лишь ежемесячно.

«Я понимаю пенсионную систему в Европе, где ты можешь забрать все свои сбережения сразу и поехать путешествовать, увидеть мир. А у нас, насколько я знаю, не так. Например, моя мама вышла на пенсию, но она не может забрать всю сумму и жить как европейские пенсионеры. Ей выдают только определенное количество денег», - говорит Осиновская.

Взгляды и опыт Осиновской, повидавшей воочию достижения скандинавского социализма, заставляют ее смотреть на инициативу казахстанского государства со скепсисом. Она говорит, что в целом не видит ничего страшного в налогах как таковых, пусть даже обязательных и высоких, если понятно, на что государство тратит средства, которые получает от людей.

«Когда в первый раз побывала в Норвегии, - рассказывает Осиновская, - я сначала офигела от того, какие высокие налоги они платят. Помню, у одного школьного учителя была зарплата пять тысяч, а он назвал мне бешенную сумму налогов. Кажется, 30%. А потом я лучше узнала страну. У них там довольно любопытная форма правления – социалистическая монархия. Там люди полностью защищены социально и понимают, на что идут их деньги. Если бы я понимала, куда идут мои деньги в Казахстане, я, может быть, и воспользовалась этой возможностью (платить ЕСП – V)».

Народ и Минсоцтруда

Когда мы встретились с Ариной Осиновской, она призналась мне, что о законе и о терминах вроде «самозанятый» и «неформально занятый» впервые услышала от меня. Дальнейшая работа над материалом показала, что ее неосведомленность – не уникальный случай.

Все торговцы и их помощники, с которыми я говорил на знаменитой алматинской ярмарке, что на пересечении улиц Жибек Жолы и Желтоксан, утверждали, что никогда не слышали о ЕСП. Большинство из них, впрочем, зарегистрированы как индивидуальные предприниматели, однако некоторые из опрошенных, поняв суть термина «самозанятый», причислили себя именно к этой категории. Идея платить 1 МРП и получить взамен доступ к социальной и медицинской системам вызвала сдержанный оптимизм, потому что люди недовольны состоянием казахстанской медицины.

- Я думаю, что все равно придется платить [ЕСП], потому что у нас-то пенсии нету. Жизнь же такая – завтра одно, потом другое. А если платишь этот 1 МРП, то лечить будут, да? – рассуждает продавщица, представившаяся Оксаной.

Мужчина за соседним лотком, пожелавший остаться анонимным, подхватывает:

- Вообще, идея неплохая. С медициной что-то надо делать. Вы посмотрите в аптеках какие цены на лекарства!

- Даже в больницу придешь, там 5-6 тысяч все стоит, не меньше, - согласилась еще одна продавщица.

- Я в онкологии лежала, там все должно быть бесплатно, но все равно вдвойне-втройне платишь, - поддержала третья.

Та, которая говорила до нее, добавила, подумав:

- Смотри, если эти вопросы до президента как-то доходят… Мы-то ладно, мы как-нибудь выживем. Пускай лучше пенсионерам дадут бесплатный проезд, лечение. Пускай пенсионерам помогут. Мы-то как-нибудь выживем, мы привыкли. Пенсионерам пускай квартплату уберут, особенно если одна бабушка или один дедушка. Пенсия 50-60 тысяч, за коммуналку платят 30 тысяч. Пенсионеры постоянно здесь ходят, просят немного еды подкинуть.

В этот самый момент, как в средненьком кино, подходит старик, прося помочь.

- Вот, видите, - говорит продавщица, отрезает кусок мяса и протягивает старику.

***

В министерстве труда и социальной защиты, отвечая на запрос Vласти, утверждают, что закон о ЕСП как раз призван помочь пенсионерам – в первую очередь будущим. А еще – самозанятым и неформально занятым, которые в данный момент не имеют доступа к выплатам из государственного фонда социального страхования (ФСС). Сейчас, как пояснили в ведомстве, социальные выплаты из ФСС «осуществляются в случае наступления таких социальных рисков, как: утрата трудоспособности и потеря кормильца, по беременности и родам, усыновлением (удочерением) новорожденного ребенка и по уходу за ребенком до года».

Плательщики ЕСП, участвующие в системе обязательного социального страхования, получат право на получение этих выплат наравне с другими работниками, уверяют в Минсоцтруда.

«Дополнительно из ГФСС на основании предоставленного больничного листа по беременности и родам, женщинам будет назначена единовременная социальная выплата по беременности и родам, на примере 2019 года эта выплата будет составлять – 124 732 тенге, при условии, если уплата ЕСП производилась в течение 12 месяцев. Следует отметить, что уплаченные социальные отчисления в режиме ЕСП за 12 месяцев также на примере 2019 года составят 505 тенге в месяц или 6 060 тенге за год. Кроме того, в период ухода за ребенком ей будут осуществляться ежемесячные социальные выплаты по уходу за ребенком до года в размере 16 160 тенге в месяц или 193 920 тенге за год. Таким образом, при уплате социальных отчислений в сумме 6 060 тенге за год, выплаты из ГФСС, связанные с материнством и детством, составят порядка 320 тысяч тенге. Преимущества участия самостоятельно занятых лиц в режиме ЕСП в системе социального страхования очевидны», - уверены в министерстве.

Что до медицинской и пенсионной систем, то, по заверениям Минтруда и соцзашиты, плательщик ЕСП сможет получить:

- Амбулаторные медицинские услуги (первая помощь, консультации);

- Check-up (одна из составляющих концепции современной превентивной профилактической медицины – V) реабилитация и плановое лечение в стационаре;

- Высокотехнологическую медицинскую помощь и дорогостоящие медуслуги;

- Лабораторные услуги и рецептурные препараты.

Также плательщик ЕСП, как утверждают в министерстве, «сможет участвовать в накопительной пенсионной системе и получить базовую пенсионную выплату в зависимости от стажа участия в системе, обрести трудовой стаж».

«Чем больше периодов (месяцев) человек делал перечислений в рамках ЕСП, тем больше у него будет размер базовой пенсии», - добавили в ведомстве.

Кроме того, в ведомстве подтвердили, что «уплата ЕСП носит добровольный характер, и каких-либо мер воздействия не предусматривается».

«При невозможности уплаты ЕСП (по различным причинам), деятельность плательщика ЕСП приостанавливается. Задолженность для плательщика ЕСП не образуется. Учитывая, что согласно действующему законодательству, периодом исчисления социальных платежей является календарный месяц, установлен минимальный период уплаты ЕСП. Следовательно, по усмотрению плательщика Единый совокупный платеж может быть уплачен на ежемесячной, квартальной, полугодовой и годовой основе», - подчеркнули в Минтруда.

***

Сакен Жусупбеков – самозанятый, который занимается доставкой всякой всячины на велосипеде. Его заработок нестабилен: в первой половине месяца заказов довольно много, но ближе к его концу, когда у людей заканчиваются деньги, их становится меньше. Тяжелее всего зимой. «Зимой очень сложно. Можно выполнить одну-две заявки, но потом, какой бы крутой спортсмен ты ни был, все равно начинаешь замерзать. Нужен хотя бы час, чтобы перевести дух и где-нибудь согреться. Даже сейчас плюс 2 (мы встречались в начале декабря – V), но все равно чувствуется холодок», - говорит Жусупбеков.

Он согласен, что бывают недобросовестные работодатели, он сам сталкивался с такими; но при этом он подчеркивает, что пресловутый 1 МРП, который предлагается платить самозанятым, предпочел бы потратить на что-нибудь другое: «Если у человека маленький доход, то 2500 тенге (1 МРП в 2019 году составит 2525 тенге – V) – это заметная сумма. Можно интернет оплатить, купить продукты, подстричься, в конце концов».

Но куда больше этой суммы, которую он предпочел бы потратить на что-нибудь другое, его смущает государство: он ему не доверяет. «Пенсионные деньги, как я вижу, вкладывают неудачно. В какой-то азербайджаский банк вложили. Смотришь, читаешь, офисы [ЕНПФ] снимает, а прибыли не приносит. Много новостей не очень хороших. Хотелось бы доверять этой системе… Знаете, было бы хорошо, если бы эти деньги направлялись для социально незащищенных слоев населения – для одиноких стариков, инвалидов, матерям-одиночкам», - говорит Жусупбеков.

Сакен Жусупбеков

Арина Осиновская тоже не верит государству, особенно в той части, где оно обещает не делать ЕСП обязательным. «Мне кажется, что тут какая-то тонкая комбинация, - говорит Осиновская. - Сейчас они говорят, что это (ЕСП – V) необязательно, но через некоторое время, думаю, станет обязательным. Я уверена. Они хотят охватить всю часть населения, особенно ту, которая активно уклоняется. Типа нашего поколения, которое понимает, что сегодня зарабатывать можно в том же интернете, да и вообще разными путями, обходя бюрократию. Но если все это сделать резко, естественно, будет противодействие. Сначала надо показать плюшки, как все классно, у вас будет медицина, будет пенсия, не хотите – не платите. Но пройдет время и все станет обязательным… Если честно, я не знаю людей моего поколения и поколения младше, рожденных в начале двухтысячных, которые бы доверяли государству».

Недоверие к государству свойственно не только людям поколения Осиновской. Общественный деятель и экономист Петр Своик, имевший опыт государственной службы, комментируя вопрос ЕСП, говорит практически то же самое, что и она: «На первом этапе они собираются привлечь некоторую часть самозанятых к этим платежам, а на втором этапе будет повышен сам платеж до, как говорится, самоокупаемости».

«Главная задача – перенести солидарную ответственность государства в индивидуальный формат»

Судя по всему, закон о ЕСП, помимо прочего, является частью общей государственной политики, которая направлена на либерализацию экономики или, как назвал это Своик, «индивидуализацию отношений».

«Если завоеванием социализма в свое время было бесплатное здравоохранение и пенсия по старости для всех (что, кстати, западные общества затем переняли), то теперь главная задача – перенести солидарную ответственность государства в индивидуальный формат. Слово «индивидуальный» здесь ключевое. И в накопительной пенсионной системе, и в системе медстрахования, и в индивидуальном платеже самое главное – это индивидуализация отношений. То есть государство теперь не скопом отвечает за всех будущих пенсионеров, за всех больных и работников, а только за тех, кто состоит с этим государством в платежных отношениях. В этом случае идеология индивидуализации важнее технических и экономических подробностей этого законопроекта. Цель – убрать солидарную ответственность государства за здравоохранение, пенсионное обеспечение. Точно такая же индивидуализация идет в области образования», - говорит Своик.

Петр Своик (фото со страницы Своика в Facebook)

Олжас Худайбергенов, старший партнер Центра стратегических инициатив, согласен, что закон о ЕСП носит скорее рыночный характер, но, по его мнению, таков запрос общества. «Здесь вопрос выбора общества. Пока оно выбрало модель рыночных отношений и частной собственности, поэтому в рамках этой модели произошел переход от солидарной модели к накопительной. У накопительной модели есть минусы, и страны обычно решают минусы за счет встраивания компонентов из солидарной модели. И получают оптимальные комбинации», - считает Худайбергенов.

Скептицизм самозанятых, по мнению экономиста, следует связывать с недоверием к государству. «Думаю, в них пока больше говорит недоверие к государству. А сам размер платежа в 1 МРП является маленьким. Если даже считать, что зарплата человека 50 тыс тенге, то он уплатил бы около 15 тыс тенге. А здесь всего 2,5 тыс тенге. (Цифры примерные)», - прокомментировал Худайбергенов.

Кроме того, он не считает, что за этим законом стоит какой-либо тайный смысл: государство, по мнению экономиста, просто хочет снизить налоговую нагрузку на граждан. «Дело в том, - говорит Худайбергенов, - что непонятно, какая часть неформально занятых действительно является таковыми, а какая часть является безработными. При этом среди неформально занятых есть те, кто в принципе не хочет выходить в свет, есть те, которые готовы, но считают сложной систему регистрации трудовых отношений, сам расчет налогов, составление отчетности и механизм уплаты налогов. Также они не готовы платить текущий уровень налоговой нагрузки. Именно для них и создается ЕСП. Этот инструмент заменяет собой все налоги по зарплате, минимум в 5-7 раз сокращает налоговую нагрузку, и резко упрощает способ уплаты (через СМС)».

Олжас Худайбергенов

Руководитель аналитического отдела FXPrimus Арман Бейсембаев не понимает, зачем государство решило усложнить ситуацию с самозанятыми; по его мнению, достаточно и такой юридической формы как «индивидуальный предприниматель», а ЕСП, вопреки заверениям властей, не облегчит, а еще сильнее усложнит налоговую систему.

«Мне совершенно непонятно, зачем усложнять ситуацию с самозанятыми, когда у нас и так существует юридическая форма ИП. Разве форма ИП не была в свое время предназначена именно для учета людей, занятых самостоятельной деятельностью и обеспечивающих свой собственный заработок? Возможно, было бы более правильным предельно упростить регистрацию и работу ИП, свести к минимуму различную отчетность и проверки, установить прозрачную налоговую систему с низкими ставками, отменить уплату налогов ИП до определенного уровня оборота, поощрять различными способами создание юридического лица в виде ИП, и, таким образом, эволюционным путем мотивировать людей к работе через легальные юридические каналы. Это намного эффективнее и проще, чем тратить свои силы на поиск и выявление самозанятых с целью снять с них налоги» - говорит Бейсембаев.

Цель «снять налоги», возможно, связана с тем, что государство больше не может пополнять бюджет за счет продажи сырья.

«Для сбалансированного бюджета, построенного на нефтяной ренте, и исполнения государством своих социальных обязательств, необходим определенный уровень цен на нефть. При этом обязательства эти в нашем случае постоянно растут: растут цены из-за инфляции, вслед за ними должны расти и зарплаты бюджетников, пенсионеров, льготы, пособия, субсидии. Если цена на нефть при этом растет, то у государства нет проблем с исполнением своих обязательств, а излишки денег можно отложить «в кубышку на черный день» или пустить на строительство, модернизацию и создание производства или инфраструктуры. Проблема возникает тогда, когда цена на нефть не растет, а падает, и еще хуже, когда они находятся на низком уровне достаточно долгое время. Растет дефицит бюджета, государство вынуждено брать в долг для его покрытия, повышать налоги, либо сокращать свою социальную нагрузку, что является крайне непопулярными мерами у населения», - считает финансовый аналитик.

Арман Бейсембаев (фото со страницы Бейсембаева в Facebook)

Что может помешать надлежащей реализации этого закона?

Пока министерство труда и социальной защиты готовило закон, было не вполне понятно, каким образом будут покрываться расходы на медицинские и другие обещанные услуги, если взнос ЕСП составляет всего 1 МРП в месяц (для сельчан – 0,5 МРП – V). Также не вполне было понятно, каким будет качество услуг, если, опять же, взносы самозанятых совсем невелики. «Расходы фондов превышают те объемы поступлений, которые будут приходить. Если говорить о ФСМС, то отчисления меньше даже минимально установленного уровня от одной минимальной заработной платы. Мы сокращаем ставку отчислений в более чем в два раза, при этом весь пакет социальных выплат из ФСМС будет рассчитываться с базы одной минимальной заработной платы», - говорила по этому поводу министр труда и социальной защиты Мадина Абылкасымова.

На вопрос о качестве услуг для плательщиков ЕСП в ведомстве дали довольно абстрактный ответ: «Целью введения ЕСП является формализация деятельности и обеспечение участия самостоятельно занятого населения в системах социального обеспечения. Таким образом, каких-либо разграничений в качестве услуг для плательщиков ЕСП и граждан, участвующих в системах социального обеспечения – социального и медицинского страхования, пенсионного обеспечения не рассматривается».

Что до расходов фондов, то, как пояснили в Минтруда, «доля условного дефицита в общих расходах Фонда обязательного медицинского страхования за счет поступлений взносов и отчислений с введением ЕСП составит от 1,6% до 2%».

Кроме того, судя по ответу ведомства, в устойчивость фондов остается только верить. «Расходы просчитывались и фондами дана официальная позиция о том, что внедрение ЕСП не повлечет нарушения их финансовой устойчивости», - сообщили в ведомстве.

14 ноября этого года в мажилисе состоялось пленарное заседание по поводу законопроекта о ЕСП. В ходе заседания, как писала газета «Время», мажилисмен Фахриддин Каратаев, которого поддержал спикер нижней палаты парламента Нурлан Нигматулин, задался вопросом: как ЕСП будут оплачивать жители сел, которые не имеют доступа к интернету (удобная форма оплаты через интернет-банкинг – один из главных аргументов Минтруда в пользу ЕСП – V) и в которых нет отделений «Казпочты»?

- Когда вы были в последний раз на селе? – цитировала Нигматулина газета «Время» - Где вы видели, чтобы была возможность оплачивать через мобильное приложение мобильных телефонов?

Свою речь спикер мажилиса закончил обращением к вице-министру информации и коммуникаций Дарыну Туякову; он напомнил, что закон вступит в силу с 1 января 2019 года и к этой дате ведомству стоит организовать мобильную почту «там, где нет интернета».

В министерстве информации и коммуникаций (МИК), отвечая на запрос Vласти, согласились, что «имеющаяся на данный момент инфраструктура доступа к сети Интернет в селе не удовлетворяет потребности сельских жителей». В связи с этим, как пояснили в МИК, «в настоящее время начата реализация проекта по обеспечению широкополосным доступом сельских населенных пунктов Республики Казахстан по технологии волоконно-оптических линий связи (ВОЛС)».

Крайняя дата реализации проекта, однако, не 2019-й, а 2021 год.

«В соответствии с планом Проекта ВОЛС к 2021 году высокоскоростным интернетом планируется обеспечить 1249 сельских населенных пунктов (в зоне охвата более 2 млн. человек), при этом доступ к высокоскоростному интернету получат 3 718 государственных органов и бюджетные организаций (1057 объектов здравоохранения, 1342 объектов образования). Построенная инфраструктура создаст условия для развития сетей сотовых операторов. Кроме того, в рамках реализации проекта по реализации мобильной связи 4G с использованием технологий LTE с 2019 по 2021 годы будет обеспечено ШПД к Интернетe 3166 сельских населенных пунктов, включая все центры сельских округов», - говорится в ответе на запрос Vласти за подписью вице-министра Туякова.

Дарын Туяков (фото с Youtube)

Что касается отделений «Казпочты» в селах и качества их услуг, то здесь в МИК проблем не видят. «Также согласно приказу Министра информации и коммуникаций РК от 20 июля 2016 года № 44 в населённых пунктах с численностью 2000 (две тысячи) человек необходимо функционирование отделений почтовой связи. АО «Казпочта» соответствует данным показателям качества доступности услуг и обеспечивает покрытие сети за счет стационарных и передвижных отделении почтовой связи. На первое декабря 2018 год в АО «Казпочта» в сельской местности функционирует 2371 отделении/пунктов почтовой связи», - утверждают в министерстве.

Несмотря на большие планы, всю ответственность в этом вопросе МИК на себя не берет; как пояснил Туяков, «согласно пункту 1 статьи 29 Закона Республики Казахстан «О связи» операторы связи самостоятельно планируют и осуществляют развитие сетей связи».

«Строительство сетей связи в отдаленных сельских населенных пунктах с низкой плотностью населения для операторов связи, осуществляющих свою деятельность в рыночных условиях, является экономически неэффективным», - говорится в ответе Туякова.

Минтруда в разное время давало разные оценки количества самозанятых и неформально занятых казахстанцев - от 1,5 до 2 миллионов человек. При этом в министерстве ожидали, что ЕСП охватит до полумиллиона человек. После вступления закона в силу, с 1 января 2019 года, станет понятно, насколько оптимистичными были эти оценки.

Рекомендовано для вас