7728
18 января 2019
Текст: Данияр Молдабеков

Преступление и догадки

Какие подозрения были высказаны в ходе суда по делу об убийстве Дениса Тена и чем на них ответили

Преступление и догадки

25 декабря 2018 года в Специализированном межрайонном суде по уголовным делам города Алматы начался процесс по делу об убийстве фигуриста Дениса Тена. Меньше, чем месяц спустя, 17 января троим обвиняемым вынесли приговор: Арман Кудайбергенов и Нуралы Киясов получили по восемнадцать лет лишения свободы, Жанар Толыбаева – четыре года. Все трое говорили, что жалеют о случившемся и просили прощения. Мать спортсмена ходатайствовала о возвращении дела на доследование, настаивая на заказном характере убийства ее сына. Суд решил иначе.

В день начала процесса по делу об убийстве фигуриста Дениса Тена в коридоре суда мужчина лет пятидесяти, дыша перегаром, пытался объяснить журналистам, что Арман Кудайбергенов не трогал Дениса Тена и убийство ему вменяют зря. Некоторые из представителей СМИ приняли мужчину за родственника подсудимого и попытались договориться с ним об интервью, но тот отрицал связь с обвиняемым. «Я просто наблюдатель», - сказал мужчина. На следующих заседаниях суда он не появлялся. Другие сочувствующие подсудимым, если таковые и были, тоже не показывались. Или вели себя очень тихо.

Сторона потерпевших была куда более активной. С самого начала Оксана Тен и ее адвокат Нурлан Устемиров заявили, что считают гибель олимпийского призера не случайной. На первом же заседании Устемиров ходатайствовал о возвращении дела на доследование. «В ходе ознакомления (с делом – V) мы увидели, что есть противоречия. Они указывают на то, что преступление было заказное», - говорил Устемиров.

Судья Кеншилик Абдельдинов отказался принимать это ходатайство, однако все последующие заседания в значительной степени были посвящены подозрениям потерпевших и ответам на их аргументы в пользу версии о заказном характере убийства Дениса Тена.

Судья Кеншилик Абдельдинов. Фото Ольги Логиновой

Аргументы потерпевшей стороны

Во время судебных прений Оксана Тен сказала, что в материалах уголовного дела имеются доказательства того, что обвиняемым следует вменить убийство по найму. «Остались невыясненными существенные обстоятельства совершения ими этого преступления. Не выяснены действительные мотивы совершения преступления, не принято никаких мер по выявлению причастности к совершению данного преступления других неустановленных лиц.

Это дало возможность неправильно и мягко квалифицировать действия Толыбаевой. Между тем, она подлежит привлечению к ответственности за соучастие в убийстве, а не за недонесение о преступлении. Имитация кражи зеркал с машины моего сына фактически является только прикрытием истинных намерений преступников – убить моего сына по найму», - говорила Оксана Тен.

Она считает, что кража зеркал, из-за которой трое подсудимых оказались на пересечении улиц Курмангазы и Байсеитовой, была лишь прикрытием, «чтобы все увидели это и приняли за реальную версию». Это, по мнению Оксаны Тен, помогло избежать наказания заказчикам.

Кто эти заказчики, женщина не уточнила. Однако в ходе своих выступлений на суде она то и дело указывала на, как она считает, нестыковки в показаниях свидетелей и на другие якобы подозрительные моменты.

Место убийства Дениса Тена. Фото Ольги Логиновой

Например, Оксана Тен считает, что «когда Денис зашёл в ресторан (ресторан «Гедонист», в котором у Дениса Тена была встреча – V), подсудимые, судя по хронометражу действий, которые были представлены нам, поменяли траекторию и поехали в строну ресторана, то есть на пересечение улиц Курмангазы и Байсеитовой».

«До этого момента они (Киясов, Кудайбергенов и Толыбаева – V) ехали в другом направлении в сторону микрорайона «Аксай», с Дзержинского (прежнее название улицы Наурызбай батыра. – V), повернув на Сейфуллина, доехали до улицы Космонавтов (прежнее название улицы Байтурсынова. – V). И вдруг они поворачивают, поднимаются вверх, едут уже до Курмангазы. Смена маршрута доказывает их целенаправленный маршрут по направлению к местонахождению Дениса», - говорила Оксана Тен.

Затем Киясов, Кудайбергенов и Толыбаева оставили машину в двух кварталах от места преступления, до которого они добрались пешком. Прибыв на место, на пересечение улиц Курмангазы и Байсеитовой, они, как считает Оксана Тен, «стали тянуть время». Ссылаясь на показания Кудайбергенова, женщина заметила, что «они прошлись до проспекта Абылай Хана и вернулись назад, сняли левое зеркало, опять стали ждать».

«По показаниям Киясова, он играл ножиком, бросал его в землю, в дерево. Толыбаевой он сказал стоять подальше и если что-то случится уходить, идти к машине. Объяснения подсудимых нелогичные. Их объяснения почему они снимали зеркала с перерывом — это многолюдность, они ждали, когда люди пройдут мимо. На прошлом заседании мы смотрели эти минуты и убедились, что большого потока людей не было: по нижней стороне Курмангазы практически не было людей — 2-3 человека, а по верхней стороне — 6-7 человек прошло за это время, пока они крутились возле машины. Также не было большого потока машин, поток автомобилей длился 79 сек, что было бы достаточным для них, если бы они хотели снять зеркала. Однако по их показаниям интервал между снятием зеркал был в 10-15 минут», - подчеркнула мать Дениса Тена.

Оксана и Денис Тен. Фото с сайта Elentur.com.ua

Она настаивала, что Киясов и Кудайбергенов знали, кого ждали. Вот ее аргумент в пользу этого утверждения: «Кудайбергенов и Киясов пошли к правому зеркалу, но Киясов вдруг резко вернулся назад, и в это время мимо меня прошёл хозяин машины и стал подходить к машине». Это говорит о том, что они знали хозяина и поджидали его».

Затем, когда Денис Тен подошел к машине, Кудайбергенов отдал ему снятые ранее зеркала, и между ними завязалась перепалка. «Какой вор, отдавая то, что он хотел своровать, вступает в словесную перепалку? Об этом тоже стоит задуматься», - комментировала этот эпизод Оксана Тен.

Кроме того, по ее словам, Кудайбергенову, столкнувшемуся с Денисом во время кражи зеркал, было бы логичнее убежать в сторону улицы Абылай хана, но он, по словам Оксаны Тен, «целенаправленно побежал к спортплощадке, где за деревьями прятался тот, кто нанес профессиональный удар».

«Это место прекрасно просматривается из окон ресторана «Гедонист». По хронометражу и записям видеокамеры видно, что в момент совершения преступления Амрин и Хайруллаев (учредитель и директор ресторана «Гедонист» - V) смотрели в сторону окна и могли все видеть. Денис его догонял (Кудайбергенова – V) и по дороге бил. Кудайбергенов успел снять ремень и размахивался. У спортивной площадки они стали драться, хотя Кудайбергенов мог дальше убегать. Но он остановился и стал ругаться с Денисом. В это время сзади подбежал Киясов и нанес смертельные раны, хотя в этом не было никакой необходимости. Можно было остановить Дениса. Киясов, хотя стоял сбоку, целился только в бедренную артерию. Удар был смертельным по заключению экспертов», - сказала она.

С ее слов, «по показаниям Толыбаевой, когда она увидела их втроем (Тена, Кудайбергенова и Киясова – V), она испугалась и ушла». «Значит, она знала, что должно произойти. В итоге она дошла до машины, а затем зачем-то вернулась и пришла назад к машине», - заявила Оксана Тен, добавив, что «после случившегося Кудайбергенов, скрываясь, звонил настойчиво свидетелю Садуову (якобы скупал у Кудайбергенова зеркала – V) и требовал $5 тысяч»

«За что он эти деньги требовал, он так и не смог пояснить. Как и Садуов», - сказала мать фигуриста. Сторона обвиняемых на это отвечала, что речь шла о пяти тысячах тенге, а не долларов.

Также сторона потерпевших заявляла, что Толыбаевой якобы звонили из Европы и она перезванивала.

Толыбаева отрицала связь с Европой, утверждая, что ей, возможно, звонили из Узбекистана или Кыргызстана. Ее адвокат Амангельды Сариев заявил, что звонки, поступавшие его подзащитной, шли с номера, который используется для рассылки.

Нурлан Устемиров просил судью лишить Толыбаеву свободы на двадцать лет. «Прошу суд назначить ей срок лишения свободы – 20 лет, несмотря на ее беременность. Она руководит парнями, она – мозг. У нее имеется высшее образование. Она знает, что хочет от жизни», - заявил Устемиров.

ФОТО Ольги Логиновой

Помимо этого, Оксана Тен, приводя аргументы в пользу своей версии, как бы между делом говорила о директоре ресторана «Гедонист» Руслане Хайруллаеве, который учился с Денисом в младших классах. С ним фигурист встречался перед тем, как наткнулся на Кудайбергенова и Киясова.

«Директор ресторана – Руслан Хайруллаев, его одноклассник. Денис был крайне удивлен видеть его, и тем более в качестве руководителя заведения. Они не поддерживали связь, просто несколько раз переписывались в соцсетях», - сказала Оксана Тен.

18 июля Хайруллаев, по словам матери фигуриста, заходил на работу к ее сыну и предложил встретиться 19 июля. Она считает, что Денис пообещал зайти в этот день в ресторан к Хайруллаеву. «18 июля он заходил к Денису в гости на работу и предложил встретиться на следующий день — 19 июля (день убийства Тена – V). У Дениса был чёткий план на день, и он не собирался обедать в «Гедонисте», но пообещал Руслану заехать на 40 минут и выпить кофе. После его согласия в 13:48, по показаниям самих подсудимых, они вышли из дома в 14:00. Я думаю, это не было случайным совпадением», - утверждает женщина.

Упоминание Хайруллаева часть журналистов, присутствовавших на суде, восприняла как подозрения в его адрес. Хайруллаев ответил на это: «Как я мог ему что-нибудь плохое желать, когда видел его во второй-третий раз? Он был добрый и искренний человек. Как я могу зло желать такому человеку?»

Также Оксана Тен посчитала необходимым обратить внимание на то, что арендодатель помещения ресторана «Гедонист» Газиз Уалиханов прилетел рано утром в день убийства из Ниццы «специально для того, чтобы якобы установить кондиционер в ресторане».

«По опросу других арендаторов, Уалиханов никогда не беспокоился об улучшении условий для арендаторов. И по такой причине никогда бы не прилетел, преодолев полмира. Из личного разговора с ним он сообщил, что арендаторы сообщили 16-го и 17-го числа ему о проблеме. 18-го ночью он вылетел. Эта дата удивительным образом совпадает. Хайруллаев пришел к Денису и получил предварительное согласие на 19-е (о встрече – V). Подсудимые сняли квартиру в центре города 18-го ночью. Покупают ночью нож. С 18-го на 19-е вылетает из Франции Уалиханов», - отмечала Оксана Тен.

Руслан Хайруллаев, говоря о встрече с Денисом Теном, вспоминал: «В тот день, 19 июля (день убийства Дениса Тена – V), я за 20 минут до встречи написал Денису: "Как дела?" Он мне ответил: "Ты в "Гедонисте"? Я могу через 15 минут заехать ненадолго, потому что у меня три встречи". Я поваров попросил приготовить что-нибудь: мясо и на закуску. Мы хорошо посидели, посмеялись, за столом сидели Мадина Аманова, маркетолог, мой друг и партнер. Есть видеозапись, все это видно. Позже, за три-четыре минуты до ухода Дениса, по работе приехал Уалиханов Газиз, он присоединился. Мы попрощались с Денисом, он сказал хорошие слова. Он добавил, что ему надо ехать, я не имел права его задерживать».

По словам Уалиханова, он не знал, что встретит Тена 19 июля. «Я не знал о том, что придет на встречу Денис Тен. Не говорили мне. Он сидел за столом, когда я пришел, чтобы обсудить систему кондиционирования. Я сел на пустой стул, сразу начал спрашивать, в чем дело. Мадина Аманова сидела в телефоне. Через несколько минут Денис встал, сказал, что надо по делам, и ушел», - сказал Уалиханов.

Также Оксана Тен упоминала Анель Ибраеву – свидетельницу, которая пыталась помочь, когда увидела раненого Дениса. «Увидела случившееся, стала руководить оказанием первой помощи, взяла окровавленный телефон Дениса и стала всех обзванивать. В том числе позвонила мне. Выслала фото бездаханого Дениса его знакомой. Все эти поступки не вяжутся с поведением рядовой женщины», - сказала Оксана Тен.

По информации сайта NewTimes.kz Ибраева, вспоминая 19 июля, рассказала следующее: «Я подошла и помогала завязать его ногу. Затем взяла его телефон, он лежал весь в крови рядом. Сначала хотела позвонить родителям, но не смогла дозвониться. Я звонила по всем последним номерам, с кем разговаривал Денис».

Другой свидетель, ставший объектом подозрений Оксаны Тен, это Олжас Кусаинов, «с которым Анель Ибраева сидела в машине».

«Олжас Кусаинов, с которым Анель Ибраева сидела в машине и который был здесь на допросе, сказал, что он находился 40 минут в машине. Допускаю, что он перепутал один час 20 на 40 минут, всё может быть, но следующий его путь вызывает большое сомнение: сказав Анель, что он спешит по делам, высадив её из машины, сам идёт к Bank RBK и пытается снять деньги с карты Kaspi Gold, но не транзакция не прошла и он идёт на угол улиц Назарбаева-Шевченко к банкомату «Цеснабанка» и снимает деньги. На вопрос — какую сумму снял, он ответил «маленькую сумму, 2-5 тысячи тенге». Для чего нужны были эти деньги? Он отвечает: «для личного пользования». Всё понятно, такое возможно. Но стоит ли проделать такой большой путь, чтобы снять 2-5 тысячи тенге?», - говорила Оксана Тен, добавляя, что, «сняв деньги из банкомата, он поднимется по улице Назарбаева и идёт в магазин на Курмангазы-Тулебаева, объяснив, что хотел купить сэндвич и напиток».

«После этого он возвращается к своей машине. Возникает вопрос: для чего ему нужно было делать такой большой путь? Ведь человек сидел возле кафе, он в этом кафе купил кофе и они сидели полтора часа в машине с Ибраевой Анель, которая не побоялась взять в руки окровавленный телефон и каким-то образом отправляла смс-ки и звонила всему окружению Дениса. Кстати, после того, как Кусаинов Олжас купил на Курмангазы-Тулебаева сэндвич, он вернулся к своей машине. Вопрос: для чего он проделал такой большой путь, ведь возле него находилось множество недорогих кафе. На Курмангазы-Назарбаева был магазин-бургерная, где можно было купить прекрасные свежие сэндвичи, но его путь удивительно совпадает с полным движением преступников и, возможно, Ибраева когда возвращалась, могла встретить Кусаинова, это опять же предположения…», - говорила мать Дениса Тена.

Обвинения в адрес полицейских

Смерть Дениса Тена спровоцировала волну недовольства по всей стране – не только самим фактом гибели народного любимца, но и действиями полиции, которая, по мнению общественности, тоже несет часть вины за случившееся, потому что убийство было совершенно днем и в центре города.

На суде, однако, претензии к правоохранителям носили не политический характер; сторона потерпевших обвиняла одних полицейских в халатности, других – в том, что они якобы прикрывали Кудайбергенова и Киясова.

Что до первого случая, то адвокат Оксаны Тен Нурлан Устемиров подал ходатайство о вынесении частного постановления о привлечении к уголовной ответственности старшего лейтенанта - дознавателя Алматинского РУВД Астаны Фариды Разбековой за проявленную халатность. Напомним, летом 2018 года житель Астаны Сапар Шамшиев в интервью газете «Время» сообщил о том, что Арман Кудайбергенов снял зеркала с его машины за неделю до убийства Дениса Тена. Тогда Кудайбергенова отпустили из Алматинского РУВД под подписку о невыезде.

Комментируя упреки в свой адрес, Разбекова сказала: «Арман Кудайбергенов был доставлен ко мне в качестве подозреваемого в краже зеркал. В 8.30 я заступила на службу, я работала дознавателем в Алматинском РОВД. При выемке у него обнаружили пакет с двумя зеркалами, отвертку и разводной ключ. Он полностью признал свою вину. Его освободили в присутствии следователя, потому что было совершено преступление средней тяжести, предыдущая судимость была погашена».

Во втором случае обвинения касались инспекторов по делам несовершеннолетних – Азамата Нурпеисова и Адильбека Мусаева, которые патрулировали район, в котором случилась трагедия. «Я считаю, что эти полицейские могли находиться там неслучайно, доказав это тем, что стояли на дороге, не двигались, отправляли коллег в другую сторону, возможно, они играли роль прикрытия. Их показания не совпадают друг с другом: Нурпеисов рассказывает, что его напарник забрал его с Сайрана и они должны были ехать на построение на Центральный стадион в 16:00, но захотели съесть сэндвич и таким образом оказались на Курмангазы-Байсеитовой. Согласитесь, это не совсем по пути с Сайрана до Центрального стадиона попасть на Курмангазы-Байсеитовой», - говорила о них Оксана Тен.

Как сообщал ряд СМИ, 7 августа управление собственной безопасности Департамента внутренних дел зарегистрировало досудебное расследование в отношении инспекторов. «Я написала против них заявление. Однако оно ушло в Антикоррупционный комитет, где я прохожу как свидетель и не могу выдвинуть им свои претензии как потерпевшая сторона. Помимо этого, они оба продолжают работать и не отстранены. Я намерена подать против них новое заявление», - сообщила Оксана Тен во время прений.

Инспектор Нурпеисов, давая показания в суде, говорил, что попросил вызвать Тену скорую других свидетелей, а сам погнался за подозреваемыми.

ФОТО Жанары Каримовой

Последнее слово подсудимых

Все трое обвиняемых отрицали умысел, но признали, что шли на кражу. Киясов утверждал, что ему нужны были деньги на лекарства для его девушки, некой Манзоры. «18 июля ориентировочно в 17:00 я вернулся домой. Дома были Жанар, брат с супругой и Арман. Ближе к 18:00 Жанар ушла в баню. Оставшись наедине с Арманом, я попросил у него денег. Мне нужны были деньги на лекарства Манзоре, на оплату коммунальных услуг. Но у Армана не было денег», — говорил Киясов.

В ночь с 18 на 19 июля они поехали в магазин, где Кудайбергенов купил нож. 19 июля днем они, по словам Киясова, вышли из съемной квартиры и поехали в город. Киясов плохо знает Алматы и дорогу ему показывал Кудайбергенов. Когда они приехали, Кудайбергенов предложил Киясову остаться в машине, но тот решил идти вместе с другом. Когда они столкнулись с Денисом, Кудайбергенов отдал ему зеркала, а потом между ними завязалась словесная перепалка. Кудайбергенов начал убегать в сторону спортивной площадки, где его настиг Тен. У них завязалась драка, Тен одолевал Кудайбергенов и повалил около сетки.

«Я подбежал к ним сзади и дернул Дениса за руку. В руках у меня был нож, который я взял из сумки, когда подбежал к Арману. Я на тот момент думал запугать его, чтобы он убежал. Но Тен и не думал убегать, не испугался. Я подошел сзади и сам не понял, как воткнул ему нож. Денис Тен остановился, я посмотрел на Армана — он сидел, облокотившись на сетку. Он приподнялся и убежал, я побежал вслед за ним. Нож я выкинул в 20 метрах от места происшествия», - поведал Киясов свою версию событий.

Взяв последнее слово, осужденные просили прощения, а Толыбаева – снисхождения.

«Тена не вернуть, это тяжелый случай. Учтите слезы ребенка, который ждет меня дома, и которого я под сердцем ношу. Больше мне нечего сказать», - сказала девушка.

Следующим говорил Нуралы Киясов.

«Прошу прощения у Оксаны Тен. У меня тоже есть тети и бабушки, я понимаю, каково вам. Мы лишили вас любимого сына, стали причиной его смерти, но мы не хотели его убивать. У нас тоже есть матери и отцы, которым тоже тяжело видеть нас. Они тоже мучаются, что нас, детей, судят. Но вы говорите: это убийство за деньги, но это не так. Мой отец и дедушка не нуждаются в моем заработке, они растят скот. Прошу вас принять справедливое решение. Согласен со своим адвокатом, не хочу, чтобы моих родителях очерняли. О них говорят с самого начала суда, что они нас не воспитали, что мы пошли по плохому пути. Я хочу исправить свои ошибки сам. Прошу простить», - сказал Киясов.

Приговор суда пока не вступил в законную силу. У осужденных и стороны потерпевших есть время на апелляцию.

Рекомендовано для вас