4358
13 февраля 2019
Жаслан Нурбаев, исследователь, доцент кафедры регионоведения ЕНУ им. Л.Н. Гумилёва, фотографии Жанары Каримовой

Оставить нельзя закрыть. Есть ли будущее у малокомплектных школ?

Взятый в 2018 году курс на урбанизацию может привести к исчезновению малокомплектных школ

Оставить нельзя закрыть. Есть ли будущее у малокомплектных школ?

Политика территориального развития в сторону урбанизации была провозглашена в Казахстане еще в 2006 году. Однако ее началом можно считать 2018 год, когда был принят Стратегический план развития Республики Казахстан до 2025 года.

Нурсултан Назарбаев в своем последнем Послании народу Казахстана выдвинул тезис о том, что «... необходимо постепенно переходить от модели «инфраструктура к людям» к модели «люди к инфраструктуре». Это означает, что сельские населенные пункты будут укрупняться, а количество сел - сокращаться. Это самым непосредственным образом скажется на судьбе сельских школ, а значит, неминуемо приведет и к сокращению числа малокомплектных школ (МКШ).

Однако сейчас процесс урбанизации проходит по сценарию третьих стран, который может привести к возникновению районов, наподобие бразильских фавел.

А это, в свою очередь, может создать эффект образования вокруг городов так называемого «пояса шахида». Во избежание таких рисков, урбанизационный процесс должен сопровождаться превентивными мерами - созданием рабочих мест, обеспечением жильем, выделением земельных участков и т.д. Игнорирование таких мер и рисков может привести к ложной урбанизации.

Вернемся к вопросу развития сельских территорий. Новая региональная политика ориентирована на развитие центров экономического роста. К ним, помимо городов, относятся опорные села (314 из 6 660) и приграничные территории. Финансирование будет выделяться только на перспективные села. Потенциал сельских поселений и аулов исполнительные власти определяют при помощи мониторинга социально-экономического развития. Так, в Костанайской области по итогам анализа в 2017 году из 584 поселков за год упразднено 36 с численностью населения менее 50 человек.

Динамику сельского и городского населения можно проследить в следующей диаграмме:


Источник: http://stat.gov.kz

На конец 2017 года доля сельского населения в РК составляла 42,6%, городского - 57,4%. Прирост численности населения в сельской местности составил 0,8% (до 7,73 млн человек), в городах - 1,7% (до 10,43 млн человек). То есть население городов растет в два раза быстрее, чем в селах.

Закроете школу, закроют и село

Сегодня уменьшение числа сельских жителей и сельских школ очевидно. Это взаимообусловленный процесс. Поэтому необходимо рассмотреть развитие МКШ в динамике.

Источник: «Статистика системы образования Республики Казахстан»

Национальный сборник. Астана, 2018. – С.202

Графики показывают, что процесс сокращения МКШ намного динамичнее процесса сокращения числа сел. Это говорит об одном - исчезновение сел неизбежно, если закрывается школа. Известно, что школа является порой единственным местом учебно-оздоровительного и культурно-бытового досуга для сельских жителей. Благодаря школам сельские населенные пункты сохранились в трудные 90-е годы прошлого века. В общем, село закрыть не сложно - нужно только закрыть школу. И эта тенденция будет только нарастать по принципу домино.

Какое же будущее у сельских школ?

Некоторые чиновники и исследователи предлагают несколько альтернативных вариантов решения проблемы с сельскими учащимися.

1. Подвоз обучающихся в школы. Подвоз учащихся из сел, где нет школ или действуют начальные и основные школы есть и сегодня. В 2017 году организован школьный подвоз 22 819 учащихся. Предоставлены места в пришкольных интернатах для 3 244 детей. Но нуждающихся в подвозе школьников намного больше. К ним относятся те, кто живет в интернатах, у родственников, либо вынуждены добираться самостоятельно. С процессом оптимизации сельских населенных пунктов необходимость в подвозе будет возрастать. Однако, во-первых, это дорогое мероприятие. Во-вторых, нуждающихся в подвозе детей будет больше и больше. Местным властям обеспечить их всех транспортом будет невозможно. В третьих, подвоз обучающихся наталкивается на трудности, которые часто нарушают учебный процесс. К ним относятся климатические и географические особенности нашей страны, а также качество дорог. В четвертых, качество образования страдает, потому что внеклассная деятельность для этих детей становится недоступной.

2. Строительство интернатов. В Казахстане в 2017 году действовало 561 интернатных организаций образования. Из них 248 интернатов при общеобразовательных школах. Учитывая то, что в стране на 2017-2018 учебный год было 7047 школ, из которых 2944 МКШ, то потребуется построить очень много интернатов.

Конечно, этот опыт не нов. В советское время интернаты помогли решить проблему ликбеза. На сегодня лучшая практика - это НИШ и КТЛ (с 2016 года «Казахско-турецкие лицеи» переименованы в «Білім инновациялық лицей»). Однако, то финансирование, которое выделяется для них, для обычных региональных школ-интернатов просто фантастика. В информационную эру, мы все, к сожалению, являемся свидетелями фактов насилия в школах. Родители просто не хотят отдавать своих детей в интернаты. Здесь встают проблемы свободы выбора и права доступа к образованию. Может возникнуть риск увеличения числа детей, не получивших обязательное среднее образование.

3. Ускоренная урбанизация и сосредоточение всех школ-интернатов в городах. Некоторые эксперты считают, что Казахстану нужно использовать опыт Португалии. В период между 2005 и 2008 годами в этой стране было закрыто около 2500 школ, в основном МКШ. Вместо них были построены школьные кластеры с бесплатной транспортировкой для детей из изолированных районов. Это позволило Португалии выйти в 2015 году на уровень выше средних значений ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития).

С таким же масштабом предлагается «реорганизовать» и отечественные сельские школы. Но стоит отметить, что Португалия многим отличается от нас. Как географическими, природно-климатическими, так и инфраструктурными, социально-экономическими характеристиками. Кроме того, качества обучения португальцы добились, прежде всего, повышением уровня квалификации педагогов. А «эффект масштаба» в образовании наоборот, может оказывать негативное воздействие. Успеваемость обучающихся выше в небольших группах. В США, например, чтобы справиться с волной подростковой агрессии, развернута программа реконструкции больших школ в маленькие. Упор нужно делать на подготовку педсостава, на привлекательность педагогической профессии, на увеличение зарплаты и т.д. И тогда учитель пойдёт и в село, и в интернат, и в МКШ.

Надежный опыт или опыт и надежды…

Закрытие сельских школ нарушает право сельского ребенка на образование. Как не лишать детей их конституционных прав? Предлагаем обратиться к опыту стран, которые в процессе реформирования школы столкнулись с тем же комплексом проблем, что и мы сегодня.

Такие страны, как США и Финляндия, пытаются сохранить каждую, даже самую маленькую школу. Школ-интернатов в этих странах нет. В США существуют так называемые однокомнатные школы. Здесь один учитель занимается с детьми разных возрастов и часто преподает несколько предметов. Каждый ребенок учится по индивидуальной программе. Главное отличие подобных школ - заработная плата сельских педагогов в два раза больше городских коллег.

Выделим важные особенности финского общего образования. К ним относятся: культура школьной самооценки (анализ и оценка процессов внутришкольной системы для определения вектора её дальнейшего развития), практико-ориентированное образование, система индивидуальной помощи учащимся и численность классов. Финские учителя работают с малыми группами. Если в городских школах количество учеников в классе превышает 20, то учителю помогает ассистент.

В школах Австралии и Швеции используют кластерный механизм: крупные школы служат в качестве хаба, а МКШ являются «поставщиками» или «спутниками». Учащиеся МКШ обеспечиваются транспортом до больших школ по определенному графику. Совместное использование объектов позволяет учащимся МКШ обучаться по более широкой программе.

В ряде стран, таких как Канада и Австралия, в сельской местности широко используется дистанционное обучение. Учащиеся МКШ могут посещать веб-уроки, функция учителя при этом состоит в организации процесса и поддержке учащихся.

Конечно, в одной статье невозможно описать все достижения и преимущества школьной системы развитых стран. Однако этот краткий обзор может дать пищу для размышления и некоторые рекомендации. Помимо базовых условий, увеличения финансирования, укрепления материальной базы и упор на подготовку и переподготовку учителей, можно использовать кластерный подход. Данный метод поможет преодолеть изолированность школ благодаря развитию сотрудничества между соседними школами. Похожий принцип уже реализуется в школах Казахстана на основе ресурсных и магнитных школ. Однако, соцопросы выявили, что деятельность в таких школах является дополнительной для учителей и не оплачивается. Соответственно, нет заинтересованности в результатах.

Большие надежды дают Государственная программа «Цифровой Казахстан» и совместный проект Всемирного банка и МОН РК «Модернизация среднего образования». В рамках обоих проектов есть компоненты, направленные на оснащение сельских школ широкополосным интернетом и мультимедийным оборудованием. Данные проекты помогут ввести дистанционное обучение и расширить использование новых технологий для повышения качества обучения.

Резюмируя, хотелось бы отметить, что 2019 год объявлен годом молодежи. В сельской местности проживает много талантливых и креативных молодых людей. Им необходимы особые условия и поддержка. Поэтому сохранение МКШ и целенаправленная работа над качеством образования в сельских школах поможет не только воспитать конкурентоспособное молодое поколение, но может стать одной из важных «точек роста» для развития самого села.

Рекомендовано для вас