3711
14 марта 2019
Ольга Логинова, фотографии Данияра Мусирова

«Воздух, который мы заслужили»

Уровень загрязнения в девяти городах Казахстана оценивается как высокий и очень высокий

«Воздух, который мы заслужили»

Эксперты, экологи, представители бизнес-сектора и гражданские активисты совместно с Vластью обсудили, что государство, бизнес и люди могут сделать для улучшения ситуации с воздухом в городах страны.

Согласно данным Всемирной Организации Здравоохранения, ежегодно 7 млн человек преждевременно умирают из-за того, что дышат загрязненным воздухом – это сопоставимо с сердечно-сосудистыми, раковыми и легочными заболеваниями – с такой статистики начал беседу модератор встречи и директор центра прикладных исследований TALAP Рахим Ошакбаев.

«В девяти городах Казахстана, включая Астану и Алматы, загрязнение атмосферы считается высоким и очень высоким, и еще в порядка 20 населенных пунктах повышенный уровень загрязнения, это практически все областные центры», – сказал он, и с ним согласились все. Дальше же прозвучали самые разные высказывания о причинах сложившейся ситуации.

«Корень всего – достоверная информация, – обозначил свою точку зрения журналист Вадим Борейко. – Сегодня у нас информация – это вопрос веры. Веры акиму, который говорил раньше, что 11% загрязнения от ТЭЦ-2, 80% от транспорта, а сейчас говорит, 70%. Я заинтересовался, откуда он взял эти цифры: во-первых, он не говорил, чему равны 100%, и источник информации».

Модератор в ответ обозначил неполитический характер дискуссии, однако вскоре обсуждение снова свелось к политическим вопросам: причины отсутствия достоверной информации, как выяснилось в ходе дискуссии, кроются в том, что уже проведенные независимые исследования пылятся на полках и не используются, а новые – не финансируются, в то время как официальные исследования, проводимые по заказу профильных ведомств, делаются по неверной методологии и с использованием не тех показателей.

«Нет ни одного исследования по качеству воздуха в городах Казахстана, которое было бы рецензировано научными экспертами в области качества воздуха. Мы сейчас не можем сказать ни одной цифры. И последний конкурс по науке показал, что ни одного исследования не было профинансировано. И соответственно, в следующие три года мы не увидим никаких цифр. Потому что решение, которое было принято год назад, привело к тому, то сейчас у нас ничего нет и не делается», – объяснила Айымгуль Керимрай, пост-докторант КазНУ имени аль-Фараби и исследователь в области моделирования энергосистем.

Вадим Борейко

По словам Елены Ерзакович, независимого консультанта и руководителя проекта ПРООН-ГЭФ «Устойчивый транспорт города Алматы», исследование по транспорту, проведенное ранее организацией для министерства энергетики, уже три года пылится на полке и не используется. «Экологическая проблема сейчас – одна из главных политических проблем, потому что она касается каждого человека через здоровье», – также считает эксперт.

К разговору присоединился Наиль Нуров, директор ТОО Almaty Mountain Resorts, ответственного за реализацию проекта курорта в урочище Кок-Жайляу.

«Правильно ли я понял из дискуссии, что весь существующий экологический активизм в нашем городе не научен? И правильно ли я понял, что весь экологический активизм напрочь политизирован?», – уточнил он.

Наиль Нуров

«Представление о том, что гражданский активизм – это какие-то недоучки, на самом деле очень поверхностное, – оппонировал Нурову Асет Наурызбаев, CEO Gasa Management и гражданский активист. – Краудсорсинг – это основа всех гражданских движений. Очень квалифицированные люди работают бесплатно. Было бы очень дорого такую экспертную группу собрать, чтобы дать экспертное заключение по всем вашим предложениям, в том числе, по вашей профессиональной деятельности. И как раз-таки ваш кейс показывает, что компетенция акимата гораздо слабее, чем компетенция гражданского общества».

По мнению Наурызбаева, решить проблему нехватки компетенции местных исполнительных органов помогла бы площадка, где власти и гражданское общество могли бы взаимодействовать.

Проблему взаимодействия гражданского сектора и властей также обозначила Жумагуль Тажибекова, член общественного совета, входящая в комиссию по экологии. «Сейчас разрабатываются дорожные карты. В каждой дорожной карте предусматриваются вопросы по улучшению экологии, в части здоровья, в части транспорта, и, конечно же, проблема местных органов власти состоит в том, что при разработке вот этих дорожных карт эти документы согласуются только определенными выборными лицами, которые относятся лояльно. И на любую критику они (акимат – V) реагируют очень остро», – объяснила Тажибекова. На вопрос модератора, участвует ли общественный совет в разработке нового экологического кодекса, его член ответила, что им его даже не показали.

Общественный активист Ажар Джандосова поделилась опытом работы в межведомственном совете при акимате, куда, по ее словам, входили и представители всех департаментов, и представители НПО, и гражданские активисты. «В принципе, была начата неплохая работа, были проанализированы все предложения, которые граждане тогда выразили, в том числе через социальные сети, и был комплексный план с конкретными мероприятиями, с ответственными за эти мероприятия», – рассказала она.

Площадка, однако, вскоре прекратила свое существование. «Нам эту площадку нужно обязательно делать, и, наверное, все-таки совместно, с привлечением сотрудников акимата», – резюмировала Джандосова.

Говоря о последствиях экологических проблем, ученая Айымгуль Керимрай также отметила, что согласно исследованию Всемирного банка, Казахстан ежегодно теряет около 1% от ВВП из-за загрязнения воздуха только частицами PM-2,5 и PM-10. «Это все экономические затраты, которые мы сами тоже несем, мы этого не замечаем. У нас снижается продуктивность, мы чаще болеем, мы покупаем медикаменты», – объясняет она.

О том, что мог бы сделать бизнес для улучшения экологической обстановки, рассказала Адалят Абдуманапова, глава программы Международной финансовой корпорации (IFC) по развитию практик экологичности, социальным вопросам и корпоративному управлению.

«Мы должны в корне поменять наше отношение к концепции корпоративной социальной ответственности. Это определение прошлого века, оно очень устарело. КСО воспринимается просто как благотворительность, то есть, это то, что бизнес может сделать, а что может и не сделать. Когда мы говорим про экологию, мы говорим про право каждого гражданина на охрану здоровья. Это право закреплено в Конституции, то есть, это наше неотъемлемое право по признаку рождения. И это то, что бизнес должен по умолчанию соблюдать. Это международный принцип, который красной линией проходит по уже новой концепции, которая заменяет КСО: концепция ESG – environmental, social corporate governance. Это новый принцип, по которому должен работать бизнес, – объяснила она. – В прошлом году первый шаг был сделан казахстанской фондовой биржей. Мы помогли KASE разработать и принять методику раскрытия информации по критериям экологичности, социальным вопросам и корпоративному управлению. И сейчас, опять же, рекомендация для гражданского общества, для людей бизнеса – давайте масштабируем этот эффект. Если мы будем стремиться к тому, чтобы бизнес был более прозрачным, то у нас будет информация, у нас будут инструменты для того, чтобы влиять на бизнес. Методика KASE на самом деле очень ограничена, потому что количество листинговых компаний на KASE чуть больше ста, эффект масштабирования у нас очень низкий. И поэтому рекомендация – давайте возьмем за основу методику, которая была разработана международными экспертами, и постараемся спроецировать ее, может быть, через НПП, а может быть через другие организации».

Адалят Абдуманатова также подчеркнула важность социального инвестирования. «Насколько мы знаем, на данный момент в банковских организациях нет этого подхода. Если мы посмотрим на проект инвестирования в банке, мы не анализируем, к сожалению, риски, связанные с экологией и с социальными вопросами», – отметила она.

Еще один подход, который по словам Адалят Абдуманаповой, пока не используется в Казахстане, но распространен на западе – это Naming and Shaming – отказ потребителей от использования продуктов компаний, которые вносят наибольший вклад в загрязнение окружающей среды. Как отметили эколог Светлана Спатарь и Елена Ерзакович, в Казахстане пока нет рейтинга компаний, наиболее сильно загрязняющих окружающую среду, однако уже есть методика для сбора этих данных.

Говоря о роли компаний, Гульмира Илеуова из общественного фонда «Стратегия» также обозначила проблему промышленного лобби. «В тех регионах, где экологические проблемы рассматривают как самые важные, очень слабо представлены экологические НПО», – говорит она. В ходе интервью с активистами выяснилось, что в таких городах, как Павлодар, Актобе, Усть-Каменогорск и Атырау нет крупных экологических НПО. «Одна из причин, которые проговорили представители, в том, что никакие инициативы не поддерживаются, наоборот эти проекты замораживают», – объяснила Илеуова.

В Алматы, по ее словам, согласно проведенным опросам, 44% жителей обеспокоены проблемами экологии, однако по дискуссиям в социальных сетях видна разобщенность гражданских активистов: кто-то винит во всем автомобили, а кто-то – энергетику. «И если бы эта политизация со стороны акимата не происходила, мы бы имели все-таки более объективную картину», – заключила эксперт.

Подводя итоги встречи, Анель Молдахметова, специалист в области городского развития и исследований, напомнила о важности человеческого фактора:

«Это готовность идти навстречу друг другу, не важно, кто мы – активисты, бизнесмены, и не важно, какие институты мы сейчас представляем».

По мнению модератора дискуссии, важным лейтмотивом встречи стала прозвучавшая фраза о том, что воздух, который мы имеем, мы заслужили сами. «Он (воздух – V) очень хорошо отражает наше состояние как общества, гражданского общества, наш социальный капитал, нашу компетенцию, нашу договороспособность, и то, что мы не можем договориться, объединиться, взять и сделать какой-то следующей шаг. Это реальная картина того, где мы находимся. Если мы хотим иметь лучший воздух, наверное, в этом отношении разумен призыв: давайте начнем все вместе», – резюмировал Рахим Ошакбаев.

Рекомендовано для вас