Ольга Логинова, фото автора

Цветочницы Алматы: «Два года люди в страшной депрессии»

Представительницы цветочного бизнеса обратились к действующему президенту с просьбой вернуть им возможность работать

Цветочницы Алматы: «Два года люди в страшной депрессии»

В 2017 году около полутора тысяч ларьков было снесено «в рамках развития и модернизации цивилизованной торговли», среди них многие – цветочные. Тогда власти аргументировали это тем, что они стояли незаконно, так как правоустанавливающие документы у них истекли. Цветочницы, в свою очередь, возмутились тем, что документы им продлять отказываются сами власти, а также тем, что спустя какое-то время после сноса на их местах появились другие цветочные магазины. Спустя два года попыток взаимодействия с городским акиматом они решили обратиться напрямую к президенту.

4 июня к половине десятого утра у Алматинского филиала партии Nur Otan собрались женщины. «Ты где сейчас работаешь?» – «Нигде», – переговаривались они, поприветствовав друг друга. Голоса их в начале звучали тихо, но постепенно обсуждение становилось живее, а возгласы – возмущеннее. «Нам говорили: не шумите, молчите. Мы два года молчали – ну куда сейчас?» – восклицает женщина с пачкой документов в руках. «Среди нас есть много людей, которые выращивали свои цветы, через свой магазин продавали, а они нас просто уничтожили, и все!», — говорит Светлана Василенко, одна из многих представителей цветочного бизнеса, чьи киоски были внезапно снесены в 2017 году по решению властей.

Другая цветочница, Эльмира Ушурова, рассказывает, что бизнес перешел к ней по наследству – им еще в 70-е годы начала заниматься её мать. С 90-х годов, по её словам, государство стало выдавать документы. «Начиная с 1996 года начали делать нам официально бумаги в земельном управлении», – рассказывает она. – «Сначала делали на 5 лет аренду, потом с 2012 года – на 3, а потом с 2015 по 2017 – на год. Это мы полгода бегаем, оформляем эти документы, полгода проходит, и мы опять начинаем».

В 2017 году к Эльмире и 80 другим цветочникам города пришли представители акимата и уведомили, что, согласно поручению заместителя акима города Ерлана Аукенова их киоски сносятся. Само поручение на бумаге продавцы цветов не видели.

«Когда мы только начинали бизнес, нам выделяли земли, выдавали акт согласования на регистрацию цветочного киоска и паспорт, а затем – ежеквартально – выписки из дислокации. Когда же разговор зашел о получении договоров об аренде участков под киосками, земельный комитет выдал его всего на три месяца, и сколько мы не пытались продлить договор, не смогли. Некоторые из нас обращались с просьбой заключить договор об аренде на протяжении 14 лет подряд – на руках есть талоны об обращениях с 2003 по 2017 год», – пишут цветочницы в своем коллективном обращении к главе государства.

Документы цветочницам не продлевали, и за якобы «самозахват» земель некоторые получили штрафы. «Управление земельных отношений мне выписало штраф на 100 МРП», – говорит Эльмира. При этом, как заметила Светлана Василенко, на тех же местах через какое-то время появились цветочные магазины других предпринимателей.

«Это кому-то было выгодно – на готовый бизнес поставить других людей», — полагает Светлана.

«Существует еще много магазинов по городу. Их видоизменили просто и всё, – продолжает Василенко. – Два года люди в такой страшной депрессии были, потому что всё, что годами нарабатывалось, всё ушло».

Сносы в 2017 году. Фото Зарины Ахматовой

По словам Эльмиры Ушуровой, цветочниц просили переместиться на частную территорию, тогда землю они взяли в аренду и благоустроили за свои средства. Однако потом на хозяев земли стали давить, требуя снести киоски, так как они якобы не соответствуют целевому назначению этих земель. По словам другой цветочницы, Чинары Лазгиевой, сотрудники акимата пришли без предупреждения и стали выбрасывать из киоска горшки с цветами перед сносом. Она также рассказала, что до этого сотрудники акимата часто приходили и по другому поводу.

«Акимат приходит, у нас цветы берет абсолютно бесплатно. Почему молчите, есть же такое? – обратилась Лазгиева к другим цветочницам. – Особенно на восьмое марта. Голландская роза метровая, самая дорогая, не по две, не по три, не по пять (штук – V), а по двадцать одной с каждого цветочного магазина они приходят, (берут – V) бесплатно. Как будто мы им обязаны».

Они говорили: «Давайте цветы». – «А деньги?» – «Вы же здесь стоите, мы вас не трогаем». Они это так объясняли. Не только акимат, но и полиция так приходит.

Чинара Лазгиева не работает с 2017 года, как и многие другие алматинские цветоницы. По словам Эльмиры Ушуровой, на бирже труда бывшие хозяйки цветочных киосков не могут встать на учет как безработные, так как этот статус они получат только через три года после закрытия своих ИП. Светлана Василенко добавляет, что работниц предпенсионного возраста, как правило, не нанимают, когда они пытаются устроиться в других сферах. Два года цветочницы пытались добиться от властей какого-либо ответа, пытались пойти на компромисс. Одним из аргументов за снос киосков было то, что они не соответствуют облику города, портят его. В ответ женщины попросили акимат предоставить эскизы киосков, которые бы вписывались в городскую архитектуру, однако так и не получили их. Тогда предпринимательницы разработали собственные эскизы для новых киосков, но их власти также не утвердили. В 2017 году районный акимат вроде бы и пошел им на встречу, предложив разместиться на землях СПК – социально-предпринимательской корпорации. Предложенные участки в большинстве своем распологались во дворах, у мусорных баков, и к тому же далеко от проезжих и прогулочных зон. Цветочницы смирились с таким выбором территории для торговли, но в итоге свое обещание местные власти не сдержали.

«Мы просим рассмотреть возможность выделения нам в аренду (на законных основаниях!) земельных участков в придорожной зоне, где мы могли бы разместить павильоны, которые соответствовали бы внешнему виду города» – пишут женщины в обращении к Касым-Жомарту Токаеву.

В Nur Otan женщин встречают заведующие общественной приемной, которые обещают направить письмо цветочниц в республиканский филиал партии. На вопрос журналистов, есть ли вероятность, что его прочтет конечный адресат, заведующие отвечают утвердительно.

«Мы после выборов можем организовать вам прием, или же на площадке уполномоченного государственного органа, где мы эти вопросы поднимем, – также пообещал собравшимся Станислав Канкуров, первый заместитель председателя алматинского городского филиала партии Nur Otan. – По каждому вопросу будем рассматривать отдельно. И уполномоченный государственный орган мы пригласим, и, как партия, спросим, какие есть причины и какие есть выходы».

По словам Светланы Василенко, со всеми «уполномоченными органами» у цветочниц уже были разговоры, но проблема все же не решалась.

«Мы попросим о том, что у нас есть предприниматели, также члены партии, у которых, возможно есть территории, где они смогут вам предоставить другие, но не как вы говорите, там, не радикальные вещи – возле мусорки и так далее, которые более-менее подходящие для бизнеса, чтобы иметь выручку. Самое основное – это заработать, прокормить свою семью. Эта система достаточно гибкая – не нарушая закон, но, тем не менее, преследуя интересы предпринимателей», – также сказал цветочницам Канкуров, уже в неофициальном порядке, когда основная масса собравшихся вышла из здания филиала партии.

Аким Алмалинского района и председатель районного филиала Nur Otan, Беккали Торгаев спустя какое-то время тоже вышел к женщинам и сказал, что ничего обещать не может, но готов начать диалог.

«Ни в одном переходе ни одной торговой точки нет. Я могу официально ответить: нет нигде торговых точек, вы стояли, у вас незаконно было. Если вы хотите решить – это другой вопрос. Но если вы хотите, чтобы вам эти переходы обратно дали – этого не будет. Поэтому должен быть у нас нормальный консенсус», – сказал он женщинам и пообещал, что с ними свяжутся и пригласят для разговора.

Рекомендовано для вас