9445
25 июня 2019
Текст Данияра Молдабекова, фото и видео Адлета Абиша

Цена большого взрыва

Репортаж из Шымкента и Арыси

Цена большого взрыва

Главные новости последних дней приходят из небольшого городка на юге Казахстана – Арыси. Корреспонденты Vласти съездили в опустевший город и к его эвакуированным жителям.

Поезд должен был прибыть в Шымкент в 6.30, но в это время он стоял на станции Манкент. Спустя полтора часа он так и не тронулся. Из купе начали выходить сонные и насупленные пассажиры. Проводник сказал им, что впереди стоит еще один поезд, когда он двинется - неизвестно, а значит, людям надо выбирать: либо ждать, либо идти к станции и ловить такси до Шымкента.

- Их там много, за десять минут доедете до Шымкента! – сказал проводник и озадаченные пассажиры, похватав сумки, пошли к станции.

К этому моменту в вагоне звучит теория, согласно которой, поезда задерживаются из-за взрыва на складе боеприпасов в городе Арысь, который прогремел 24 июня. К двум-трем путешественникам, решившим ехать до конечной точки на такси, вскоре присоединилось еще несколько человек. Почти все они были обмануты: у станции Манкент дежурил от силы один «бомбила», а добраться до Шымкента удалось не за десять минут, а почти за час – на дребезжащем автобусе, который, казалось, ехал по такой же дребезжащей дороге. Автобус должен был разрушиться на ходу, но чудом этого не произошло.

Ожидание разрушения подчеркивали видео из Арыси, мелькавшие то на одном, то на другом смартфоне: бегущие в панике люди, столпы дыма, огонь.

***

В кафе при базарчике на окраине Шымкента сидел мужчина лет сорока. Он медленно, дергая кадыком, пил воду и тихо стрелял сигареты. Он представился Джанибеком Саидовым. По его словам, 24 июня он работал на складе на территории военной базы, с которой заключил контракт еще в 2008 году, и где-то в районе 9.00, утверждал Саидов, он услышал что-то вроде свиста. Он, его коллеги-рабочие и несколько солдат, поняли, что скоро все будет очень плохо, и побежали прочь из склада. Выбежав, Саидов услышал взрыв, а потом увидел, что дом, в котором жили его жена и дети, горит. Он говорил, что в дом попал снаряд, что он сейчас занят поисками своей семьи, хотя и слабо верит, что они выжили. Искать подобных ему бедолаг Саидов советовал в «Ак мечети».

- Езжайте в «Ак мечеть», все там, - сказал он.

Шымкентское столпотворение

«Ак мечеть» – это центральная мечеть Шымкента, она находится рядом с рынком Бекжан. Примерно в 9.00-9.30 утра 25 июня на дороге перед мечетью остановилась фура. Вскоре возле этой фуры началось столпотворение – не меньше ста человек, крича и причитая, пытались дорваться до вещей, в основном одежды и предметов личной гигиены, которые прямо из фуры раздавали волонтеры.

- Эту помощь организовали частные лица. Власти помогают в некоторых местах, но не здесь, - сказала волонтер Айгерим Айтаканова. Она также добавила, что на территории мечети, во дворе, собралось не меньше тысячи человек.

Людей действительно много. Почти все с детьми. Многие из них были найдены совсем недавно – кто-то 24-го ночью, кто-то утром 25-го. Жительница Арыси Дарига рассказала, что во время эвакуации потеряла внучку, в Шымкенте оказалась одна, но вскоре ребенок нашелся там же, в «Ак мечети».

Дети, несмотря на стресс, пережитый многими из них, резвились. Дети не причитали, а если и причитали, то куда тише, чем взрослые.

Впрочем, им не приходилось заносить себя в списки, при помощи которых, как объясняли взрослые, можно было надеяться на помощь – в том числе в восстановлении жилья, частично или полностью уничтоженного после взрывов в их городке.

Таких случаев немало. Эвакуированный из Арыси Бекболат, мужчина средних лет, рассказал, что на его дом упал снаряд. Больше у Бекболата нет дома.

- Мне только сегодня сообщили об этом. Но я успел забрать детей и эвакуироваться, - сказал Бекболат.

У Зарины тоже больше нет дома. Она рассказывает, что вскоре после взрыва «стояла, смотрела, как летают снаряды».

- Я лично видела снаряд в детском саду. Наш дом разнесло полностью, - сказала Зарина.

Дом Кристины разнесло не полностью, но почти.

- Ничего толком не осталось – даже окон, дверей, - сказала она Vласти. Она также рассказала о том, что, возможно, погиб ее коллега – повар одного из кафе Арыси.

- Я во время взрыва была в Арыси, на работе. Пострадал дедушка-узбек, который повар. Он был в отсеке, в который прилетел снаряд. Он не мог не пострадать. В тот день был банкет, мы все пришли в 8.00 утра, - вспоминает Кристина.

Не меньше летающих снарядов, часть из которых приземлялась на крыши домов и кафе, некоторых местных поразило отношение к ним государства. В одном из эвакуационных пунктов Шымкента, в школе № 55, сразу несколько женщин наперебой утверждали: до 17.00 никто не думал их эвакуировать.

Собеседницы Vласти в мечети, тем временем, говорили, что люди – во всяком случае, их соседи – эвакуировались из Арыси либо самостоятельно, либо при помощи добровольцев из Шымкента. Мимо Кристины, по ее словам, проезжал автобус, за рулем которого был военный, но он не остановился.

- В Шымкент, - сказала Vласти Зарина, - мы добрались при помощи молодых людей из города. Молодежь ехала толпами из Шымкента. Их не пускали, они дрались с военнослужащими.

Арысь

Подраться с военными или полицейскими могли бы не только молодые люди из Шымкента, бросившиеся помогать землякам в Арыси в день взрывов. 25 июня, в районе 13.00, за 14 километров от городка, ставшего известным на всю страну, выстроилась цепь из полицейских и их машин, несколько километров спустя – такая же цепь, но уже с участием военных. Затем – еще одна. Они не пускали в сторону Арыси местных жителей и часть журналистов (другая часть, в основном из государственных СМИ, успев получить аккредитацию от местных властей, проехала в Арысь без приключений). Перед живым полицейско-военным оцеплением образовалась пробка. Местные так рвались домой, что некоторые из них, плюнув на возможные последствия, просто жали на газ и прорывались вперед, к дому. Другие, кто без машин, шли пешком. Одной из них оказалась уже знакомая нам Кристина. Когда ее спросили, зачем она хочет идти 14 километров по страшной жаре, она крикнула в ответ, что ее то ли старшая родственница, то ли подруга недавно выписалась из больницы, ей нужны лекарства – вот Кристина и идет по пыли и под палящим солнцем.

Тем временем, часть журналистов обошла полицейское заграждение стороной, обогнула его – и начала ловить попутки, то есть, тех самых смельчаков, прорывавшихся через полицейских.

Попав в Арысь, журналисты увидели вымерший город: полуразрушенные здания с выбитыми окнами и без стен, воронки, адскими кратерами разбросанные по городку, двое прохожих, три машины. Жилые дома без крыш. Жилые дома с крышами, но без стены. Несколько журналистов остановились около воронки. Мимо проезжала полицейская машина. Двое офицеров спросили: не видно ли снаряда? Им ответили, что снаряда не видно, и полицейские уехали. Затем – тишина.

Разбавить ее могли только военные на мосту, которые отгоняли машины пытавшихся въехать в городок. За мостом, говорят, и находится военная часть, в которой произошел взрыв. Журналистов – по крайней мере, прорвавшихся в город самостоятельно, без поддержки акимата – туда не пустили.

Примерно через час в родную Арысь вернулась Кристина. Она рассказала, что уже успела попариться в бане. Полуразрушенный дом и баня – вот почти все, что осталось у Кристины.

Рекомендовано для вас