8352
26 июня 2019
Текст Данияра Молдабекова, фото Багдата Асылбека

«Снаряды летали над головами»

Раненые, находящиеся в областной больнице Шымкента, рассказали о том, как выбирались из Арыси

«Снаряды летали над головами»

24 июня в городе Арысь прогремели взрывы — по данным Министерства обороны их было около пятидесяти. Многие жители получили ранения разной сложности. Корреспондент Vласти поговорил с некоторыми из них.

В понедельник утром жительница городка Арысь Клара услышала взрыв. Она вышла посмотреть, что случилось, но вскоре вернулась. Тут же прозвучало еще два взрыва. Клара схватила внуков и выбежала вместе с ними из дома.

«Потом дом взорвался. Потолок упал, стекла разбились. Мы вместе со всеми соседями бежали. Пока бежали, я упала и сломала ногу», - вспоминает Клара, лежа на койке в областной больнице Шымкента.

Женщина ломала эту же ногу совсем недавно, месяц назад ей делали операцию. Теперь же боль была невыносимой, но, несмотря на это, Клара с внуками захромала к сыну. «Я вспомнила про младшего сына, побежала вместе с внуками к нему в ЦОН. Едва мы вышли оттуда, как здание взорвалось. Со сломанной ногой добралась до 41-го разъезда. По пути туда видели машины, но они не останавливались. Ни военные, ни полицейские не помогли нам, сами выбирались. Нога кровоточила, её даже нечем было перевязать. На 41-м разъезде встретили повара, который привел с собой сорок детей, взяла у него фартук и перевязала рану» , — говорит Клара.

Изображение содержит сцены насилия

Первый медработник, которого она встретила, находился в ауле Монтай, это был фельдшер. Он дал обезболивающее. Наконец, Клара и её семья нашли машину — их согласились подвезти до Шымкента.

«Но как назло заканчивался бензин, машина ехала очень медленно, — вспоминает Клара. — Нога сильно болела, внуки плакали. Мой сын из Алматы умудрился попросить друга доставить бензин. Когда его залили, то поехали уже без остановок. Добрались до Шымкента только в шесть вечера. Сейчас мне лучше, спасибо врачам».

По словам ортопеда-травматолога Сауранбека Сагынбекова, к ним в отделение поступали люди с самыми разными переломами — рук, ног, коленных суставов, позвоночников. «Но в основном, с переломами голеней и бедер» ,— уточнил Сагынбеков.

В отделении хирургии много раненных с осколочными ранениями. Один из них — Нурлан Рахимов, которому осколки снаряда чуть не пробили глаз.

«Утром со стороны воинской части увидели дым, потом услышали взрыв, — вспоминает Нурлан Рахимов. — Весь дом дрожал. После второго взрыва разбились стекла. У меня четверо детей, трое в тот момент были у родственников. Я взял младшего и бежал с женой. По пути звонил родственникам, но связи не было. Снаряды летали над головами. Когда бежали, жена отстала. Я начал ее поторапливать, и в это время снаряд упал прямо возле нас».

Рахимов подумал, что оглох, потому что некоторое время ничего не слышал. Кроме того, осколки попали ему «чуть выше глаз». Его сын орал от боли - на его икре не было куска мяса.

«Жена была в крови. Сейчас ее готовят к операции, у нее все тело было в осколках. Наконец, перезвонил брат, и я объяснил, где мы. В машине было полно людей, но мы влезли. Старшему сыну осколки пробили легкие, он в реанимации уже два дня», — говорит Нурлан.

Рысбек, сын Атаргуль, тоже в реанимации. У него осколочные ранения в голову и шею. Она ждет его на скамейке перед больницей уже третий день, время от времени плачет. В реанимацию, говорит женщина, ее не пускают.

В администрации областной больницы поделились статистикой. Там утверждают, что общее количество обратившихся к ним за медицинской помощью — 90 человек, госпитализировали 60. В крайне тяжелом состоянии находились шестеро. Многие были в шоке, с ними работали психологи. Задействованы все сотрудники больницы, врачей вызывали из отпусков. Из Алматы приехали врачи-реаниматологи и травматологи. Один человек здесь скончался. В реанимации у пациентов в основном осколочные ранения, открытые черепно-мозговые травмы, ожоги и переломы.

Рекомендовано для вас