7096
28 июня 2019
Текст: Светлана Ромашкина, фотографии: Данияр Мусиров

Налог на демократию

Как люди собирают деньги, чтобы погасить штрафы активистов

Налог на демократию

Казахстанцы всегда активно помогают людям, оказавшимся в зоне бедствия: будь это наводнение, сель или взрывы боеприпасов. Но этой весной они начали вкладываться и в развитие гражданского общества.

17 июня главного редактора «Уральской недели» Лукпана Ахмедьярова оштрафовали за «неповиновение требованию полиции»: за пять дней до этого его и других журналистов задержали на месте предполагаемого митинга несогласных с результатами президентских выборов. В итоге Ахмедьярову выписали штраф — 50500 тенге. Об этом сразу же написали в Facebook и опубликовали номер банковской карты Лукпана, спустя три часа деньги на погашение штрафа были собраны.

Лукпан Ахмедьяров говорит, что это происходит уже в третий раз. А началось все 8 лет назад, когда его оштрафовали за «участие в митинге»: «Причем это странная ситуация, когда митинга как такового не было. Задержали меня при выходе из дома, отвезли в суд, там назначили штраф. Тогда меня еще не было в Facebook, мы сообщили об этом в газете. Условно: в пятницу прошел суд, в среду вышла газета, и к пятнице люди собрали нужную сумму: они просто приходили в редакцию и приносили деньги».

Журналист отмечает, что сейчас, благодаря интернету и социальным сетям, сбор средств происходит гораздо быстрее, и что еще хорошо, его можно быстро остановить: «Восемь лет назад пришлось писать в газете: всё, ребята, больше не надо, но люди все равно несли деньги. А сейчас все хорошо - объявил в соцсетях: ребята, всем рахмет, хватит».

Средства на оплату штрафа перечисляли разные люди, кого-то Лукпан знает лично, а с кем-то даже и не знаком. Сбор проходил через kaspi, и люди не просто переводили деньги, но и присылали комментарии: «Лукич, держись», «Братан, тебе», больше всего журналисту запомнился комментарий одной девушки (или женщины): «Чтобы у всех были яйца».

Лукпан Ахмедьяров считает, что люди помогают, потому что хотят чувствовать причастность к происходящим событиям: «Понятное дело, что в силу разных причин не все могут участвовать в митингах или выходить на улицу, не все гражданские активисты или журналисты.

Но люди хотят показать, что они готовы поддержать тех, кто вышел на митинг, проявить свою причастность к этому.

Наверное, они это делают, прежде всего, для внутреннего успокоения. Мне кажется, что если у человека есть сильное внутреннее несогласие с тем, что происходит в стране, но есть обстоятельства, которые не позволяют ему выйти на митинг, у него внутри все равно происходит разговор, который он ведет сам с собой, и для него очень важно иметь какой-то довод в пользу того, что он не сидел сложа руки, что-то он делал.

Я более чем уверен, что для властей это тревожный знак. Перед выборами мы в Уральске создали Центр независимого наблюдения, и открыли сбор средств. Были люди, которые приходили, приносили деньги, пожертвования.

Я помню первую попытку властей надавить — они пришли к предпринимателю, который дал нам согласие на бесплатную аренду зала. Люди в штатском поговорили с ним, может быть, жестко, и он был вынужден отказать нам. Тогда мы сказали: «Ок, не вопрос, давай мы тебе заплатим деньги, и разговор снимается». Он сказал: «Давайте, почему бы нет?» Мы объявили сбор денег на аренду, и люди начали их скидывать. И властям было бессмысленно идти к предпринимателю, потому что ему заплатили деньги – как надо, по рыночной цене. Судя по их реакции, они поняли, что есть такая штука, которую они больше не могут контролировать. Когда есть много людей, готовых пожертвовать деньги, — кто-то 2000 тенге, кто-то 30 тысяч, для властей тревожный знак. Это же очень хороший инструмент для массового вовлечения. Когда люди перечислили деньги - это раз, когда они решили потратить время и прийти на собрание независимых наблюдателей - это два, когда они решили там поучиться - это три, когда они потратили целый день, просидели на избирательном участке и вытащили протоколы - это четыре. Люди начинают все больше вовлекаться, потому что есть цена, которую они заплатили. Начиная с денег, заканчивая энергетикой и временем. И они начинают осознавать, что это нечто ценное - то, чем они занимаются, это не просто так, это не прикол. Для них это приобретает ценность и поэтому они уже вовлечены на уровне ценностей, для меня это важно».

Азамат Оразай находится в Калифорнии и занимается сбором средств на оплату штрафов за участие в митингах. 26 июня завершился очередной сбор: «Этой ночью закончился сбор средств. Собралось $5037,43 из которых Фейсбук удержал комиссию в размере $168,76 (2,6%+30 центов с пожертвования). Итоговая сумма - $4868,67», — написал Азамат.

Он вспоминает, что идея о необходимости создания фонда, который бы поддержал тех, кто «борется за наши права и свободы», появилась еще год назад.

«То есть, если они выходят бороться за нас всех, то нужно организовать такой фонд, который бы помогал им, обеспечил поддержку, — объясняет Азамат Оразай. — Но тогда, год назад, еще не было таких массовых штрафов, задержаний. 1 мая прошли митинги, а я состою в чате, где сидят гражданские активисты, в том числе и из-за рубежа. Когда случились массовые задержания и аресты, они начали собирать деньги, и я предложил создать сбор на площадке Facebook. Меня поддержали, я создал страницу. Мы за день собрали $3500, но тот первый наш сбор средств Facebook заблокировал, удалил — были жалобы от недоброжелателей о том, что собираются средства на финансирование противоправных действий. Все деньги вернулись тем, кто делал эти пожертвования».

После этого создали новый сбор средств, но, как замечает активист, собралась не такая большая: $900. «Мы их распределили, и подробный отчет отправили каждому донору».

Следующий сбор Азамат начал через пару дней после митингов, случившихся 9 июня. Он говорит, что никто точно не знает, сколько всего человек нуждаются в помощи. Азамат на связи с правозащитниками, которые передают ему контакты оштрафованных активистов. К 21 июня у него был список из 50 человек.

«Мы не можем оплачивать штрафы всех подряд, мы должны опираться на правозащитников. Если правозащитник предоставляет нам информацию и потом говорит, что вот человек пострадал, ему нужна помощь, то мы ему помогаем», — объясняет он.

4858 долларов, которые удалось собрать на этот раз — это половина из необходимой суммы, заявленной на странице в Facebook.

Уже оплачено 8 штрафов, шесть – полностью, в двух случаях – частично. Это всё первомайские штрафы. Азамат говорит, что за июнь штрафы еще не оплачивали, поскольку всех просят подавать на апелляцию: «Мы не считаем, что эти штрафы законные. Поскольку это является нарушением обязательств, которые на себя взял Казахстан по соблюдению прав человека. На право человека на мирные собрания. Мы с этими штрафами не согласны, и мы требуем, чтобы люди шли на апелляцию. И возможно, на этой апелляции им отменят штрафы или снизят их размер».

«Это цена выхода на митинг. Эта помощь снижает потери человека, идущего на митинг. Приведу пример: когда мы оплачивали первомайские штрафы, была женщина, которая вышла на митинг, ее оштрафовали. Когда мы оплатили штраф, она сказала: «Ой, я так вам благодарна, вы молодцы, я теперь не буду пропускать ни один митинг, я буду выходить на все». Она как и обещала, вышла и получила еще больше штраф. Для нее потери оттого, что она выйдет на митинг, уменьшились, считаю, что это помогает в развитии гражданского общества. Есть еще много людей, которые не могут выходить на митинг в силу разных причин, но готовы помогать материально, готовы оказывать поддержку в финансовом плане. Мне кажется, что такую возможность я им тоже предоставляю этим собором денег», — объясняет Азамат Оразай.

23-летняя Беназир Кумырза через аккаунт в Instagram продает секонд-хэнд. Она говорит, что хотела пойти на митинг 1 мая, но не успела, да и ситуация была достаточно накаленная. 12 мая она находилась в Шымкенте и вышла в центр города, чтобы посмотреть, будут ли митинги. «Я увидела полицию, СОБР, а как такового митинга не было».

Недавно она решила сделать футболоки с надписью Oyan, а вырученные от продажи деньги отправить на погашение штрафов активистов или на услуги их адвокатов.

Первые футболки Беназир дала подруга. «Для меня очень важно, чтобы они были взяты у кого-то, то есть это вопрос экологии - не покупать новые, а брать уже имеющиеся, — объясняет девушка. — Но как оказалось, желающих их купить очень много. Мне пришлось купить партию новых футболок и их тоже раздам. Многие митингующие простые люди, у них нет сверхдоходов, и из-за того, что они задержаны, их семьи получают урон. Пока я продала три футболки, но желающих 15-20 человек, есть люди, которые хотят, чтобы я доставила футболки в другие страны».

В конце апреля было объявлено о создании молодёжной сети наблюдателей NEXT.kz.

«Это новое движение для проведения наблюдательных компаний за выборными процессами. Мы хотим показать, что молодежь способна заниматься важной для страны деятельностью – выявлять нарушения и добиваться соблюдения избирательных прав», - объяснял тогда один из организаторов МСН Арсен Кудабаев.

Тогда же, в конце апреля, был объявлен краудфандинг. Арсен Аубакиров, тоже один из создателей сети наблюдателей Next.kz, объясняет, что они сразу решили, что вряд ли где-то смогут получить ресурсы, ведь важно было сохранить свою независимость, поэтому краудфандинг выглядел логичным. Нужны были деньги на организацию обучения наблюдателей, это была основная статья расходов. Не хватало средств на элементарные вещи: блокноты, ручки.

«Нам нужно было собрать координаторов, объяснить им как происходит наблюдение. Нам нужно было привлечь экспертов и организовать мероприятие. В дальнейшем нам нужны были средства на таргетированную рекламу, чтобы мы могли больше это осветить и собрать ребят-наблюдателей. Таргетированная реклама запускалась как по всей стране, так и по регионам, где у нас было меньше всего людей. Нужно было печать огромное количество удостоверений наблюдателя, а это самый важный документ. Здесь нам тоже помогли, не только деньгами, но и наши партнеры — мы приходили в офисы в общественное объединение ЭХО, в Еркіндік Канаты, у них печатали некоторые вещи. Плюс надо было отправлять удостоверения наблюдателей в другие города, где у нас нет партнеров, которые могли бы их самостоятельно выдать», — объясняет Аубакиров.

Фотография Айсулу Тойшибековой

Сперва NEXT.kz пытались объявить краудфандинг на платформе smart-time, но времени было недостаточно, плюс процедура оказалась неудобной. Поэтому пришлось запускать краудфандинг на личную карту Арсена Кудабаева.

«Основные деньги пошли, когда мы стали популярны в медиапространстве, когда о нас рассказали на канале «За нами уже выехали», когда о нас написали блогеры, — вспоминает Арсен Кудабаев. — На нас начали выходить ребята из-за границы, которые хотели помочь. Но было много критики, когда говорили, что «ну дурачки, вы ничего не понимаете, это бесполезно и т.д». Наверное, людей подкупило то, что мы, несмотря ни на что, идем вперед и делаем то, во что верим. Нам присылали с деньгами разные сообщения: «за правду», «молодцы», но в основном переводы были анонимные, наверное, люди боялись светить свои личные данные. Мы до конца сами не верили, что такое возможно. Это было немного шокирующим - когда в один момент в течение двух-трех дней был шквал переводов. Мы сами не знаем, как так получилось, наверное, удачно сложились обстоятельства - мы попали прямо в тему, которая была востребована обществом, гражданами. Мы в соцсетях писали в таком формате: если ты не можешь быть наблюдателем, то ты можешь помочь хотя бы тиинкой. Видимо, люди наш месседж восприняли, и они перечисляли по 500-1000 тенге. Это ты один раз не поел мороженое или не попил кофе. Ничего страшного для твоего бюджета, но зато ты будешь в душе понимать, что сделал огромную вещь — помог ребятам, которые борются за чистые и прозрачные выборы».

Всего благодаря краудфандингу удалось собрать 407 тысяч тенге. Фактически активная часть сбора средств закончилась 27 мая, когда прошли основные тренинги.

«Активность спала, наверное, потому что большая часть работы уже была проведена, мы сделали первый отчет, поэтому, видимо, люди не особо решили это поддерживать. Сейчас мы тоже нуждаемся в поступлениях: наши ребята потратили деньги на то, чтобы приехать, собраться в Астане, частично мы смогли покрыть их расходы благодаря ОФ Еркіндік Канаты. Сейчас мы уже не видим смысла дальше продолжать краудфандинг, потому что это уже мало кому интересно», — говорит Арсен Аубакиров.

NEXT.kz смог обучить 20 координаторов и подготовить около тысячи наблюдателей.

Сейчас молодые люди думают о получении грантовых средств, чтобы начать пораньше готовиться к следующим выборам. «Мы будем менять стратегию, мы поняли, как нужно всё организовывать. Возможно, еще раз объявим краудфандинг, чтобы поощрить людей, которые пошли на выборы в качестве волонтеров. Люди уже готовы вкладываться в развитие гражданского общества», — считает Арсен Кудабаев.

Рекомендовано для вас