6502
12 декабря 2019
Юна Коростелева, Vласть

Контактный зооад

Что на самом деле происходит в контактных зоопарках и почему их открытие нужно регулировать

Контактный зооад

В торгово-развлекательных центрах Алматы и столицы все чаще встречаются контактные зоопарки. В них у посетителей есть возможность не только смотреть на животных, но и трогать и кормить их. «Прикоснись к дикой природе и познакомь с ней своего ребенка» – предложения такого рода можно увидеть в большинстве рекламных роликов подобных заведений. Vласть разбирается, какую пользу и вред наносят контактные зоопарки животным, содержащимся в них, и посетителям, а особенно – детям.

Оставленные

12 кроликов уже больше трех недель живут в закрытом контактном зоопарке. Целыми днями они бегают по небольшому вольеру в неосвещенной комнате, куда еще месяц назад приходили родители с детьми, чтобы поиграть с животными. Ежедневно к кроликам приезжают зоозащитники, которые привозят воду и зелень. Животные при виде еды сразу оживают – бегают по вольеру, толкают друг друга и резво оттаскивают траву по углам. Хозяин бывшего контактного зоопарка после многочисленных проверок продал помещение, оставив всех животных внутри.

Волонтерка Евгения Калиниченко и ее супруг узнали о контактном зоопарке в Atakent Mall случайно, когда их знакомая решила проверить условия жизни животных. На тот момент он работал полгода и в нем уже содержались шиншиллы, белки, черепахи, кролики, ежи, попугаи, морские свинки, кролики, коты, коза и пони. Все они находились в одном небольшом помещении. По словам волонтеров, они не вмешивались в работу зоопарка и фиксировали все нарушения на фото и видео, пока одна из посетительниц, подросток 15-ти лет, не бросила морскую свинку на кафель. «Я начала делать детям замечания. Тут же мамочки начали на меня наезжать, что они заплатили за вход и будут делать всё, что захотят. Все переругались, после этого все и началось. Сюда нагрянули с проверками, и хозяин просто закрыл зоопарк. Тут были мертвые кролики, тут были мертвые свинки. Мы забирали животных – у кроликов был демодекоз, коньюктивит, лишай – это все передается людям, у них зубы вросли в десну, на лапах были абсцессы. Был даже кролик без глаза. Животные сидели без нормальной еды и воды», – рассказала Евгения Калиниченко.

Волонтеры забрали практически всех животных: крупных удалось раздать, черепах увезла девушка из Жаркента, которая планирует восстанавливать черепашью популяцию. Остальные животные все еще находятся у Евгении и её супруга. Не вместились только 12 кроликов, которым никак не могут найти хозяев. При этом новый владелец помещения продает животных и отказывается отдавать их бесплатно, а через несколько недель планирует переделать зоопарк в игровую комнату для детей. Волонтерка отмечает, что из-за постоянного пребывания в темноте у кроликов может начать выпадать шерсть, также они могут ослепнуть.

Евгения уверена, что животные не должны находиться в торговых центрах, а такого рода зоопарки никаким образом не воспитывают у детей доброту к животным: «Не должны животные так жить. Я не против зоопарков, если бы это был частный дом с большими загонами, чтобы дети заходили, сами резали капусту, убирали за животными. Пусть это имитация, но таким образом получится у детей воспитать правильное отношение к животным. А в контактных зоопарках позиция такая: родители заплатили деньги и дети делают с животными что угодно. Есть ведь контактным зоопаркам альтернативы. Занимайтесь вы другим бизнесом, зачем мучить животных?»

Закрытие контактного зоопарка в торговом центре на Атакенте – не единственный общеизвестный случай некорректной работы подобных заведений. В феврале этого года на странице контактного зоопарка «Живая экзотика» в Instagram было размещено видео, на котором группа детей бросает в клетку с питоном живого кролика. «Кормление питона добычей, которая подходит ему по размеру – естественный процесс. Совсем не страшное, тем более не отвратительное. В этом могут участвовать и дети. А способов поедания пищи хищниками настолько много, что это всего лишь пищевая цепочка. Во главе которой стоит человек», – подписали видео сотрудники зоопарка. Посетители тут же обрушили шквал недовольных комментариев с требованиями удалить видео и принести извинения. Ролик вскоре был удален, однако в комментариях на странице социальной сети все еще можно встретить недоумения клиентов.

Закрывать нельзя оставить

В 2020 году в России вступит в силу закон об ответственном обращении с животными, который вводит запрет на любой бизнес, целью которого является организация физического контакта с животными. Таким образом, контактные зоопарки в России можно будет содержать только в том случае, если посетители не будут трогать животных. Более того, зоопарки, зоосады, зоотеатры, цирки, дельфинарии и океанариум должны получить лицензии. Юлия Коваленко – президентка Казахстанского общественного фонда защиты животных KARE-Забота. Фонд с 2008 года занимается зоозащитной и информационно-образовательной деятельностью. Юлия уверена, что контактным зоопаркам нет альтернативы, и считает правильным применить схожее с российским законодательство и в Казахстане.

«Завлекая детей к игре с животными, мы уже ставим равно между животными и игрушками. Это совершенно не так. Почему контактные зоопарки открываются в ТРЦ? Потому что там огромный поток, окупаемость проектов очень быстрая. Любой бизнес, ориентированный на детей – всегда прибыльный. Нельзя говорить о том, что контактные зоопарки выполняют образовательную функцию или учат любви к животным. Можно просто посмотреть на условия содержания: это всегда кафельный пол и искусственное освещение. В этом состоянии животные находятся 24/7. Плюс еще постоянная потребность детей потрогать, покормить. Стала читать комментарии к работе контактных зоопарков – одна мамочка возмутилась, что еда стоит, условно, 500 тенге, но ее очень мало. Человек даже не осознает, сколько людей приходит. Если каждый будет кормить этих животных ведрами – животному просто станет плохо, им это не нужно», – рассказывает Юлия.

По словам зоозащитницы, в контактных зоопарках чаще всего нарушаются условия содержания животных. В Казахстане существуют правила содержания животных в неволе и полувольных условиях, однако, они очень размытые.

Сейчас для того, чтобы открыть зоопарк, необходимо снять помещение, купить животных и нанять персонал.

При этом хозяева крайне редко рассчитывают метраж помещения под купленное количество животных, из-за чего в одной небольшой комнате может располагаться по пять-шесть клеток или загонов. Еще одной проблемой Коваленко называет отсутствие общепринятых правил поведения в контактных зоопарках: «Скорее всего, объясняют общую информацию и не всех дают потрогать. Диких животных, например, редко отдают в руки, потому что они дорогие. Не потому, что они важнее, не по каким-то этическим и моральным причинам, а только из-за дороговизны. Животное заболеет и погибнет – это минус в прибыли. А ежики, кролики и морские свинки – они словно одноразовые, расходный материал. Я ни разу не видела, чтобы в контактных зоопарках люди надевали бахилы. Некоторые даже верхнюю одежду не снимают. Получается движение инфекции: с улицы в контактный зоопарк, а из зоопарка к людям. Во многих зоопарках нет возможности помыть руки до и после общения с животными. Дети часто пытаются засунуть еду животным в рот».

Зоозащитники активно продвигают идею закрытия всех существующих сегодня контактных зоопарков, однако в этом случае они могут столкнуться с проблемой зоопарка на Атакенте – животные так и останутся умирать в закрытом помещении. Юлия уверена, что единственный возможный вариант – урегулировать законодательство, чтобы надлежащие инстанции постоянно проверяли условия жизни животных и их состояние. Главное – не допустить разрастания бизнеса и не дать владельцам начать закупать более крупных животных, нежели кроликов, морских свинок и ежей.

«Если мы запрещаем завтра контактные зоопарки, то куда деть всех животных, которые уже в них живут? Не место диким животным в квартирах, кафе и ресторанах. В Казахстане рынок пока еще можно взять на контроль, потому что сейчас у нас более мелкие животные в зоопарках, хотя уже можно встретить обезьян, лис и экзотических кошек. В российских иногда встречались чуть ли не львы и медведи. Когда люди наиграются с хомячками, кроликами, мартышками и другими, они захотят больше экзотики. А когда контактные зоопарки начнут заводить крупных и диких животных – начнутся большие проблемы. Нужно жестко контролировать директоров, препятствовать разрастанию контактных зоопарков, увеличению количества животных, особенно крупных и диких. Если кроликов и ежиков можно будет раздать, то что делать с большими?», – объясняет зоозащитница. В некоторых контактных зоопарках действительно содержатся не только мелкие животные. Например, в зоопарках «Ноев ковчег», которые расположены в ТРЦ Grand Park и на территории парка Kok Tobe, живут сервалы – хищные африканские кошки, каравалы – гибриды самки сервала и самца степной рыси каракал, а в «Evrikum zoo» посетители могут наблюдать за кайманом.

По мнению Коваленко, посещая контактные зоопарки, родители не прививают детям любовь к животным, а наоборот – внушают потребительское отношение. Контакт ребенка с животными можно организовать в приютах, показав, как правильно ухаживать за питомцами. Таким образом, можно не только дать детям новые знания, но и помочь волонтерам покормить, социализировать и поиграть с животными. «Играться с жизнью и здоровьем живого существа можно за деньги – так получается. Пока есть спрос, есть предложение, пока наши родители будут водить детей в такие заведения, хлопать в ладоши и говорить, как там здорово и замечательно – контактные зоопарки будут существовать. Только на законодательном уровне можно как-то эту ситуацию изменить, – отмечает Коваленко. – Если хотите научить ребенка, что жизнь, пусть даже хомячка или кролика, не важна, то контактные зоопарки отлично справятся с этой функцией. Сегодня это хомяк и кролик, а завтра кто-то из людей. Отношение к живому не должно разниться».

Ветеринары тоже бьют тревогу: все чаще из контактных зоопарков люди привозят животных с различными травмами и заболеваниями, часть из которых заразна и для людей.

Татьяна Глазунова – ветеринарка, она лечила животных, которых зоозащитники привезли из зоопарка в ТРЦ Atakent mall. «Взять даже тех же кроликов, которых привезли с того закрытого контактного зоопарка. Во-первых, животные были истощены, они были очень-очень худые, просто скелет с кожей. Во-вторых, у всех были различные многочисленные травмы. У кого-то обширные абсцессы, у кого-то лапа заживо гнила, у кого-то травмирована шея. У одного из кроликов отсутствовал глаз – его либо травмировали, либо он уколол его чем-то. Причем хозяева ничем не обработали глаз. Такие болячки заразны только для самих кроликов, но были и животные, пораженные дерматомикозом, а он заразен как для животных, так и для людей. В контактные зоопарки ходят дети, не очень хотелось бы, чтобы ребенок пришел погладить зайку, а домой пришел с лишаем. У каждого второго была чесотка. Она опасна для детей, из-за аллергии, например, чесотка может перейти в ссадины и болячки», – отмечает Татьяна.

По ее словам, во время проживания в контактных зоопарках у зверей сбивается режим дня. Ночные животные, например, не могут спать днем, потому что с ними играют посетители. Сотрудники практически не кормят зверей, потому что обычно эту услугу предоставляют клиентам зоопарков. Кроме того, для комфортной жизни каждого животного нужны определенные условия, которые очень тяжело выполнить в одном помещении. При этом хозяева заведений чаще всего не прививают животных и не проводят плановый осмотр, потому что это дорого. «У сельхозживотных — вроде лошадей, коз и декоративных свиней, очень часто начинаются проблемы с копытами, потому что половое покрытие не предназначено для того, чтобы они по нему ходили. Копыта должны подпиливаться и подстригаться, но этого не делается. Большие копыта деформируются и скручиваются вверх, животные косолапят, – рассказывает Глазунова. – В одном из контактных зоопарков всего одна маленькая клеточка, в которой живут и бараны, и утки, и куры. Баран может просто раздавить утенка или цыпленка, сломать лапу, а помощь никакая не оказывается. Практически во всех контактных зоопарках такая беда: хозяева делают бизнес на животных, они хотят деньги получать, но вкладывать не хотят».

Посещая контактный зоопарк, клиент в праве попросить сотрудников предоставить ветеринарные паспорта на каждое животное. Сотрудники, в свою очередь, не имеют права отказать. Один паспорт выдается на одно животное, в нем должна стоять регистрация, должны быть данные животного и хозяина, описаны все прививки, которые можно определить по наклейке и печати. К сожалению, как рассказывает Татьяна, в клиниках поставить печати могут даже без присутствия на осмотре самого животного, а сделать наклейку можно на любом базаре за условные 500 тенге.

В Алматы, помимо обычных контактных зоопарков, работает выездной контактный зоопарк «Aniland». Сотрудники предлагают стандартный и дополнительные наборы животных, которых могут привезти на любое мероприятие. Чаще всего такую услугу заказывают на детские дни рождения. В стандартный набор животных входят шиншила, 4 вида кроликов, азиатские черепахи, джунгарские и сирийские хомяки, экзотические попугаи, морские свинки и еж. Дополнительный набор – дегу, птицеед, различные ящерицы, черный скорпион, змеи, попугаи, совы и горлицы. Стоимость стандартного набора в час – 50 тысяч тенге. Цены за животных в дополнительном наборе варьируются от 6 до 10 тысяч.

В «Aniland» на просьбу предоставить ветеринарные паспорта животных сотрудники сразу же присылают следующие фотографии:

Татьяна Глазунова сразу же замечает, что один паспорт выписан сразу на 14 кроликов, а это – грубое нарушение. Общий паспорт на нескольких животных может выписываться только на некоторых птиц и сельхозживотных. Также по ветпаспортам видно, что животные проходят клинические осмотры реже даже одного раза в полгода, а вакцинация проводится с неправильными интервалами: «Если животные выездные, а они выездные из контактного зоопарка, то клинический осмотр должен делаться очень часто. А судя по паспортам, животные проходят клинический осмотр даже реже, чем раз в полгода. Кролики, например, прививаются вакциной от бешенства, на бланке есть специальная наклейка, на одного кролика – одна наклейка. Этих наклеек в паспорте я не вижу. Также должны быть наклейки по обработке от эктопаразитов, от дегельминтизации. Второе в ветпаспортах есть, но интервал слишком маленький, так как выездных животных нужно обрабатывать постоянно. Сколько раз животных вывозили на мероприятия – столько болезней они могут подцепить».

Такие неточности в ветпаспортах, по словам ветеринарки, можно найти не только в выездных, но и в большинстве обычных контактных зоопарках.

Сегодня собака, завтра – человек

В Казахстане существует статья 316 Уголовного Кодекса РК «Жестокое обращение с животными», в которой это самое жестокое обращение описывается как «деяние совершеное из хулиганских побуждений или с применением садистских методов либо в присутствии малолетних», повлекшее гибель или увечье. Зоозащитница Юлия Коваленко не согласна с этим определением и уверена, что владельцы должны быть наказаны за жестокое обращение, даже если они не кормят и не выгуливают своих животных. Из-за неточной формулировки в статье хозяев контактных зоопарков невозможно привлечь к ответственности: «Статья очень расплывчатая, потому что она говорит о том, что животному должны быть нанесены увечья, которые могут привести к гибели животного и которые нанесены из побуждений хулиганских, либо садисткими методами, либо в присутствии несовершеннолетних. Вот этих «либо» так много, что явные случаи жестокого обращения с животными не вписываются в них. Ну что такое «совершенное из хулиганских побуждений»? Хулиганский умысел очень сложно доказать. А если это не хулиганское побуждение, а человек просто так решил или захотел? И потом – жестокое обращение – это не только те действия, которые привели к увечьям или гибели животного. Для меня жестокое обращение – это когда не кормят собаку или кошку, когда животное сидит на короткой цепи без укрытия от солнца или холода, когда животному не оказывают ветеринарную помощь, когда старых животных выбрасывают на улицу».

Коваленко считает, что жестокое обращение с животными должно быть преступлением средней тяжести, а штрафы должны быть увеличены. По ее словам, по большинству заявлений жители получают отписки о том, что состав преступления не был обнаружен. Это происходит из-за того, что представители правоохранительных органов сами не до конца понимают, как работать с 316 статьей УК РК. «Сегодня собака, завтра – человек. Наказание человека за жестокое обращение к животным – это профилактика преступлений против людей. Агрессия к животным действительно завтра может проявиться в каких-то других ситуациях. Любое преступление должно быть наказано в рамках законодательства. Статья есть, но нужно постараться, чтобы она работала. Если не будет наказания, изменить отношение будет сложнее», – отмечает Юлия.

Несмотря на то, что некоторые неравнодушные жители отказываются посещать контактные зоопарки, тем самым снижая спрос и прибыль, этого не достаточно. Изменить ситуацию, уверена зоозащитница, получится только в том случае, если изменится законодательство. «Закулисье контактных зоопарков не менее жестокое, чем закулисье цирков с дрессурой, потому что само состояние животных очень тяжелое. Раньше все ходили в подобные заведения, потому что других развлечений не было. Сейчас их полно, зачем нам развлекаться за счет жизней других?», – подытожила она.

Рекомендовано для вас