148415
9 февраля 2020
Текст Данияра Молдабекова, фото Дулата Есназара

Масанчистилище. С чего начался конфликт в Кордайском районе?

Версия дунган и версия казахов

Масанчистилище. С чего начался конфликт в Кордайском районе?

Власти страны, описывая события в Кордайском районе Жамбылской области, тщательно избегали использования формулировки «межнациональный конфликт», подчеркивая, что причиной произошедшего была бытовая ссора, которой воспользовались провокаторы. Очевидно, бытовой конфликт стал скорее поводом, чем причиной событий, которая значительно глубже, чем это представляют сейчас. Корреспонденты Vласти в субботу и воскресенье говорили с жителями Каракемера, Масанчи, Сортобе, Аукатты и других поселков Кордайского района, чтобы услышать от них о том, с чего начался конфликт.

Пограничный пункт в селе Карасу. Около двух сотен дунган пытаются пройти границу между Казахстаном и Кыргызстаном. Среди них много женщин и детей.

«Это все дунгане»,- сказал не назвавшийся мужчина корреспонденту Vласти вечером в субботу.

Беженцы подтвердили, что в селе Масанчи были поджоги и насилие. Одна из женщин, жительница соседнего с Масанчи села Сортобе, утверждает, что минувшей ночью она и ее семья прятались дома. Помощи полиции, по ее словам, они не дождались. Люди на погранпункте говорят неохотно и заметно обеспокоены ситуацией.

Дорога, ведущая из Карасу в село Масанчи, которое было эпицентром конфликта, перекрыта полицией. Журналистов пропускают не сразу.

Село Аукатты. На дороге и вдоль нее стоят сгоревшие машины. Дальше - сгоревшие дома. Из некоторых до сих пор валит дым. Рядом пожарные машины.

- Тут тоже что-то было? - спрашиваем у двух мужчин на лошадях.

- П...ц тут был, Сирия! - отвечают наездники.

Кроме них, местных почти не видно. Чаще встречаются полицейские. Мужчина европейской внешности, идущий вдоль дороги, говорит, что ночью были взрывы (он утверждает, что из-за газовых баллонов) и стрельба.

В Сортобе встречаемся с Хусеем Дауровым, председателем ассоциации дунган Казахстана. У него сломана рука, на ней гипс. Новости с границы его не удивляют. Говорит, что почти все женщины и дети из преимущественно дунганских поселков Аукатты, Сортобе и Масанчи едут в Кыргызстан.

«Есть две большие таможни – тысячи людей стоят в панике. Мы им говорим, что здесь уже войска, национальная гвардия, но люди боятся. Вчера ночью очередь не такая большая была. Пост пропускал людей в одну сторону вчера ночью, в Киргизию, через Сортобе. Есть Сортобе пост, есть Аукатты, и есть Карасу. Сортобе – тоже, тысячи людей, больше всего людей в Сортобе. Женщин мы отправляем туда», - говорит Дауров за столом в доме, в который пригласил нас.

Он утверждает, что казахи и дунгане в этих местах жили мирно. Бытовые конфликты, по его словам, случались, но горящие дома и машины, стрельба - все это впервые.

Хусей Дауров в своем доме в селе Сортобе, вечер 8 февраля

«Между нашими казахами и дунганами, -говорит он, - нет никаких проблем. Мы живем здесь 140 лет в мире и согласии».

Дальше он рассказывает свою версию событий, в том числе драки, после которой в больницу попал 78-летний Толеген Кудашбаев.

Версия дунган

Хусей Дауров говорит, что все началось 5 февраля.

«С чего началось: трое суток назад был инцидент. Люди выезжали на большой машине, КАМАЗе, и загородили трассу. Это трасса Масанчи-Сортобе. Ну, ясно, когда грузовая большая машина выезжает, загородили трассу, и для одной машины создали помехи. Это оказались казахи. Вышли, и началась перепалка. В интернете говорят о том, что восемь человек избивали четверых. Вот это неправда. Двое братьев подрались с четырьмя. Двое дунган и четверо (казахов). Там был среди них один пожилой (Толеген Кудашбаев - V), его не избивали, его случайно толкнули и поранили, вроде бы, нога у него сломалась. Его увезли в Алматы лечиться (сыновья Кудашбаева позже рассказали Vласти, что он в кордайской больнице - V). Этих людей сразу задержали. Но наши старики сразу поехали по-мусульмански – раз случилось ЧП, поехали, чтобы мирно это все разрешить. Вроде мирно разрешили, вот этим старикам принесли извинения, и мирно вот этот вопрос решили. На этот инцидент приехали сразу где-то 15 экипажей гаишников. И вместо того, чтобы предупреждать, чтобы здесь был порядок, начали подряд останавливать все машины и, как всегда, начали просить у них деньги. За малейшие нарушения они просили деньги. И вот тот инцидент, который гуляет по сетям, и который новостные каналы выдали, что дунгане дерутся, оказывают сопротивление правоохранительным органам… Конечно, вот эти двое людей, они нагло и бессовестно себя вели в отношении гаишников, правоохранительных органов. Но те у них попросили 100 000 тенге – здесь тоже была предпосылка для этого. Мы не оправдываем вот этих двоих идиотов, которые вот так развязно вели себя с представителями власти. Хватило ума у людей, чтобы вот это заснять и в сети отправить».

Дауров подчеркивает, что ни он, ни другие дунгане не оправдывают тех, из-за кого пострадал пожилой казах.

«Мы не оправдываем этих идиотов, - говорит Дауров. - Не надо вообще драться. У нас правовое государство, надо было заявление написать. Пригласить участкового. А вот они подрались. И главная причина всех (обвинений – V), которые предъявляют, в основном из-за того, что избили вот этого старика. Приукрашивают, что восемь человек избили его чуть ли не до смерти и топором. Фактически монтировкой они подрались, старика не били. Его толкнули, и он ногу сломал».

Спустя два дня в Сортобе и Масанчи - с особенной силой в Масанчи - начались погромы. Дауров, как и несколько других дунган, жителей Масанчи, утверждает, что несколько сотен человек начали избивать людей и стрелять в них, а также поджигать дома. Даурова тоже избили, сломав ему руку.

«Сейчас идет информация, что наши стреляли. У наших ни у кого ружья не было», - говорит он.

По его словам, у погромщиков были не только ружья, но и арматура – «пики».

Даурова, который был в эпицентре событий, начал бить молодой человек.

«Он бил меня то ли арматурой, то ли дубинкой, сломали руку. Я упал, встал. Один мне ко лбу приставил пистолет. Слава Богу, один казах его оттолкнул, сказав: это старик, аксакал, его не надо бить», - говорит Дауров.

Потом его ударили по голове, и он потерял сознание.

Когда он очнулся, увидел полицейских с погромщиками. Кто-то сказал: «давайте его добьем». Но один из полицейских увел Даурова в сторону. «Ему я, наверное, обязан жизнью»,- добавил Дауров.

Но другие полицейские, утверждает он, не задерживали погромщиков.

Столкновения продолжались примерно с 17.00-18.00 пятницы до 5 утра субботы. СОБР приехал в 11 ночи, хотя людям говорили, что они выехали в 18.00.

«Я раз десять звонил нашему депутату от Ассамблеи (народа Казахстана - V), Хахазову. Он говорит: не беспокойся, уже выехали! Я ему говорю: здесь убивают! Поднимай акима, звони председателю КНБ! Он говорит: ничего страшного, ОМОН уже пришел. Где ОМОН?!», - вспоминает Дауров.

Другие дунгане - жители Масанчи, с которыми удалось поговорить, рассказали в целом то же самое.

Дауров также подчеркнул, что было немало казахских семей, которые в разгар погрома приютили некоторых дунган у себя.

Версия казахов

Село Каракемер отделено от села Масанчи мостом, на котором в последние дни появился блокпост. Каракемер населен казахами. Они жалуются на коррупцию, на предвзятое отношение полиции к ним. Они говорят, что когда что-то происходит в Масанчи, полиция в первую очередь подозревает казахов из Каракемера. По словам нескольких местных, с которыми удалось поговорить, если какая-то беда случается у казахов, власти просят не раздувать шум.

В Каракемере живут сыновья Толегена Кудашбаева - того самого пожилого человека, чье избиение, согласно самой популярной версии, и стало причиной дальнейших трагических событий. Мы поговорили с его семьей.

«У нас время от времени конфликты с дунганами, но в этот раз все было серьезно», - говорит за чашкой чая один из сыновей Кудашбаева, Сейтжан.

Нурлан Кудашбаев, другой его сын, вез 78-летнего старика на осмотр к врачу. Ему нужно было проверить зрение.

«В 11 утра ехали на прием к врачу в Сортобе, потому что в Каракемере есть только участковый терапевт. Нас было трое. Я, брат и отец. И нам перекрыл дорогу грузовик. Мы остановились. Вышел дунганин, начал материться, пнул номер. Я вышел из машины. Крепление номера отвалилось. Я ему сказал: что ты делаешь? После этого сзади подбежал один, схватил меня и начал душить. Когда меня душили, из машины вышел мой брат, который сейчас в больнице. Оказалось, что слева находился их дом, оттуда выбежал отец дунганина с молотком. Собралась толпа дунган. И началась драка. Затем отец вышел с тростью, он же инвалид, чтобы всех успокоить. Когда отец начал разнимать, один дунганин пнул отца в район живота. После этого отец упал. Когда мой брат помогал отцу подняться, кто-то ударил его камнем в голову», - говорит Нурлан Кудашбаев.

Сейчас Толеген Кудашбаев готовится к операции. До этого он уже пережил пять операций, он инвалид второй группы.

«Во время драки мимо проезжал участковый. Он вызвал скорую. Потом приехал муж сестры и сестра Айжан», - говорит Нурлан Кудашбаев.

Нурлана отвезли в РУВД. Затем, в следующие три дня, его время от времени приглашали на допросы.

По его словам, его самого, брата и отца били десять человек. Он опознал четырех из них.

Сейчас въезды в села, в которых произошли погромы, перекрыты полицией. Они спрашивают документы и проверяют багажники въезжающих и выезжающих.

Вчера и сегодня дунгане хоронят погибших – в нескольких пострадавших селах их - десять человек.

Рекомендовано для вас