8451
1 марта 2020
Данияр Молдабеков, фотографии Дулата Есназара

Оцепленное воскресенье

Репортаж о разгромленном митинге оппозиционных сил

Оцепленное воскресенье

На 1 марта сразу несколько оппозиционных политических организаций назначили митинги. Их причина - возмущение смертью активиста Дулата Агадила в столичном следственном изоляторе. Власти в ответ заранее задержали десятки человек, примерно столько же оказались в автозаках в районе площади Республики в Алматы. Vласть рассказывает, как это было.

Перекрытая площадь

К 11.00 полиция оцепляет акимат и площадь. Отгоняет всех прочь. Связь глушат. Сотрудники в форме, выстроившиеся вдоль улицы Сатпаева, время от времени подходят к журналистам и советуют спуститься ниже, к проспекту Абая, где акимат якобы собирается давать какие-то разъяснения.

Меры, принятые властями, ожидаемы, если учесть повестку митинга – отставку высшего руководства страны из-за смерти Дулата Агадила, – а также тот факт, что выйти на улицы планировали разные политические организации: ДВК, Демпартия, движение за политические реформы Oyan Qazaqstan (OQ) и другие.

К активистам представители властей наведывались заранее, за день до митинга. В то же время, несмотря на усиление превентивных мер, применяемых, чтобы не допустить выхода людей на площадь, утром 29 февраля в разных местах Алматы появились жесткие карикатуры на Назарбаева и Токаева. Как сообщил паблик Rukh2K19 в Instagram, неизвестные нарисовали плакаты с изображением руководства страны, подписанные словами «паразиты, не получившие Оскара», очевидно, намекающими на недавний триумф южнокорейского триллера.

Митинг назначен на 12.00, но за 15 минут до заявленного часа X рядом с монументом Независимости видно только журналистов в жилетках и полицию.

В 12.00 одного за другим задерживают четверых человек, мужчин и женщин; у одной из заддержанных в руках фото Дулата Агадила. Другая, с пустыми руками, сильно возмущается и недоумевает в связи с происходящим.

Журналисты осаждают человека в гражданской одежде, который признает, что он сотрудник полиции. Спрашивают, за что задерживают людей. Он отказывается комментировать происходящее, ссылаясь на пресс-службу департамента полиции. Рядом стоят две женщины в оранжевых жилетках, на которых написано, что они сотрудницы этой самой пресс-службы. Вопреки только что сказанному их коллегой, они не могут дать внятный комментарий по поводу причин задержаний, ссылаясь на то, что комментарий дадут только после звонка в их офис.

Через несколько минут около монумента Независимости появляется женщина с костылями. Она жестко ругает власть. Ее окружают бойцы СОБРа, но не трогают. Женщина ковыляет к автозаку, куда бросают мужчину, и стоит рядом, ругаясь.

По одному задерживают еще несколько человек. К половине первого задерживают около 30 человек в районе площади Республики.

Кажется, что на этом протест, анонсированный весьма амбициозно, может «сдуться». В половину первого проносится слух, что митингующие группируются ближе к улице Наурызбай батыра, но внушительной толпы там не видно.

В 13.00 мне из-за границы звонит Димаш Альжанов. Он сообщает о 25 задержанных участниках OQ. Также он высылает мне резолюцию разогнанного митинга.

«Уход Назарбаева и членов его семьи из политики должен стать отправной точкой для выхода из политического кризиса и глубокой реформы политического устройства страны. Следом необходимо изменить закон о выборах, ввести мажоритарную систему и избрать новый парламент, который примет необходимые законодательные изменения и оформит основы парламентской республики с чётким разделением властей. В основе конституционного устройства страны должен стоять сильный парламент представляющий граждан, а независимая судебная власть должна стать гарантом верховенства права. Мы раз и навсегда должны покончить с порочным наследием авторитарной системы Назарбаева», – говорится в резолюции.

Тем временем, знакомые активисты сообщают мне о задержаниях рядом со Дворцом Республики.

«Ребят выхватывали из домов»

К двум часам подхожу к управлению полиции Медеуского района, где встречаю группу молодых активистов OQ. Они пришли поддержать товарищей, которых, как выяснилось, задержали в кафе рядом с площадью Республики. Адвокатка Амина Тургунова, вызвавшаяся защищать задержанных, говорит, что ждет задержанных более часа.

«Когда я подошла, показала свое служебное удостоверение, они мне сказали, кого (будет защищать – V). Я показала список из восьми фамилий, чьи интересы я хочу представлять. Но они сказали, что выяснят, и ушли с моим списком, а когда вышли, сказали, что начальник сказал ждать», – говорит Тургунова.

По мнению активиста OQ Темуджина Дуйсена, которое он высказывает мне у дверей управления полиции, власти не дают никому собраться на площади из-за страха.

«Ребят выхватывали из домов, не дали даже собраться. Некоторым удалось собраться в кафе, чтобы вместе пойти на митинг. Их забрали прямо из кафе. Что это? Страх государства. Даже не дали собраться», – сказал Дуйсен.

Чуть позже открывается дверь управления полиции, и в проеме появляется лицо полицейского. Он говорит, что задержанных везут в департамент полиции (ДП) города.

Дежурный в ДП вступает в перепалку с Тургуновой и правозащитницей Маржан Аспандияровой.

– Впустите меня к моим подзащитным! – говорит Тургунова.

– Пусть не снимают! – отвечает полицейский за стеклом, указывая на немногочисленных журналистов.

Тургунову к задержанным так и не пускают, но берут у нее список их фамилий. Через некоторое время ей говорят, что ее подзащитных в ДП, вопреки словам их коллеги в управлении полиции Медеуского района, нет. Она продолжает стоять на своем. Ее отсылают к руководству.

Она ходит от одного входа ДП в другой, куда-то звонит, пока ее, наконец, не пускают в здание. Там она находится минут сорок.

Выходя из здания ДП, Тургунова говорит, что ее подзащитные, несмотря на слова полицейских, ранее утверждавших, что задержанных здесь нет, сейчас находятся на втором этаже. С ними, говорит она, проводят профилактическую беседу и обещают отпустить в скором времени.

Фото Данияра Молдабекова

Из ДП выходит Марат Турымбетов. Он говорит, что его задержали утром, около дома. В ДП его расспрашивали по поводу ДВК, которой в 2018 году суд в столице придал статус «экстремистской организации», а полиция теперь после каждой протестной акции допрашивает заддержанных по поводу их принадлежности к этому движению. Турымбетов сообщил, что в ДП, помимо него, держат активистов Мурата Айтбаева и Ирину Ким.

Молодые соратники участников OQ, тем временем, становятся под окна ДП и кричат хором: «Выпускай!» и «Бостандык!».

Вновь из ДП выходит Тургунова. Она говорит, что здесь также находятся активисты OQ Айгуль Нурбулатова, Асем Жапишева и Жанель Шаханова с супругом Олжасом Шахановым. Сказав это, Тургунова возвращается в ДП.

Параллельно с этим меня отмечают в Facebook активисты «Коше партия», чьи представители часто пикетируют на тему освобождения политзаключенных. Под постами видно, что к людям приходят сотрудники силовых структур в гражданской одежде.

Активисты OQ вновь начинают пикетировать, выкрикивая имена товарищей: Дильда, Айдана, Олжас, Бауыржан.

Активисты OQ вновь начинают пикетировать, выкрикивая имена товарищей: Дильда, Айдана, Олжас, Бауыржан. Выходит мужчина с громкоговорителем. Говорит, что они проводят несанкционированное мероприятие. Они игнорируют мужчину, начиная кричать громче: «Оян, РУВД!», «Выпускай!». Мужчина с громкоговорителем уходит.

Появляется правозащитница Маржан Аспандиярова. Она говорит, что в данный момент Тургунова оказывает помощь восьмерым задержанным. «Это Абельсеитова Айзат, Кыпшакбаев Рустам, Ескарина Айдана, Есмагамбетова Азиза, Оспанова Галина, Динмухамет Бекжан, Шарипов Дархан и Пухматова Ирина», - перечислила Аспандиярова. Она сказала, что их опрашивают в качестве свидетелей.

Перед 1 марта

Различные политические активистские группы так или иначе отреагировали на смерть Агадила в тот же день. В столице несколько десятков человек пошли на здание МВД, где требовали в том числе отставки министра внутренних дел, а в Алматы активисты собрались рядом с офисом департамента полиции города, требуя освободить политзаключенных и административно арестованных на митинге 22 февраля. Они были обеспокоенны, что с людьми, оказавшимися за решеткой, может случиться то же, что и с Агадилом.

В следующие дни походы к государственным учреждениям, сопровождаемые антиправительственными лозунгами, продолжились. В Алматы, помимо небольшого митинга у департамента полиции, активисты два дня подряд осаждали городскую прокуратуру, вновь требуя освободить арестованных за мирные политические акции. В день похорон Агадила, помимо прокуратуры, они прошли и к зданию акимата.

В тот же день, после похорон Агадила, из поселка Талапкер на столицу, выкрикивая «Шал кет», двинулось около тысячи человек. В итоге, по разным данным, полиция задержала несколько десятков человек.

О задержаниях активистов в соцсетях писали и накануне митинга 1 марта.

Также, по сообщениям в соцсетях и информации Радио Азаттык, десятки человек, вышедших на антиправительственные митинги, были задержаны в Шымкенте, Атырау, Актобе, Петропавловске и Уральске.

Рекомендовано для вас