Данияр Молдабеков, Ольга Логинова, иллюстрации Айгуль Нурбулатовой

Городок-призрак

История о палаточном лагере для бездомных в Алматы

Городок-призрак

16 апреля аким Алматы Бакытжан Сагинтаев заявил об открытии палаточного лагеря для бездомных. С тех пор несколько общественных фондов, помогающих социально уязвимым группам, пытались определить туда нуждающихся в крыше над головой. Но им ни разу этого не удалось. Сам городок для бездомных очень сложно отыскать, а то, что происходит внутри него и вовсе остается тайной, поскольку на его территорию журналистов не пускают. Vласть рассказывает историю палаточного лагеря.

Неделю назад житель Алматы Даурен встретил молодого бездомного, который попросил у него помощи. Молодой человек рассказал, что он и еще шестеро его знакомых сбежали из палаточного городка для бездомных, который власти после введения режима ЧП разбили среди складов в промышленном районе города, в переулке Казыбаева, 18.

«Они нашли брешь и сбежали, – вспоминает Даурен разговор с бродягой. – Когда его дважды пытались вернуть, он вырвался. Сказал, что больше туда попадать не хочет».

Свой разговор с бездомным Даурен записал на видео. Молодой человек, назвавшийся Русланом, рассказывает о насилии в лагере.

«На Рыскулова-Розовой (примерный адрес палаточного городка - V) конкретно такое происходит: там людей убивают, там их голодом морят. Вот честно. И СОБР, он не жалеет людей, он просто избивает. До смерти. Если из палатки вышел — бьет. Воды попросить хотел — бьет. И убили троих человек. Конкретно дубинками забили. Кулаками не бьют, дубинами избивают. Мы убежали семь человек», – утверждает Руслан на видео. Департамент полиции в течение нескольких дней не отвечал на звонки Vласти и пока не ответил на письменный запрос о ситуации в лагере и возможном насилии там.

Волонтер общественного фонда «Реванш» Наталья, посмотрев видео с Русланом, обратилась к знакомому, который хорошо знает мир алматинских бездомных. Он тоже рассказал ей об убийстве в палаточном лагере. «В конце года я работала по бомжам на вокзале, водила их на флюорографию. И всех бомжей знаю в лицо. Можно сказать, по именам их знаю. Сегодня один из них мне позвонил. Я у него спросила про происшествие в палаточном лагере, я видела видео (c информацией об убийстве – V). И спросила у него: ты слышал что-нибудь про палаточный лагерь? Он сказал: да, есть лагерь, он находится на Рыскулова-Розовой. Он говорит, что там находится 180 человек. Я говорю: ты слышал, что там убивают? Он сказал: да, там убили моего друга, его зовут Маратенок. Его, говорит, СОБРовцы дубинками избили. Он, говорит, два дня пролежал и на второй день умер», – сказала Наталья Vласти. Ее собеседник, в свою очередь, отказался давать интервью из соображений безопасности.

Ответившая на звонки Vласти заместитель руководителя управления социального благосостояния Алматы Ляззат Джетыбаева в ответ на просьбу о посещении палаточного городка для того, чтобы узнать об условиях в нем, пообещала скинуть на WhatsApp номер человека, который координирует эту работу.

Ровно через шесть минут перезвонила исполняющая обязанности заместителя директора государственного центра адаптации для лиц, не имеющих определенного места жительства Алия Битманова. Она заметила, что центр не имеет отношения к палаточному лагерю, но в то же время сказала, что их привлекли «как ответственных, потому что мы же имеем опыт работы с таким контингентом».

– Кто-то из ваших работает там сейчас?

– Конечно. У нас медсестры, фельдшеры, наркологи привлекались – потому что 90% [бездомных] в алкогольном опьянении – даже 100%.

– Там ваши сотрудники только?

– Там еще полиция, здравоохранение, слаженно, вместе. По адаптации, госорганы, каждый ответственный за свое. Пожарная часть, МЧС участвуют, МВД.

– Есть кто-нибудь, кто мог бы нам экскурсию провести?

– Нет. Эти все вопросы теперь в акимат.

– Я только что туда звонил...

– А, нет. Мы не имеем права. Только через акимат, если они дадут добро, они вам все покажут.

– Я понимаю, я просто к ним и обращался. Они опять ваш номер дали, как видите. Это вам Ляззат Нуржигитовна (Джетыбаева, замруководителя управления социального благосостояния — V) сказала?

– Да-да, Ляззат Нуржигитовна. По своей части я что могу рассказать?

– Слухи были, что там с бездомными жёстко обращаются. Это правда?

– Конечно, нет (не было насилия – V). Вы что? Вы поймите, их всех привозили, конечно, в ужасном состоянии. Мы первую помощь… Еще медцентр – они организовали, всем стопроцентно провели обследование. Всем провели анализы на коронавирус. Это в медцентре прям.

– Это у кого – в смысле, у бездомных, которые должны попасть в палаточный городок?

– Конечно. Всех, кого привозили. Привозили, вы сами понимаете, вот бомж, который годами живет на улице. Вообще годами. Запитые-запитые. Если сравнить (с теми – V), которые живут в нашем центре... Вы представляете, видите на улице, в каком состоянии они живут, которые пьют месяцами. В ужасном состоянии. Это были действительно бомжи, не так, чтобы… А настоящие бомжи. Без регистрации, вообще без места жительства. Например, в наш центр такая категория людей неохотно идут на ресоциализацию, они не представляют уже жизни такой. Даже если они приходят в наш центр – неделя-две, потом они от нас уходят. Это очень тяжело – с ними работать. Это очень тяжело психологически. Приходили в ужасном состоянии, там были и наркологи, и многих выводили из этого состояния, просто очень рискованно. Человек, который пьет уже долгое время – представляете, на следующий день вообще ни грамма. Какое с ними может быть жестокое обращение? На них дунь, они падали. Они еле на ногах стоят. Там и женщины были, в основном мужчины. 80% мужчин у нас. И тяжело смотреть, когда женщина – вроде, и молодые, они, когда говорили свои даты рождения, они выглядели на 50—60 лет, хотя на самом деле 30, максимум 40. Вот этому еще удивляешься, что очень много молодежи.

– А их туда свозят принудительно?

– Нет. Ну, как принудительно – вот он лежит, на улице валяется, потом собирали жалобы от людей, сами жители участковым говорили – вот у нас тут спят. Потом полиция знает, где – все вот эти злачные места они знают. Кажется, в полиции каждый знает своего бомжа.

«Забрали с улицы, бросили в автозак»

Рядом с улицей Козыбаева в Жетысуском районе Алматы много складов и частных домов. Где-то здесь должен быть палаточный городок для бездомных. Работники складов, магазинчиков и СТО поблизости ничего о нем не слышали. Помогает только местная жительница - женщина рассказывает, что видела, как полицейские бросили двоих человек в автозак, уже полный народу. «Двух алкашей забрали с улицы, и бросили в автозак. Скорая еще была. Вон туда их повезли», - говорит она, указывая дорогу к палаточному городку.

О его открытии 16 апреля в ходе онлайн пресс-конференции сообщил аким Алматы Бакытжан Сагинтаев. Назвав историю о бездомных, которых по сообщениям информагентства КазТАГ вывезли за город, бросив на произвол судьбы, «слухами», он рассказал о палаточном городке. Сагинтаев заявил, что городок для бездомных может вместить 300 человек, и в нем созданы нормальные условия. «Поставили койки, предоставили одежду, белье, питание. Территорию очистили, вокруг поставили освещение, по периметру поставили посты наблюдения, чтобы они никуда не ходили или их не побили. Среди них смотрим, может быть, кого-то в дома престарелых пристроим или приюты», – утверждал аким.

Охранник, подтвердив, что здесь действительно находится лагерь для бездомных, на территорию палаточного городка не пускает. Видны только желтая лента департамента полиции, преграждающая путь к железному забору, на котором висит плакат с надписями «Covid-19» и «Внимание! Зона риска!».

Фото Данияра Молдабекова

В департаменте контроля качества и безопасности товаров и услуг города Алматы уточнили, что этот плакат говорит о том, что на территории находятся контактные. На остальные вопросы в департаменте согласились ответить только письменно. К моменту публикации ответ на письменный запрос не поступил.

«Такая тайна вокруг этого городка»

17 апреля к дверям фонда «Реванш» пришла сексработница с ножевым ранением. Волонтеры попытались устроить ее в какой-либо кризисный центр, но это не удалось сделать. Тогда сотрудница фонда Анна Козлова начала звонить чиновникам. «Позвонила Нуржамал Орынбековне в департамент счастья. Раньше она была в управлении благосостояния. Она курирует НПО и приемники для бездомных. Она дала номер Алии Саматовны (Битмановой - V), и.о. замдиректора центра социальной адаптации. Это две недели назад было. Она сказала: мы в понедельник открываемся, наберите, мы девушку возьмем. В итоге мы девушку отправили в больницу, ее туда положили. Дала номер коллегам из других НПО. Пишут, что не могут дозвониться. Такая тайна вокруг этого городка!», - говорит Козлова.

Когда она настояла, чтобы ей объяснили, как можно устроить людей в палаточный городок, Битманова, по словам Козловой, сказала, что для этого необходимо вызвать полицию. «Нам тогда все время полицию вызывать?», – недоумевает представитель «Реванша».

Сотрудник другого общественного фонда – «Доверие плюс» – Борис Исаев рассказывает, что заинтересовался палаточным городком для бездомных после того, как к ним в фонд обратилась супружеская пара. Они сказали, что из-за режима ЧП потеряли работу, и им нечем платить за аренду жилья.

Исаев, как и Козлова, позвонил в государственный центр адаптации для лиц, не имеющих определенного места жительства. Там сказали, что следует обратиться позже, а на следующий день, когда Исаев перезвонил, ему ответили, что пусть его фонд возьмет супружескую пару, лишившуюся крова, к себе. «Я пытался объяснить, что у нас нет такой возможности», – сказал Исаев.

Затем он пытался связаться с управлением социального благосостояния Алматы. «У них есть сайт, там мессенджер. Я им написал. Они ответили: очень приятно, спасибо за обращение, спасибо, что вы к нам обратились. И все на этом. Я еще раз написал. Спасибо и вам, но все-таки есть ли контакты (палаточного городка – V? Не могу понять, это что, какая-то секретная информация? Снова пишу. Опять тишина. Это целое управление социального благосостояния города Алматы! Все социальные сферы им подведомственны. Так и не удалось нам выяснить. Время идет, пытаемся еще куда-то людей определить», - говорит он.

Сотрудница другого благотворительного фонда, попросившая не называть ее имени и названия ее организации, с тем же вопросом обратилась в общественную приемную акимата – Open Almaty. У них состоялся такой диалог:

– Здравствуйте, вы позвонили в общественную приемную акимата города Алматы… Open Almaty, здравствуйте, слушаю вас, меня зовут Анара.

– Здравствуйте, девушка, у нас такой вопрос… Ранее в фэйсбуке была опубликована публикация, что в городе Алматы открыли палаточный городок для людей без определенного места жительства…

– Это где такая информация?

– В фэйсбуке. И, вы знаете, мы не можем найти никаких контактов, никаких данных, где это находится…

– У нас, к сожалению, тоже нет таких данных, вообще в первый раз слышу такое.

– Просто мы вчера позвонили заместителю директора центра адаптации, знаете, она говорит, а зачем вам это надо вообще? Вам надо их размещать, вы у себя дома размещайте их. И тоже не дала никакую информацию. И вот как нам быть?

– Просто (неразборчиво) нет этой информации, вам никто не сможет дать ее.

– В смысле, такого палаточного городка вообще не существует?

– Нет. По крайней мере, до нас такая информация не дошла. Не поступила. Первый раз от вас я слышу такое.

Этот разговор состоялся 23 апреля, то есть ровно неделю спустя после заявления акима Алматы Бакытжана Сагинтаева об открытии палаточного лагеря для бездомных.

По прошествии еще двух недель вопросов о городке не становится меньше - сколько на его территории людей, действительно ли им обеспечены там условия проживания, применялось ли на территории городка насилие, есть ли среди находящихся там бездомных зараженные коронавирусом или контактировавшие с зараженными, какова будет судьба городка после завершения карантина в Алматы?

Власти города, заявив об открытии городка, на множество других вопросов отвечать пока не хотят. Все письменные запросы Vласти относительно положения бездомных в созданном для них палаточном лагере, пока остались без ответа.

Рекомендовано для вас