8077
9 ноября 2020
Женя Плахина, Прага, специально для Vласти, фото автора и из архива героев

Одни дома

Как жители Праги переживают вторую волну коронавируса

Одни дома

Еще весной о Чехии говорили как об успешном примере борьбы с пандемией COVID-19. Благодаря жестким ограничениям - обязательному ношению масок в помещениях и на улицах, ограничению свободного передвижения и закрытию границ - стране удалось избежать массового распространения вируса и перегрузки системы здравоохранения. Сегодня число заболевших коронавирусом в Чехии стремительно растет. В начале октября в стране было введено чрезвычайное положение, а уже в 20-х числах правительство объявило новый локдаун.

Уже несколько недель Чехия держит лидерство в Европе по совокупному числу случаев коронавируса на 100 тысяч населения. Ежедневный рост новых случаев колеблется между 7000 и 16000 тысячами в день. Как считают многие, это результат полной отмены ограничений в летние месяцы. За это сегодня расплачиваются все - и правительство, и бизнес, и жители страны.

С 21 октября в Чехии работают только супермаркеты, аптеки, цветочные магазины и магазины электроники. Школы закрыты, работают только детские сады. Рестораны работают на вынос и в режиме онлайн-доставки. Жителям разрешается выходить из дома по рабочим вопросам, для встречи с семьей или врачом, поездки в загородный дом.

С 28 октября ограничены часы работы магазинов до 8 вечера (по воскресеньям они не работают совсем), введен комендантский час с 9 вечера до 5 утра. Исключение - рабочие вопросы, проблемы со здоровьем и выгул собаки не более чем в 500 м от дома. Днем разрешается выход из дома также по рабочим вопросам, для встречи с семьей, совершения покупок, выноса мусора и похода на почту, а также для того, чтобы провести время на природе или в парках.

Все это происходит на фоне политического скандала. Министр здравоохранения Роман Примула, буквально недавно сменивший на посту предшественника Адама Войтеха, был вынужден уйти в отставку. Во время действующего локдауна чешское бульварное издание Blesk запечатлело его выходящим из ресторана без маски, что не без оснований разозлило политических оппонентов и общественность. Новый министр Ян Блатный ужесточать или ослаблять действующие меры пока не торопится.

В этом политическом хаосе и сжимающемся окружающем пространстве жители Чехии, уже пережившие один локдаун, продолжают работать, воспитывать детей и находить точки психологической опоры, чтобы пережить вторую волну COVID-19 взаперти. Мы поговорили с жителями Праги разных профессий о том, как изменилась их жизнь с объявлением второго локдауна.

“У ресторана нет будущего”

Ограничительные меры ударили в первую очередь по тем секторам бизнеса, которые были связаны с, как казалось, неисчерпаемым потоком туристов. Ресторанный бизнес - один из тех, кто пострадал больше всех.

Ай Ваньшунь, основатель и владелец веганского ресторана Mist Temple в центре Праги, еще после первого локдауна остался в ресторане один. Студента из Украины, который работал на полставки и помогал обслуживать клиентов, пришлось уволить, а шеф-повара из Китая отправить обратно домой, сохранив ей зарплату.

"Во время первого локдауна было ощущение, что через несколько недель мы сможем снова открыться - и бизнес медленно вернется к жизни, - рассказывает Ваньшунь. - Но сейчас, когда правительство попросило закрыть ресторанный бизнес во второй раз, мне стало очень грустно. Я чувствую, что у ресторана нет будущего".

Как и во время первой волны коронавируса, ресторан работает в режиме доставки, но поток клиентов сократился. Если в первый локдаун клиенты активно поддерживали ресторан - покупали еду на вынос, чтобы он не закрылся, то во второй локдаун приходит всего несколько человек в день. Причина тому, как считает Ваньшунь, страх.

"Во второй локдаун стало сложнее, я потерял много клиентов. Мои клиенты - они веганы, они богатые, но они боятся, боятся больше, чем в первый локдаун. Они предпочитают готовить дома или заказывать онлайн доставку Wolt или Dame Jidlo, которая совсем не подходит для качественной еды", - рассказал он.

Из-за чрезмерной бюрократии получить обещанную поддержку от правительства иностранцу очень сложно, продать ресторан в существующих условиях и вовсе практически невозможно. Пока Mist Temple продолжает работать.

Ай Ваньшунь, основатель и владелец веганского ресторана Mist Temple

Стресса владельцу ресторана добавляют люди, приходящие в ресторан в поисках работы. За последний месяц в ресторан приходили четверо соискателей.

Они не присылают CV, а просто приходят в ресторан. Некоторые знают 3 или 4 языка - предлагают работать на кухне или обслуживать клиентов, - делится Ваньшунь. - Но у меня нет клиентов, я не могу платить никому. Я не могу платить за аренду, электричество, воду. Мне так грустно - не только из-за моего собственного бизнеса, но и за тех людей, которые потеряли работу.

В сложившейся ситуации Ваньшунь находит поддержку дома - его спасают коты, чай и спорт.

“Ты можешь никогда не увидеть своего босса вживую”

Инара Кязимова, рекрутер с десятилетним стажем - одна из тех, кто в первую волну коронавируса потерял работу. Ее компания-работодатель, состоявшая всего из трех человек, занималась поиском кандидатов на управляющие позиции в крупных компаниях и их релокацией.

"Из-за пандемии коронавируса наши клиенты были вынуждены приостановить проекты. Никто не думал о том, чтобы нанимать, все думали о том, чтобы увольнять людей", - рассказывает Инара.

Это полностью парализовало работу компании, и Инаре пришлось уйти.

Во время первого локдауна Инара вместе с партнером начала работу над старт-ап проектом, связанным туризмом и путешествиями - Season Abroad. Это онлайн-платформа для молодежи, включающая в себя вебсайт о том, как путешествовать, учиться и работать за рубежом, и сообщество в Facebook со 150 000 пользователей. По понятным причинам проект не развивается ожидаемыми темпами и не приносит дохода.

Инара Кязимова

"Я сейчас живу на сбережения. Хорошо, что они есть, в том числе, чтобы поддерживать бизнес, - рассказывает Инара. - Ощущения такие, что прорвемся, но не знаем когда".

Не имея постоянно дохода на данный момент, Инара уже который месяц безуспешно ищет работу и говорит, что готова работать даже за 20 000 крон в месяц (примерно 370 000 тенге, по чешским меркам зарплата ниже среднего), чтобы покрыть базовые расходы и выплачивать ипотеку.

"Очень сложно найти работу, потому что люди не могут даже на интервью пойти. Тебя просто дисквалифицируют, посмотрев на твое CV. Никакого с кандидатами общения нет", - говорит она.

Помимо процесса найма новых сотрудников, пандемия коронавируса серьезно повлияла на этику и культуру бизнеса, выключив из процессов неформальное общение и нетворкинг.

"Культура бизнеса совсем поменялась. Ты можешь устроиться на работу, и никогда не увидеть свое босса вживую - в этом году, я имею ввиду. Ты не поедешь в деловые поездки, не поедешь на тимбилдинг. Но нам все равно так нужен человеческий контакт", - считает она.

Стерлась граница между работой и личной жизнью - чтобы снова восстановить баланс, считает Инара, людям понадобится какое-то время.

"Мы только начали стабилизировать рабочие установки людей - что главное не деньги, а главное - баланс. Сейчас все пошло наперекосяк. Какой баланс, если ты сидишь дома работаешь, а вокруг тебя дети бегают?! Нам надо будет все это пересматривать заново", - резюмирует она.

Справляться со стрессом Инаре помогают прогулки с собакой на свежем воздухе, уборка и изучение иностранных языков.

“Если закроются детские сады, это будет большой проблемой”

У офис-менеджера Кристины Мезерековой трое детей - сын Элиас (7 лет) и две дочки - Инес (5 лет) и Айя (2 года). Ее муж Саадан работает дома еще с марта, так как его работодатель не может обеспечить безопасные рабочие условия в офисе. Их первый опыт жизни в локдауне подготовил семью к новым трудностям.

Кристина Мезерекова с детьми

"У меня уже был такой опыт жизни - как минимум, я знаю, чего ожидать. Я знала, что если дети будут долго сидеть дома, они начнут меня беспокоить. И частично была к этому готова", - говорит Кристина.

Закрытие школ во второй локдаун не сильно повлияло на Кристину. Ее старший сын Элиас - единственный школьник из трех детей - уже частично был на домашнем обучении. В локдауне он учится онлайн три раза в неделю всего по 30 минут в день, остальное время с ним занимается Кристина.

"Что облегчает мне задачу, что ему очень нравится читать - он немного интроверт, ему не нужна постоянная компания других детей. У него есть книги, более того - он начал сам писать книгу. И это дает мне возможность работать", - рассказала Кристина.

Младшие девочки - Инес и Айя - три раза в неделю ходят в детский сад, который во второй локдаун оставили открытым. Открытые детские сады и строгий режим помогают Кристине выкроить время для работы.

"Я очень строга с собой и детьми в плане ежедневной рутины. Я укладываю девочек спать или отдохнуть после обеда. Я работаю, в основном, в это время. Я также строга с самой собой - я планирую день так, чтобы он был на сто процентов предсказуемым", - объяснила Кристина.

Много времени Кристина и дети проводят на свежем воздухе, катаются на велосипеде и занимаются спортом. Для детей важно, считает она, тратить много энергии. Это также позволяет ее мужу Саадану поработать в тишине и приготовить еду на всю семью.

Тем не менее, продление локдауна может принести для семьи новые трудности. В осенние месяцы у Кристины не получится проводить столько времени с детьми на свежем воздухе - будет холодно и начнет рано темнеть. Если правительство решит закрыть еще и детские сады, тогда Кристине и Саадану придется искать новые решения.

Сильную поддержку Кристине во время локдауна оказывают ее соседи - они живут дружным сообществом и помогают друг другу.

“Все ушло в берлогу в ожидании изменений”

София Токар, занимающаяся координацией кинорынка в Институте документального кино, относится к во второму локдауну более осознанно, чем к первому. Несмотря на природу своей работы - тесное общение с людьми, сегодня София, как и большинство, по ее мнению, пытается свести риски к минимуму.

"Большинство более осознанно не ходит в заведения, не встречается с людьми, больше сидит дома и понимает, зачем оно это делает. Я могу делать больше, чем я делаю. Я могу ходить на работу, но я предпочитаю эти риски сводить к нулю", - говорит она.

Ее работа позволяет сейчас это сделать.

"У нас есть серия мероприятий, которые раньше проходили вживую - на фестивалях, в рамках воркшопов в Праге и на территории других стран, где встречались, в основном, продюсеры и режиссеры из стран Восточной и Центральной Европы. Во время фестиваля мы организовывали встречи разных кинопрофессионалов - как продюсеров, так и дистрибьюторов, сэйлс агентов, представителей других кинофестивалей. К сожалению, все мероприятия - как маленькие, так и массовые, пришлось перенести в онлайн формат", - рассказывает София.

Отсутствие человеческого контакта и живого общения, невозможность планировать оффлайн мероприятия, очень сильно повлияло на развитие киноиндустрии.

"Люди меньше снимают, у них нет возможности передвигаться, часто нет желания что-то начинать. Все ушло в берлогу в ожидании изменений", - поясняет София.

Однако тема коронавируса, наоборот, вдохновила некоторых режиссеров. Они всерьез занялись темой пандемии - на чешском фестивале документального кино Йихлава (он проходил онлайн с 27 октября по 8 ноября) показали несколько фильмов, посвященных кризису COVID-19 и локдауну. Но это, как считает София, лишь исключение из правил. Многие большие режиссеры, которые снимают фильмы по несколько лет, отказываются показывать их в этом году.

"Часто режиссеры не хотят иметь премьеру онлайн по двум причинам. Нет настоящей публики, нет настоящей премьеры, нет открытия. Вторая - это защита самого фильма. Есть способы как скачать фильм онлайн. Мы с тобой не умеем этого делать, но есть люди, которые могут это сделать", - рассказывает она.

В свободное от работы время София вяжет - это ее терапия. Она хочет установить вязаные чехлы на железных столбах в районе, в котором живет. Это поможет привнести тепла в улицы, которые пандемия сделала опасными и холодными.