11484
7 декабря 2020
Юна Коростелева, Фото автора

Ювенальное спасение

Почему Казахстану необходимо развивать ювенальную юстицию

Ювенальное спасение

После того, как мажилис в первом чтении одобрил законопроект «О противодействии семейно-бытовому насилию», в Казахстане образовалась группа активистов, выступающих против новых поправок и требующих прекратить развитие ювенальной юстиции. Они запустили петицию, которую подписали несколько тысяч человек, с требованием вынести законопроект на общественные обсуждения. Vласть разбирается, почему развитие ювенальной юстиции и принятие новых законопроектов необходимо стране.

Активисты, выступившие против законопроекта «О противодействии семейно-бытовому насилию» недовольны многими его пунктами: они уверены, что предлагаемые поправки нарушают Конвенцию о правах ребенка, Кодекс о браке (супружестве) и семье и закон «О правах ребенка». «Результатом подобных законопроектов, в случае их принятия, явится разрушение семейных ценностей, противопоставление ребенка его родителям, поощрение всякого рода доносительства на семьи, введение в отношении семьи репрессивной государственной политики», - сказано в петиции.

Выступающие против поправок убеждены, что поправки позволят забирать детей из семьи, без доказательств и судебных разбирательств. Введение в законопроекты терминов «психологическое» и «экономическое» насилие авторами петиции расценивается как принуждение к воспитанию детей без учета родительских убеждений. Подписавшиеся считают, что чтобы избежать насилия, государству необходимо оказывать финансовую поддержку семьям с детьми, особенно во время пандемии.

Авторы петиции потребовали вынести законопроект на публичное обсуждение. С ними согласна уполномоченная по правам ребенка Аружан Саин:

Она отмечает, что нормы, устанавливаемые законопроектами, не предусматривают судебных процедур для установления фактов насилия. Она считает абсурдным возложение на родителей обязанности не оставлять без присмотра своих детей до двенадцатилетнего возраста дома, на улице и в салоне транспортного средства. По ее словам, экономическое положение Казахстана вынуждает обоих родителей работать, чтобы обеспечивать семью, а при дистанционном обучении родители вынуждены работать из дома, чтобы не нарушить закон.

Предложение исключить участие прокурора в делах по усыновлению детей Саин считает преступным, потому что только представитель надзорного органа может обеспечить безусловное соблюдение прав ребенка в судебном процессе. Она также отмечает, что сама узнала об обсуждении поправок только из публикаций в СМИ и социальных сетях, а депутаты не выслали тексты законопроектов ни ей, ни НПО, которые занимаются защитой прав детей.

Основательница фонда против насилия Nemolchi Дина Смаилова уверена, что активисты, выступающие против новых законопроектов, составили петицию на основе первоначальных версий поправок, в которых уже произошли изменения. «Первые версии законов всегда отправляют на чтение в правительство. Там делаются поправки, в этих законах вообще больше половины норм убрали. Рабочая группа тоже вносила поправки, мы долго спорили с правительством и возвращали убранные пункты. Но я уверена, что ювенальная юстиция необходима Казахстану. Любая агрессия ребенка сформирована не на пустом месте. Скорее всего, ребенок испытывает психологическое давление дома, подвергается актам насилия. Ювенальные органы должны контролировать и охранять права ребенка», - рассказывает Смаилова.

Активисты, выступающие против развития ювенальной юстиции в стране, не уточняют в петиции, что в Казахстане еще в 2008 году была принята Концепция развития системы ювенальной юстиции на 2009-2011 годы. Согласно концепции, ювенальная юстиция - это система органов и учреждений, осуществляющих правосудие по делам несовершеннолетних. То есть главная цель ювенальной юстиции - обеспечение защиты прав несовершеннолетних. Однако авторы петиции уверены, что юстиция приведет к облегчению процедуры прекращения опеки над детьми.

Ювенальная юстиция - что это?

Казахстан взял на себя обязательства по основным договорам ООН по правам человека, поэтому в стране проводится работа по приведению национального законодательства в соответствие с международными документами. Обязательства включают в себя создание институтов по защите прав ребенка. В Казахстане это комитет по охране прав ребенка министерства образования и науки, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам ребенка. В 2012 году в крупных городах и областных центрах страны были образованы Специализированные межрайонные суды по делам несовершеннолетних, то есть ювенальные суды. В них рассматриваются дела, где пострадавшие или подозреваемые - дети, не достигшие совершеннолетия. Каждому несовершеннолетнему предоставляется адвокат и психолог за счет государственного бюджета, а допросы могут проходить только в присутствии законного представителя, психолога и адвоката. Приговоры в ювенальных судах зависят от возраста - чем младше несовершеннолетний, тем мягче приговор.

По словам правозащитницы Розы Акылбековой, создание ювенальной юстиции в начале 2000-х было необходимым: «На тот момент в колонии попадали несовершеннолетние за украденный велосипед или украденную курицу и магнитофон - на три и пять лет. Формулировки в решениях судей были абсолютно одинаковые, как для взрослых, так и для несовершеннолетних. На сегодня в Казахстане действуют 19 ювенальных судов, из них по два суда в Алматинской, Восточно-Казахстанской и Карагандинской областях. Создание ювенальных судов, в первую очередь направлено на соблюдение наилучших интересов несовершеннолетних, столкнувшихся со сложными ситуациями, выработку эффективной судебной практики, позволяющей в максимально короткие сроки получить законное и справедливое судебное решение. Если в девяностые было около тысячи осужденных несовершеннолетних по всему Казахстану, на сегодня одна воспитательная колония для мальчиков в Алматы содержит около 37 осужденных».

Однако ювенальная юстиция - это не только суды, а комплекс служб, которые в стране не взаимодействуют друг с другом. Юстиция не развивается системно, потому что к ней не подключаются правоохранительные органы, социальные психологи, педагогические службы и другие работники. Даже в судах не всегда принимают участие профессиональные психологи, представители органов опеки и социальные работники, потому что уровень зарплат не позволяет ожидать от них выполнения своих функций в полной мере.

«Должны работать все институты, независимо от того, государственные они, частные, административные или некоммерческие. Если родители столкнулись с трудностями, не могут создать достойные условия, то государственные органы должны оказать помощь и содействие в возможности реализовать права ребенка на жизнь, выживание и достойное развитие. Сейчас мы вместе с министерством образования и науки, комитетом по охране прав детей, с уполномоченным по правам человека, уполномоченным по правам ребенка на постоянной основе встречаемся с руководителями, сотрудниками и самими детьми онлайн, обсуждая и решая накопившиеся вопросы. Министерство труда и соцзащиты при поддержке ЮНИСЕФ обучило и подготовило тренеров по социальной работе с населением, в том числе, для оказания услуг детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Однако, к сожалению, не обходится без трудностей и печальных ситуаций, как, например, гибель детей на востоке Казахстана. Поэтому права ребенка требуют системной работы на постоянной основе», - рассказывает Акылбекова.

Законопроект «О противодействии семейно-бытовому насилию» - не ювенальная юстиция

Хотя авторы петиции и те, кто ее подписал, уверены, что новые поправки усилят положение ювенальной юстиции в стране, законопроект никак к ней не относится, заявляет Халида Ажигулова, ученая-юрист по правам человека, которая принимала участие в разработке закона. В рамках законопроекта не обсуждались вопросы лишения или ограничения родительских прав, эти вопросы по-прежнему регулируются Кодексом о браке (супружестве) и семье, который был принят еще в 2011 году. Проект закона «О противодействии семейно-бытовому насилию» нацелен на предупреждение и профилактику бытового насилия в семьях, и именно насилие может привести к ситуациям, в которых родителей лишают родительских прав. Поправки наоборот помогут снизить случаи обращения в суды по вопросам ограничения и лишения родительских прав, потому что насилие в семье будет предотвращаться более эффективными способами, уверена Ажигулова.

Фактически закон «О противодействии семейно-бытовому насилию» был принят еще в 2009 году, но под другим названием - закон «О профилактике бытового насилия», однако в нем, по словам эксперта, были выявлены несколько важных пробелов: «Нормы действующего закона ориентированы преимущественно на совершенные факты насилия и их последствия. Предусмотренные в нем меры профилактики, предупреждения повторных насильственных действий на практике не работают. Подтверждением тому являются ставшие резонансными факты поджога заживо отцом своей супруги и детей».

Кроме того, мягкость наказания за бытовое насилие не защищает пострадавших ни от первого, ни от последующих случаев насилия. Если агрессор ломает члену семьи ребра, руку или причиняет сотрясение мозга, но пострадавшее лицо находится в больнице меньше 21 дня - травмы считаются легким вредом здоровью. Тогда к агрессору смогут применить только два вида взыскания - предупреждение или арест до 15 суток, с учетом того, что штрафы за семейно-бытовое насилие отменили в начале 2020 года. Действующий закон также сконцентрирован на принятии мер только органами полиции и судами, другие же государственные структуры никак не участвуют в вопросах помощи и поддержки семей, члены которых пережили насилие.

«Именно для решения этих проблем разработан новый законопроект, в целях усиления мер по предупреждению и профилактике насилия в семейно-бытовой сфере, чтобы нам не приходилось постоянно «тушить пожары насилия» в семье. Важно отметить, что законы принимаются для восполнения конкретных пробелов на практике. Если нет соответствующего закона, то и госорганы не могут действовать в превышение своих полномочий. Более того, на усиление профилактических мер требуются бюджетные средства, но их тоже не выдадут, если нет основания в виде закона», - объясняет Ажигулова.

Некоторые нормы в новый законопроект были перенесены из закона «О профилактике бытового насилия», например, понятия физического, психологического, экономического и сексуального насилия действуют в стране уже 11 лет. Определение «половая свобода», которое авторы петиции трактуют как «растление молодежи», тоже прописано в законе 2009 года. Половой свободой обладают психически здоровые лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста. Правоохранительными органами применяется обратное понятие - «половая неприкосновенность», оно относится к несовершеннолетним лицам, которые пострадали от сексуального насилия.

Халида Ажигулова отмечает, что рабочая группа постоянно пересматривает нормы нового законопроекта, а еще 1 июня этого года при обсуждении понятия «сексуальное насилие», понятие «половая свобода» было исключены из определения.

Помимо принятых еще в 2009 году законов, большинство норм в новом законопроекте были разработаны в течение 2019-2020 годов рабочей группой. Среди новшеств появились следующие важные, по мнению участников рабочей группы, пункты: последовательно описаны все этапы противодействия насилию в семейно-бытовых отношениях; расширен круг субъектов противодействия бытовому насилию, чтобы не только органы полиции, но и другие государственные структуры, включая органы здравоохранения, соцзащиты и образования были более активно вовлечены в вопросы помощи и поддержки семей, члены которой пережили насилие; сформированы законодательные условия для перехода от заявительного принципа в пресечении бытового насилия к выявительному; сформирована целостная система противодействия бытовому насилию, включающей в себя меры общей и индивидуальной профилактики, пресечения бытового насилия; усовершенствованы нормы по вынесению защитного предписания непосредственно сотрудниками органов внутренних дел и другие.

Почему законопроект «О противодействии семейно-бытовому насилию» поможет в борьбе с насилием над детьми?

Ажигулова считает, что новый законопроект особенно важен для детей, потому что ребенок, который подвергался насилию, сам в будущем может стать агрессором: «Многочисленные психологические и криминологические исследования уже давно выявили, что дети, которые совершают буллинг и насилие в школе в отношении других детей, издеваются над животными или лицами с инвалидностью, сами являются пострадавшими от бытового насилия: но так как в своей семье они не могут «дать сдачи» взрослым, то они вымещают свою злость на других более слабых людях. То же самое можно сказать и о педофилах. Многие из них растлевают детей, потому что сами в детстве подверглись сексуальному насилию со стороны членов семьи, и это насилие продолжалось годами, потому что никто не хотел вмешиваться и защитить ребенка».

По статистике руководительницы проекта «Казахстан без насилия в семье» Салтанат Турсынбековой, ежегодно совершается более двух тысяч преступлений против детей. С начала 2020 года произошло более 400 преступлений, связанных с насилием над детьми. За последние пять лет количество умышленного причинения тяжкого вреда здоровью увеличилось в 2 раза, умышленного причинение средней тяжести вреда здоровью почти в 6 раз, количество вынесенных защитных предписаний за 10 лет возросло более чем 12 раз, а особых требований - более чем в 18 раз.

«Только за 8 месяцев этого года в суды подано 38 644 заявлений, можно предположить, что если в среднем в каждой семье по 3 ребенка, то нанесен моральный и психологический вред около 120 тысячам детей. С учетом этих данных, целевые индикаторы по снижению фактов бытового насилия в отношении женщин и детей к концу 2020 года на 20%, отраженные в Концепции по семейной и гендерной политике до 2030 года, могут быть не достигнуты», - рассказывает Турсынбекова.

По ее словам, важная задача законопроекта «О противодействии семейно-бытовому насилию» - это разработка норм, которые станут основой системной профилактики насилия, позволяя перейти от разовых мероприятий к системным, чтобы проблемой занимались не только органы внутренних дел. Важным нововведением стало обеспечение безопасности жертв насилия, в особенности женщин и детей, а также введение реабилитационных программ как для пострадавших, так и для агрессоров.

Турсынбекова также считает важным разработку норм для акиматов городов и областей по вовлечению граждан в систему профилактики насилия разных видов, проведению праворазъяснительных работ с населением и постоянным обновлением информационной кампании с открытым доступом для каждого жителя страны, в том числе и для детей.

Халида Ажигулова уверена, что новый законопроект поможет выработать нулевую терпимость к насилию по отношению к детям: «Некоторые наши сограждане оправдывают насилие в отношении детей своим правом «на воспитание» детей. Также они приводят аргумент, что «так как свои родители их в детстве били, то и они теперь имеют право бить своих детей». Это абсолютно неверное мнение, которое лишено объективной логики. Воспитание через насилие, психическое или физическое, - это проявление жестокости отдельных людей, которые не умеют контролировать свою агрессию, а также факт отсутствия должной заботы родителей о здоровье, развитии своих детей и их благосостоянии. Воспитание через насилие также противоречит Кодексу о браке (супружестве) и семье 2011 года, согласно которому «Супруги обязаны строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о здоровье, развитии своих детей и их благосостоянии. Соответственно, «шлепки» и другие виды физического насилия нельзя применять в качестве воспитания детей, ни в семье, ни в образовательных учреждениях. Это будут контролировать новые поправки».

Фото Жанары Каримовой

Новые законопроекты и ювенальная юстиция не решат проблему насилия по-отдельности

Роза Акылбекова считает, что ни новые законопроекты, ни развитая ювенальная юстиция не смогут решить проблему насилия в отношении детей, если они не будут работать системно. Она уверена, что в стране до сих пор существует необходимость разработки комплексного подхода к решению проблемы.

«Необходимо укрепить комитет по охране прав детей министерства образования и науки. Комитет необходимо вывести из ведомства, наделив его достойным бюджетом и профессиональными ресурсами. Необходимо уже понять, что ребенок - это развивающаяся личность, которая обладает абсолютно всеми правами, которые прописаны у нас в главе 2 Конституции, за исключением двух прав: избирать и быть избранным; и воинская обязанность. Независимый правозащитный институт, а именно уполномоченного по правам ребенка, необходимо привести в соответствие Парижским Принципам и Замечаниям Общего порядка №2 Комитета ООН по правам ребенка. Для этого эксперты нашей Рабочей группы НПО Казахстана «По защите прав детей» разработали концепцию законопроекта «Об уполномоченном по правам ребенка», которая учитывает все принципы создания данного национального института. Конечно для этого необходимы человеческие ресурсы, т.е. представители на местах, принимая во внимание, что Казахстан - огромная страна, а дети составляют одну треть от всего населения».

По мнению правозащитницы, важно также разработать план действий по правам ребенка, где отдельным пунктом рассмотреть стратегию по предотвращению насилия в отношении детей. Должна проводиться работа по совершенствованию законодательства - нужно создать специализированную ювенальную полицию, привлекать ювенальных инспекторов, следователей, прокуроров, также важно создание ювенальных юридических консультаций. Для всего этого необходимы профессиональные курсы повышения квалификации для специалистов, работающих с детьми и для детей.