8166
20 декабря 2020
Назерке Курмангазинова, Алина Жартиева, иллюстрации Айгуль Нурбулатовой

«Таких, как я - миллионы»

В Казахстане нет юридического статуса «мать-одиночка» и рассчитывать на какую-то особую помощь от государства они не могут

«Таких, как я - миллионы»

Арай и двое ее несовершеннолетних детей обитают в маленькой однокомнатной времянке. Женщина изо всех сил пытается обеспечивать семью, хочет получить справку об инвалидности и начать «нормально» жить. С каждым разом ей тяжелее: и морально, и физически. Но Арай всегда помнит: у детей, кроме нее, никого нет.

«Я всегда брала себя в руки и говорила, что мы выживем»

Арай Молдекенова родилась в Усть-Каменогорске. В этом городе она выросла и здесь же встретила будущего отца своего старшего сына. С ним у Арай не сложилось. Женщине рано пришлось выйти на работу, чтобы прокормить ребенка.

«Я узнала, что подхватила от этого человека туберкулез и меня забрали в диспансер. В то время ребенку не было даже года. Мне пришлось полтора года лежать в больнице. Это настолько большой срок, что не допускали ко мне ребенка, я не могла видеть отца с матерью», — рассказывает Арай.

У семьи Арай положение было тяжелое и ей пришлось выживать самой. Родственники не давали покоя родителям, так как старший сын родился вне брака. Они считали, что это «ұят» (стыд). В 2006 году Арай собрала вещи и вместе с сыном переехала в Алматы.

«Подрабатывала везде, где могла. То есть где-то вахтершей, где-то полы помыть или бабушкам помочь. Но официально на работу меня никто не брал», — говорит она.

В 2013 году Арай встретила мужчину и родила еще одного ребенка. «Я не подошла его семье по статусу, мне дали понять, что я бедная», — так, очень коротко, рассказывает она о второй в своей жизни “истории любви”.

Как и в первый раз, Арай закутала в конверт ребенка, села на такси и приехала к себе домой. Первая мысль, которая пришла ей в голову: «Теперь же ребенку нужны памперсы. Надо жить дальше».

В Казахстане нет юридического статуса “мать-одиночка”

Директор неправительственной организации «Центр защиты детей и поддержки семьи» Зульфия Байсакова отмечает, что в Казахстане нет юридического статуса одинокой-матери или одинокого-отца. То есть один из родителей, который самостоятельно воспитывает ребенка не наделен какими-то льготами. «Если только попадает под категорию малообеспеченной семьи, то они могут претендовать на какие-то пособия», — говорит Байсакова.

Согласно действующему законодательству Казахстана, специальных пособий для матерей-одиночек не предусмотрено. Каждой женщине выплачивается ежемесячное государственное пособие по уходу за ребенком в возрасте до одного года. Это касается и женщин, которые в одиночку воспитывают детей.

Матери-одиночки могут обращаться также за адресной социальной помощью (АСП). Однако эта помощь предоставляется только в том случае, если доход семьи составляет менее 50% от минимальной заработной платы — 28 284 тенге.

В Усть-Каменогорске Арай в течение года получала справку о подтверждении инвалидности. Но после переезда в Алматы весь этот процесс был прерван. «Во время карантина я написала пост в Facebook. Потому что не выдержала, так как мне было тяжело. Я хотела восстановить инвалидность. После этого со мной связалась заведующая поликлиники и сказала, что займется этим вопросом», — рассказывает она.

Арай отмечает, что не получала никакой помощи от государства. Она претендовала на АСП, но не смогла его получить, потому что от нее требовали справку с места работы.

«Так как я нигде официально не работаю, иногда дворы мету, иногда подрабатываю посудомойщицей, то работодатели не дадут мне эту справку. Потому что я не каждый раз у них бываю и они сами официально не хотят брать меня на работу», — поясняет женщина.

В декабре Арай снова просит о помощи - необходимо собрать деньги на оплату жилья в январе и феврале. С работой у нее все так же тяжело - сейчас она с утра и до вечера торгует на рынке.

Основательница «Центра поддержки Матерей» Жумагуль Тажибекова добавляет, что ощутимой помощи от государства для матерей-одиночек нет. Для всех нуждающихся предусмотрены временные услуги социальной поддержки АСП, жилищная помощь, возможность встать в очередь на льготное жилье.

«Матери-одиночки могут встать в очередь по получению льготного жилья по категории “неполные семьи”, но сейчас в очередь на жилье по городу Алматы зарегистрировано более 16 тысяч семей. Не все могут претендовать, должно быть наличие прописки 3 года и отсутствие жилья 5 лет», — говорит Тажибекова.

«В семье всегда были побои»

Эльмире Огобаевой 42 года. Все время, пока она была в браке, её избивал муж. Однажды она не выдержала и вместе с детьми сбежала в центр «Асар», где поддерживают матерей-одиночек, которые оказались в трудной жизненной ситуации.

«В этом центре мне помогли восстановиться. Тут нас было 6 матерей-одиночек. Мы со спокойной душой ходили на работу, участвовали на разных тренингах и даже посещали психолога», — вспоминает Эльмира.

Во время пребывания в центре женщина смогла оплатить долги и начала уделять время своим детям. «Там у меня было много свободного времени, чтобы общаться с детьми. Я очень рада, что попала именно в этот центр», — говорит она.

По словам координатора проекта «Асар» Бану Шалбаевой, в центре не только поддерживают женщин, но и предоставляют бесплатное проживание и продуктовую корзину, которая рассчитана на семью. «Мы полностью прорабатываем до того момента, когда женщина будет готова жить самостоятельно. Также после выпуска полгода мониторим», — объясняет она.

«Хочу, чтобы мои дети жили лучше меня»

Захида Набиева одна воспитывает пятерых детей. Сейчас беременна шестым ребенком. Все пятеро детей учатся в школе. Захида работает санитаркой в многопрофильной больнице Талдыкоргана. Пока она на работе, за детьми присматривает её мама.

«Я вышла замуж в 18 лет. Муж каждый день напивался и не думал о будущем. Мы переезжали из квартиры в квартиру, и нам пришлось нелегко. И это стало причиной развода. Сейчас отец детей не платит алименты. У него есть другая семья», — рассказывает Захида.

После развода с мужем она получила дом в ипотеку по программе «Бақытты отбасы» (“Счастливая семья”, госпрограмма, которая позволяет получить ипотеку под 2% при минимальном первоначальном взносе - V) и оплачивает ежемесячно 25 тысяч тенге. Изначально она могла получить 3-х комнатную квартиру в многоэтажке, но так как она одна воспитывает детей, ее беспокоило то, что в многоэтажных домах небезопасно. Поэтому ей пришлось купить частный дом. Страхов прибавилось - Захида боится, что останется без угля на зиму.

«Сейчас покупаю уголь по мешочкам. Не знаю что будет, когда выйду в декретный отпуск. Я останусь без дохода, кроме пособия детей. Нынешней зарплаты хватает только на еду. Всё готовлю дома, чтобы сэкономить деньги. Но 50-килограммового мешка муки не хватает на месяц», — объясняет женщина.

По словам Захиды, ей отказали в выплате адресной социальной помощи. Сейчас женщина получает пособие для многодетных матерей - 53 127 тысяч тенге.

«Я очень беспокоюсь за будущее моих детей. Дома на всех только два телефона. Не могу отдать их на дополнительные занятия, так как за это нужно платить ежемесячно. Я хочу, чтобы мои дети жили лучше меня», — говорит Захида.

«Нужно менять всю социальную политику Казахстана»

Правозащитница Зульфия Байсакова отмечает, что Казахстану нужно менять всю социальную политику, начиная от простых механизмов поддержки семьи. «Ребенок должен быть тем объектом, на которого направлена вся политика. То есть любой ребенок в Казахстане должен получить бесплатное среднее образование, медицинское обслуживание и быть трудоустроенным. Вот эти обязательства государство должно выполнить, независимо от статуса родителей», —говорит она.

Байсакова при этом против льгот: «Вот когда появляются льготы, то находятся механизмы и люди пользуются этим, стараются как-то попасть под ту категорию, которая нуждается в помощи. Возникает социальная несправедливость. Мы должны помогать всем детям Казахстана, независимо от других индикаторов».

Эксперт уверена, что пока страна не научит всех работать и применять знания, она никогда не сможет создать ту экономическую независимость женщин, которая позволила бы выйти им на уровень самостоятельного проживания. «На сегодняшний день мы наблюдаем, что многие женщины, находясь в браке, экономически зависимы от своих мужей. Они не могут даже купить то, что им нравится», — отмечает Байсакова.

В Казахстане уже много лет не обновлялась статистика по одиноким матерям и отцам. Последние данные озвучивались пять лет назад: в стране было более 400 тысяч матерей-одиночек и 60 тысяч отцов, в одиночку воспитывающих детей. Сохраняющаяся высокая динамика разводов (в Казахстане распадается каждый третий брак) позволяет предположить: сейчас одиноких родителей еще больше.

Однако никаких социальных гарантий государство им так и не предоставило, как и ощутимой помощи. Арай, Эльмире, Захиде и тысячам других женщин остается рассчитывать только на себя.

При поддержке Медиасети