12412
20 апреля 2021
Светлана Ромашкина, Vласть

COVID-19 в Казахстане: в группе риска пожилые мужчины с хроническими заболеваниями

В журнале The Lancet Regional Health Europe вышло исследование казахстанских ученых

COVID-19 в Казахстане: в группе риска пожилые мужчины с хроническими заболеваниями

В известном научном журнале The Lancet Regional Health Europe 16 апреля опубликовано научное исследование международной группы ученых, инициированное казахстанскими учеными из Медицинского университета Семей. Они рассказали о том, как почти год назад инфекция COVID-19 проникла в Казахстан — несмотря на близость республики к Китаю, вирус пришел совсем с другой стороны, как болезнь протекала у казахстанцев, и кто оказался в зоне риска. Исследование это называется «Эпидемиологические, клинические и вирусологические характеристики пациентов с COVID-19 в Казахстане: Общенациональное ретроспективное когортное исследование».

Ученые изучили, как протекала болезнь у 1960 пациентов, заболевших в апреле и мае прошлого года. Тяжесть и смертность от COVID-19 в Казахстане были связаны с пожилым возрастом, сопутствующими заболеваниями, повышенным количеством лейкоцитов и мужским полом.

Это первый анализ подобного масштаба, не только для Казахстана, но и для других стран Центральной Азии. Авторы надеются, что описание клинических и эпидемиологических коррелятов COVID-19 с использованием историй болезни пациентов и секвенирования вирусного генома могут помочь в стратегическом планировании мер по борьбе с Ковид-19 как в Казахстане, так и в соседних странах.

Мы поговорили с доктором медицинских наук, профессором, председателем правления, ректором НАО (некоммерческого акционерного общества) «Медицинский университет Семей» Ерсином Жунусовым о том, как проводилось исследование, как шла работа с журналом и какие исследования будут следовать за этой публикацией.

Светлана Ромашкина: В вашем исследовании есть несколько аспектов, хотелось бы начать с эпидемиологической ситуации, то есть, как вирус распространялся в Казахстане. Я видела ваши таблицы диаграммы о том, что основной путь был из Европы и с помощью самолетов.

Ерсин Жунусов: Казахстан один из первых правильно принял на государственном уровне решение: если помните, 29 декабря 2019 года Китай озвучил ВОЗ, что имеется неизвестная инфекция. И числа 5 января в казахстанских аэропортах начали настораживаться, ставить блокпосты. Несмотря на то, что мы находились на передовой, на границе с Китаем, нам удалось сдержать первый завоз из Китая, вирус пришел к нам из ближнего и дальнего зарубежья: поток международных отношений остановить было бы невозможно.

Весна 2020 года, фотография Данияра Мусирова

Светлана Ромашкина: В исследовании вы пишите, что данные вирусного генома различались с уханьским.

Ерсин Жунусов: Совершенно верно, хотя SARS-CoV-2 и мутирует сравнительно медленно, результаты наших геномных анализов показали, что штаммы, которые циркулировали на ранних этапах пандемии, уже отличались от первоначального уханьского вируса. Это говорит о том, что в Казахстане штаммы вируса взяли свое начало из различных регионов мира.

Светлана Ромашкина: У вас в исследовании написано, что в Казахстане больше шансов умереть от COVID-19 у пожилого мужчины, у которого хронические заболевания, хотелось бы подробнее об этом.

Ерсин Жунусов: В зоне риска находятся люди, у которых есть сопутствующие заболевания в стадии декомпенсации (когда проявления болезни имеют максимально негативные картины). Поэтому здесь важно первичное медико-санитарное звено: поликлиники, семейная врачебная амбулатория. Мы своим коллегам советуем держать эту группу пациентов на контроле. И еще один немаловажный момент: если пожилые люди ведут более активный, подвижный образ жизни, то они менее подвержены тяжелым течениям вирусной инфекции, в том числе и со смертельным исходом. Смертность была высока у тех, у кого малоподвижный образ жизни, хронические заболевания сердечно-сосудистой системы, проблемы со свертываемостью крови.

Светлана Ромашкина: А генетические аспекты были обнаружены?

Ерсин Жунусов: Мы только исследовали генетику вирусов, но не пациентов.

Светлана Ромашкина: В первые месяцы пандемии протокол лечения постоянно менялся, вводили разные препараты, было много споров среди медиков. Вы изучали, как проходило тогда лечение в Казахстане?

Ерсин Жунусов: Да, мы это изучали одними из первых в Казахстане. Мы весной начали выпускать методические рекомендации и практические пособия. Если помните в прошлом году, как раз в апреле, СМИ шумели о том, что в Семее изобрели способ лечения вирусной инфекции. Наши ученые, клиницисты, одними из первых начали делиться на русском, казахском и на английских языках, выпустили 11 методических рекомендаций, два учебных пособия и подали три патента на способ лечения. Но в то время некоторые скептически к этому отнеслись: мол, что можно изобрести в Семее? Наши предложения и мнения о том, что в лечении играют роль гормональные препараты, нестероидные и иммуномодулирующие препараты, оправдались. В мае-июне Англия озвучила, что надо применять дексаметазон, а мы это говорили в апреле. Мы предлагали применять препарат сурфактант, сейчас мы уже на десятке больных видим, что имеется эффект от этого препарата. Но пока его в клинических и ВОЗовских протоколах нет, однако Израиль и другие страны стали обращать внимание на эффективность сурфактанта.

Я хочу отметить, что во время, когда пандемия угрожает всему миру, географическое расположение научных центров университетов не играет роли.

Играет роль потенциал ученых и правильная организация подходов в исследовании проблем. У нас, в странах СНГ, к сожалению, считается, что какие-то супер технологии должны предлагаться или разрабатываться в столицах или мегаполисах. Вы посмотрите на американские или европейские научные центры, где находится Оксфорд или Стэнфорд?

Светлана Ромашкина: Что, по вашему мнению, больше всего влияет на эпидемию сейчас у нас в стране?

Ерсин Жунусов: Мы призываем население слушать нас: ученых, вирусологов, эпидемиологов, инфекционистов. Если мы будем придерживаться одной стратегии, то у нас будет больше шансов выйти из этой ситуации. Сейчас все надежды связаны с вакцинацией. При этом мы понимаем, что вирус становится постоянным. Он, так же как и другие коронавирусные инфекции, будет существовать, все зависит оттого, сможем ли мы создать коллективный иммунитет.

Светлана Ромашкина: Сколько ученых участвовало в этом исследовании?

Ерсин Жунисов: Восемь основных соавторов и две исследовательских группы: группа по проведению Эпидемиологического анализа (включающая представителей практически с каждой кафедры Университета Семей) и группа по проведению геномных анализов (включающая представителей нескольких организаций). Трое из основного ряда соавторов были с Университета Семей: профессор Раифа Иванова, профессор Майя Горемыкина с кафедры ревматологии неинфекционных болезней, и я.

Светлана Ромашкина: Насколько сложно было сделать эту публикацию в The Lancet Regional Health Europe? Сколько времени у вас ушло?

Ерсин Жунусов: Дело в том, что любая публикация должна основываться на научном исследовании. Насколько серьезно оно проведено, настолько будет и заинтересованность научного круга и издателя. Поэтому прежде, чем говорить престижности публикаций, нам бы хотелось бы акцентировать внимание на том, как было проведено исследование. Мы, Медицинский университет Семей, инициировали коллаборацию и проведение этой исследовательской работы совместно с учеными Назарбаев университета, Национального центра биотехнологии, исследовательского центра Карагандинского медицинского университета и нашими канадскими коллегами.

Сама идея возникла так: в прошлом году в университете по моей инициативе провели собрание ученых, на котором я предложил коллегам начинать исследования COVID-19 в Казахстане. Далее мы обратились в Министерство здравоохранения, чтобы нам для аналитики предоставили все случаи коронавирусной инфекции. Министерство согласилось, мы деперсонализировали данные и изучали клинические и эпидемиологические особенности болезни. Это было важно, потому что вирус новый, пандемия начиналась по всему миру, и тогда, в марте-апреле ни у кого не было представлений о новой болезни. Ученые нашего университета обработали материал по когорте казахстанских пациентов COVID-19 в начале пандемии.

Наша международная исследовательская группа была построена на уникальной коллаборации ученых и клиницистов, имеющих широкий спектр опыта проведения исследований подобного масштаба. Так, наши коллеги из Назарбаев Университета и Медицинского Университета г. Караганда провели большую работу по статистической обработке данных, наши коллеги из Национального Центра Биотехнологий провели геномные анализы вирусов, а наши канадские коллеги поделились с нами опытом комплексного анализа данных. За кропотливой работой соавторов последовала не менее кропотливая работа с редакторами и рецензентами журнала. Наши результаты и манускрипт были тщательно исследованы комиссией из четырех рецензентов. Это заняло около четырех месяцев, в течение которых провелась значительная работа по проверке данных и интерпретации результатов.

Светлана Ромашкина: Скажите, что значит эта публикация для нашей эпидемиологии, к чему она приведет в дальнейшем?

Ерсин Жунусов: Мы считаем, что это исследование является первым подобного масштаба, не только в Казахстане, но и в СНГ. Поэтому подробное описание клинических характеристик COVID-19 с использованием историй болезни пациентов и секвенирования вирусного генома должны помочь в стратегическом планировании мер по борьбе с инфекцией как у нас, так и в странах ближнего и дальнего зарубежья.

Светлана Ромашкина: Что вы дальше будете изучать?

Ерсин Жунусов: Постковидные последствия и изучение влияния вакцины. Есть и другие вопросы, например, мы уже знаем, что при вакцинации возрастное ограничение не играет роли, но каким образом вакцина может повлиять на пациентов с различными заболеваниями?